Андрей Архангельский Все статьи автора
21 июля 2018, 11:06 607

Не ужас. Рецензия на русский хоррор "Русалка. Озеро мертвых"

Кадры из х/ф Святослава Подгаевского "Русалка. Озеро мертвых".
Кадры из х/ф Святослава Подгаевского "Русалка. Озеро мертвых".
Фото: kinopoisk.ru

У хоррора есть свои законы, главный из которых — зритель должен пугаться. Например, скрипящая дверь или шорох чьих–то черных крыл здесь обязательно должны быть, без них — никак. Но ужас охватывает зрителя не на пустом месте, а именно  на контрасте с нормальной жизнью, которая "ничего не предвещает".

Во зле. Рецензия на фильм "Эскобар"

Во зле. Рецензия на фильм "Эскобар"

649
Андрей Архангельский

Талант режиссера в том, чтобы от нормы к ужасу  подвести зрителя как можно более незаметно и тонко — именно чтобы никто не заметил этой границы. Наши режиссеры уже научились исправно и качественно скрипеть дверью и шуршать крыльями, но вот создавать норму, нормальную жизнь, предшествующую ужасу, пока не умеют. Скорее всего, им просто не позволяет это сделать бюджет фильма, львиная доля которого уходит на спецэффекты.

Идеей для создания этого фильма послужили древние славянские поверья об утопленницах, которые превращались в русалок — злых демонов рек и озер. Русалки — так русалки. Дело происходит на затерянном лесном озере, как пишут в релизе. А наши герои живут в городе. Стало быть, задача авторов — сделать так, чтобы герои попали из города на озеро как можно более правдоподобно, чтобы в этом была хоть какая–то естественность. Идея с продажей дачи на озере отцом, который давным–давно бросил одного из героев, выглядит еще более искусственно, чем предания о русалках. Но фильм, поправ все приличия, буквально заталкивает героев на это озеро раза три подряд (!), словно бы больше им и поехать некуда. А раз людей так тянет к ужасному, так чего удивляться, что ужасное будет с ними происходить снова и снова?..

А поэтому происходящее на экране вовсе не так ужасает, как хотелось бы. Во–вторых, никаких дополнительных смыслов,  кроме ужаса и еще раз ужаса, в фильме нет, и это удручает. Потому что просто взять и напугать современного зрителя уже невозможно, зритель теперь уже и сам в этом деле дока и потому ожидает от авторов каких–то вторых и третьих смыслов. А здесь — лобовая, психическая атака ужаса, и больше ничего.

Однако у русского триллера есть одно преимущество, почти уникальное, которое искупает практически все его недостатки. В подавляющем большинстве наших  фильмов, которые снимаются на государственные деньги, главным героем всегда является государство. Вероятно, авторы  уже и сами не отдают себе в этом отчет, но мораль большинства наших фильмов — что только государство и может спасти или сделать тебя счастливым. Русский же хоррор счастливо отличается тем, что  спасаются там люди исключительно благодаря собственным силам.

В принципе так и должно быть. Но, поскольку это редкость, бросается в глаза. Герои «Русалки» сами вынуждены бороться и выплывать из того болота, куда их с такой настойчивостью возвращают авторы. В итоге получается торжество личностинад обстоятельствами, всет зависит только от тебя. Это и делает русский хоррор интернациональным, универсальным и понятным во всем мире. И именно поэтому русский триллер охотно покупают за границей (по заявлению компании–производителя, «Русалку» уже купили в десятках стран мира). Не потому, что зрители как–то особенно интересуются нашими ужасами, а как раз из–за того, что во всем мире люди со своими демонами пытаются справитьсясами. И это — совершенно нормально.

Топ–5 фильмов в прокате Петербурга*:

сборы (руб.) / зрители

  • «Монстры на каникулах — 3» 1 938 826/8762
  • «Небоскреб» 1 236 040/4623
  • «Человек–муравей и Оса» 1 051 285/4192
  • «8 подруг Оушена» 225 839/1091
  • «Русалка. Озеро мертвых» 216 164/900

*По данным ЕАИС на 18 июля 2018 года

Новости партнеров
Реклама