"Последний ветер Дикого Запада", театр ТРУ
Фото: Архив "ДП"

Они существуют. Итоги "невидимого" театрального сезона

Необыкновенные итоги театрального сезона 2017/18 подвела премия "Золотой софит", объявив номинантов, которые борются сами с собой. К примеру, два спектакля Яны Туминой соперничают в номинации "Лучшая работа режиссера" рубрики "Негосударственные театры", два артиста из одного спектакля ("Беглец" Заббарова в Театре им. Ленсовета) борются за "Лучшую мужскую роль", а две артистки БДТ из "Трех толстяков" Могучего — за "Лучшую женскую роль второго плана". Сериал "Три толстяка" вообще присутствует почти в каждой номинации — положим, заслуженно. Кого в номинантах "Софита" совсем нет — так это не просто негосударственных, а нерепертуарных театров.

Декоративно–прикладное искусство. "Царская невеста" в Мариинском театре

Декоративно–прикладное искусство. "Царская невеста" в Мариинском театре

646
Ольга Комок, журналист

А они — есть. Под шапками фестивалей вроде благословенных "Прорыва" и "Точки доступа" или малозаметного пока фестиваля–цикла Театрального музея "Здесь и сейчас", но прежде всего — сами по себе. Под крышами чужих театров, в заведениях, вовсе неприспособленных, с разовыми премьерами–акциями и — в особенности — с долгоиграющими, практически репертуарными постановками. Среди театральных анархистов герой не тот, кто выпустил премьеру, а кто показал десятый спектакль. Тот, кого не останавливают перемены дислокации, трудности с планированием, отсутствие сцены, декораций и рекламы. Ну а герои, служащие высокому делу театрального прогресса, и вовсе достойны осанны. Перечислить их всех поименно едва ли удастся, статьи не хватит. Это и есть самый вдохновляющий итог театрального сезона 2017/18.

Итак, за отчетный период патриархи петербургского театрального анархизма — АХЕ — качественно и плодотворно обжились в пространстве "Порох" на Заводе слоистых пластиков. Впрочем, это не мешает им делать вылазки в центр — кстати, в самом ближайшем будущем, 28 июля, они будут художественно строить "Колесоход" в рамках многочасового перформанса Петра Айду "Симфония труда": аналоговый индастриал под боком у Русского музея, в Михайловском саду, требует нашего с вами настоятельного внимания.

"Слово и дело", Театро Ди Капуа
"Слово и дело", Театро Ди Капуа
Фото: Архив "ДП"

Театро Ди Капуа, прокатывавший в "Эрарте" свои хиты и даже устраивавший там целые фестивали, распрощался с технологичной площадкой из–за ее полного закрытия. Золотомасочная "Жизнь за царя" и мюзикл по доносам XVII века "Слово и дело" снова отправляются в лофты, мастерские и подвалы, например в Петрикирхе. Где будут новые проекты и когда — вопрос открытый, следовательно, тревожный.

Театр ТРУ (петербургский, не путать с одноименным, недавно народившимся московским коллективом) окончательно воспрял духом и усердно разрабатывает так называемый минимал–хардкор, в переводе — спектакли–песни, в которых на языке ядовитого постмодерна говорится об истинных чудесах и "русской пустоте". Ловить их надо на Малой сцене БДТ, в Театральном музее (куда переехала из Центра Курехина брутальная песнь о чуде "Молодость жива") и даже в торговых центрах. Борис Павлович и его интеграционные постановки–посиделки для детей и взрослых, обычных и с РАС, обосновались в "Квартире" на Мойке, 40, так прочно, что оттуда уже не выезжают. И это, конечно, хорошая новость. Не раз премированный Этюд–театр, напротив, на "Площадке 51" чувствует себя неуютно, но попытки съехать в "Громов" и тому подобные пространства удаются ему не вполне, и эта новость — не очень.

"Художник извне и изнутри", "Театр post"
"Художник извне и изнутри", "Театр post"
Фото: Архив "ДП"

"Театр post" Дмитрия Волкострелова захватил и клубы, и ТЮЗ, и Александринский театр. Надо лишь надеяться, что их антитеатральные "Диджей Павел" и эзотерически–искусствоведческий трактат "Художник извне и изнутри" останутся, где были — в студии на Гражданской и лофте Дома–музея Шаляпина. "Pop–up–театр" Семена Александровского и вовсе не требует места — главное, чтобы хватало наушников для аудиопостановок о Буковском, Довлатове и Петербурге как Париже.

Шустрая молодежь привыкает следить за перемещениями Городского театра с их хитом "Вахтангов и Чехов", Плохого театра Дмитрия Крестьянкина (чья подростковая исповедальная зарисовка "Мартышка" вызывает бурные споры после каждого показа), а также Невидимого театра Семена Серзина. Премьера этой новейшей компании с красноречивым названием — спектакль "Как хорошо мы плохо жили" о потерянном поколении 1990–х — состоялась во дворе на Фурштатской 7 мая. А уже 21 августа повтор. И это отличная новость.

Ольга Комок Все статьи автора
29 июля 2018, 10:09 460
Новости партнеров
Реклама