Фото: Александр Аксаков

Мораторий на песчаные карьеры. Власти Ленобласти меняют правила добычи полезных ископаемых

Правительство Ленобласти занялось инвентаризацией лицензий на разработку месторождений полезных ископаемых. Изменятся ли в связи с этим правила игры на рынке добычи, рассказали заместитель председателя комитета по природным ресурсам Ленобласти Константин Остриков и председатель областного комитета по культуре Евгений Чайковский.

"Деловой Петербург": Константин Владимирович, планирует ли комитет в ближайшее время менять правила работы на рынке добычи полезных ископаемых в Ленобласти?

Фото: Сергей Ермохин

Заместитель председателя комитета по природным ресурсам Ленобласти Константин Остриков

Недавно комитет проанализировал, как недропользователи выполняют условия работы по всем действующим лицензиям на добычу полезных ископаемых. В частности, мы попытались выяснить, насколько эффективно разрабатываются месторождения владельцами лицензий.

Для компании, которой предоставлена лицензия на разработку того или иного месторождения, техническим проектом установлены годовые объемы добычи. Однако владельцы некоторых лицензий практически не занимаются разработкой и добычей стройматериалов. По результатам проверки дальнейшее предоставление лицензий на пользование недрами будет осуществляться с учетом перспективных потребностей Ленобласти в минеральном сырье.

" ДП ": Как это может отразиться на текущей работе предприятий?

Константин Остриков:

На время проведения инвентаризации будет ограничена выдача новых лицензий на разработку недр. И если недропользователь не выполняет обязательства по разработке месторождения, то либо он должен увеличить объемы добычи, либо мы прекращаем действие лицензии.

Фото: Сергей Ермохин

Генеральный директор АО "Техностром" Валерий Серов

Но мораторий на выдачу лицензий на разработку карьеров бьет по действующим недропользователям. Во время его действия я не могу сделать разведку, взять в аренду соседний участок. Получается, что мы не можем развиваться из–за того, что у кого–то есть лицензия, которая не разрабатывается. Но ведь у кого–то есть разрешение на разработку карьера в Лодейном Поле. Велика вероятность, что этот карьер никогда не будет вскрыт, потому что он расположен далеко от Петербурга.

Мы как законопослушная компания намерены соблюдать закон и со своей стороны поддерживаем это ограничение. Думаю, нужно строже подходить не только к выдаче лицензий, но и к выбору компаний, которым эта лицензия выдается. Единицы имеют все соответствующие ресурсы для качественной выработки карьеров без вреда для окружающей среды. По нашим подсчетам, при нынешних темпах добычи нерудных материалов запасов хватит на годы вперед.

Фото: Сергей Ермохин

Начальник отдела перспективного развития ООО "УК "Горное управление ПО "Возрождение"" Ольга Оправина

Мораторий будет касаться работы только карьеров по добыче песка или также и карьеров по добыче блочного камня?

Константин Остриков:

Ограничения будут касаться работы карьеров по добыче и песка, и строительного камня.

" ДП ": Можно ли уточнить, надолго ли хватит запасов различных полезных ископаемых в Ленобласти?

Константин Остриков :

По предварительной информации, с учетом объемов потребления в Петербурге и Ленобласти на уровне 23 млн м3 в год запасов песка и гравийно–песчаных материалов в области хватит на 35 лет. Кроме того, запасов строительного камня для производства щебня хватит на 135 лет, кирпично–черепичных глин — на 179 лет, облицовочного камня — на 148 лет.

При этом львиную долю в стоимости полезных ископаемых составляет их доставка. Исходя из этого можно сказать, что основное потребление строительных материалов осуществляется в Ленинградской области и Петербурге.

Сергей Беголуев : Подскажите, на основе каких данных вы делали расчеты по запасам песка? Несколько последних лет тот же песок активно использовался при строительстве новых трасс. За счет чего может развиваться рынок нерудных материалов, наверное, за счет строительства "Северного потока — 2", порта в Усть–Луге? Или еще каких–то проектов?

Константин Остриков:

Мы проанализировали объемы потребления полезных ископаемых за последние 5 лет. Объем запасов песка определялся по территориальному балансу песков на 1 января 2018 года, в котором числятся все утвержденные запасы этого стройматериала.

У меня также есть предложение к областным недропользователям. Хочу обратить внимание, что в Ленобласти сейчас активно и эффективно работает Союз лесопромышленников. Было бы хорошо, чтобы был создан по такому же принципу региональный союз недропользователей, который мог бы решать наболевшие вопросы вместе с отраслевыми комитетами правительства Ленобласти.

" ДП ": Какие еще могут быть изменения в правилах добычи полезных ископаемых? Например, известно, что Союз лесопромышленников Ленобласти просил ввести на региональном уровне упрощенный порядок добычи полезных ископаемых для лесопользователей для собственных нужд.Насколько я знаю, речь идет об использовании песка для строительства лесных дорог.

Константин Остриков:

Такой порядок работы принят в апреле. Чтобы среди арендаторов не было злоупотреблений, необходимо соблюдать некоторые нюансы.

В частности, лесопользователь, который хочет добывать песок по упрощенной схеме, должен представить в комитет документы, где нужно указать количество песка, необходимое для строительства лесной дороги (или дорог), а также то, для каких целей они будут строить эти дороги и в каком месте, то есть необходимо обосновать свою потребность в песке.

Лесопользователь должен направить уведомление также в комитет экологического надзора, который будет осуществлять надзор.

Добытый песок должен использоваться только для собственных нужд, его нельзя продавать на сторону. При этом лесопользователь должен добывать песок с глубины не более 5 м и без применения взрывных работ.

" ДП ": В чем заключается упрощенный порядок?

Константин Остриков:

В том, что лесопользователь готовит уведомление — ему не надо получать лицензию на добычу полезных ископаемых.

Сергей Беголуев :

Хочется отметить, что нынешнее законодательство о недрах достаточно взвешенное и предусматривает многие вещи. Не станет ли новый порядок по добыче песка лазейкой для того, чтобы заниматься добычей этого стройматериала с гораздо меньшими затратами, нежели у разработчиков карьеров? И как вы сможете проконтролировать, не будут ли продавать эти компании песок на сторону? Глубина до 5 м — довольно хорошая глубина, у нас сейчас много полноценных карьеров глубиной 4 м.

Константин Остриков:

Контроль будет осуществлять комитет государственного экологического надзора. При этом лесопользователи будут указывать и отчитываться, сколько песка и для каких целей будут добывать. По сути, в проекте освоения лесов будет усеченный проект горных работ.

" ДП ": Насколько я знаю, в этом году Законодательное собрание принимает законопроект о том, что перед началом работ по строительству каких–либо объектов или разработке карьеров инвестору необходимо провести дополнительное исследование территории на наличие здесь останков бойцов Великой Отечественной войны. Расскажите, пожалуйста, об этом законопроекте.

Фото: Сергей Ермохин

Председатель комитета по культуре Ленобласти Евгений Чайковский

Сразу хочется пояснить, что такое археологические изыскания и изыскания в другой сфере. У нас действует федеральный закон "Об объектах культурного наследия" (№ 73). В него в 2015 году внесены изменения, согласно которым перед любым освоением участка всем недропользователям, лесопользователям нужно провести археологическое обследование территории. Его надо делать перед любой хозяйственной деятельностью — это может быть вырубка леса, добыча песка, строительство здания. Археология — это находки старше 100 лет, которые имеют культурное значение, и это не останки солдат Великой Отечественной войны. Перед тем как начать строить или копать, надо обратиться в комитет по культуре, в департамент по охране памятников.

Инвестору надо написать письмо, в котором он просит сообщить об отсутствии объектов культурного наследия на данной территории. Если памятник стоит и мы об этом знаем, мы вам об этом пишем.

То, что находится в земле, тоже является объектом культурного наследия — археологическим. Но мы зачастую об этом не знаем, потому что этот объект скрыт в земле.

Мы даем заключение о необходимости проведения историко–культурной экспертизы земельного участка. Оплачивает работы тот, кто желает освоить данный участок.

Результаты экспертизы рассматриваются комитетом, мы размещаем документ на сайте для проведения общественного обсуждения, где он висит не менее 15 рабочих дней.

Затем мы издаем распоряжение, соглашаемся или не соглашаемся с актом экспертизы, проведенной археологами, и после этого говорим, что можно делать на данном участке.

Если на участке найдено что–то важное, ему придается соответствующий статус. И тогда при проведении работ этот объект нужно обходить стороной. Без проведения археологических исследований работы по освоению территорий проводить нельзя. Такие исследования следует проводить на территориях поселений, землях лесного фонда и так далее.

Останки солдат Великой Отечественной войны — это не предмет ведения моего комитета, лишь отчасти. Бои в Ленобласти велись почти везде, кроме Бокситогорского района. Поисковыми работами в Ленобласти занимаются специализированный 90–й батальон МВД РФ либо гражданские поисковые организации.

Ольга Оправина:

Мы занимаемся добычей блочного камня. И если мы получаем лицензию на добычу, то, как правило, делается это через аукцион. Таким образом, мы сначала несем затраты по аукциону, проводим геологоразведочные работы, проектирование. И только потом, когда начинаем работы по добыче, возникает ситуация, о которой вы говорите, то есть необходимость проведения археологических изысканий.

Евгений Чайковский:

Вы должны были делать археологию вместе с геологоразведкой. Исполнение законодательства о недрах не подменяет собой исполнение законодательства о культурном наследии. В законодательстве прописано, что изыскательские работы должны быть предварены археологическим исследованием. И даже если археологи вам сказали, что работать можно, но в отвале ковша вы увидели что–то блестящее, то работы надо приостановить и уведомить об этом комитет и органы охраны.

Ольга Оправина:

Следуя сегодняшнему законодательству, недропользователь сначала несет затраты, а потом организует получение сведений об объектах культурного наследия или захоронениях на выделенной территории.

Соответственно, только после этого принимается решение о возможности проведения работ по добыче. Нельзя ли предусмотреть получение этой информации до получения самой лицензии либо до проведения геологоразведки и прописать это в нормативном акте?

Евгений Чайковский:

Я не возражаю.

"ДП": Евгений Валерьевич, не могли бы вы все–таки прокомментировать вопрос о дополнительном проведении поисковых работ перед реализацией новых инвестпроектов?

Евгений Чайковский:

Могу сказать, что новый закон о проведении изыскательских работ нужен для увековечивания памяти наших бойцов.

И было бы хорошо, чтобы был составлен перечень организаций, которые могут проводить такие работы для инвесторов. Необходимо также прописать порядок проведения поисковых работ.

Правительство также сделает перечень поселений, где нужно будет проводить исследования до начала реализации новых проектов.

Это хорошая попытка упорядочить деятельность, связанную с поисковыми работами, может быть, в ближайшее время другие регионы также займутся этой работой.

Екатерина Фомичева Все статьи автора
15 июня 2018, 07:32 1809
Новости партнеров
Реклама