Дмитрий Прокофьев, экономист Все статьи автора
11 июня 2018, 11:33 474

Что–то случилось. Почему Минэкономразвития снизило прогноз ВВП

В романе Станислава Лема "Непобедимый" космический корабль землян прибывает на планету, очень похожую на Землю. В глубинах ее океана обитают рыбы и моллюски, вполне сходные с земными. Но берег абсолютно безжизнен. И это очень тревожит биолога экспедиции.

Минэкономразвития ухудшило прогноз роста экономики России в 2018 году

Минэкономразвития ухудшило прогноз роста экономики России в 2018 году

246

А что, это так важно, удивляется навигатор? Да, отвечает ученый. Жизнь всегда зарождается на прибрежном мелководье, потом спускается в море и выходит на сушу. Здесь не могло быть иначе. Что–то спихнуло живые организмы в глубину и не дает им выбраться наружу. Здесь что–то случилось…

И с российским экономическим ростом что–то случилось. Минэкономразвития объявило о пересмотре прогноза ВВП. Предыдущий прогноз обещал +2,1%, новый говорит о диапазоне от 1,6 до 2,1%. И это никак не экономический прорыв.

Министерство можно понять. Строительство мостов и стадионов завершилось, оно попадет в статистику первого полугодия. Во втором полугодии больших бюджетных трат не ожидается, значит, и корпорации не покажут роста. Оживлению экономики не помогает и дорожающая нефть. В новом прогнозе цена нефти заложена на уровне $65–70 за баррель вместо текущих $43,8. Да, рост цен на бензин уже способствовал статистике подъема ВВП в денежном выражении. Но это не совсем тот рост, о котором хотели бы рассказать по телевизору.

Интересно, что по формальным показателям экономика просто не может не расти. Официальная инфляция колеблется на уровне 3%. Чиновники наперебой клянутся помогать бизнесу и привлекать инвестиции. Цена доллара крутится вокруг 60 рублей, а у ЦБ РФ достаточно резервов, чтобы сдержать колебания этого курса, если нефть, не дай бог, подешевеет. Но роста нет. Что–то случилось.

Может быть, в экономике не хватает денег и банки не хотят кредитовать предпринимателей? Нет, если кредитовать предпринимателей банки не хотят, то никак не из–за нехватки средств. Если бы банкам не хватало денег, мы бы видели рост ставок по депозитам — а этого мы не наблюдаем. Да и Центробанк регулярно отбирает лицензии именно за безудержную раздачу кредитов друзьям–приятелям "банкстеров".

Может быть, банкиры не научились оценивать кредитные риски? Нет, риски они оценивать умеют. Ставки по ипотеке и потребкредитам снижаются, но кредит на открытие дела остается проблемой. Банкиры что–то знают о нашем предпринимательстве, но говорить не хотят.

Проблема в деловом климате? Формально этот климат здесь совсем не плох, рейтинг Doing Business ставит Россию на 35–е место, сразу после Японии. Но вот что–то не улучшает малый бизнес большую статистику, хотя рост количества баров и кофеен на городских улицах не может не радовать.

Кстати, каждый раз, когда нам рассказывают об аресте какого–нибудь подполковника, уполномоченного по борьбе с экономическими преступлениями, у него находят пирамиды наличности и ключи от автомобилей и квартир. Но почему не сообщают об открытых таким подполковником предприятиях, хотя бы для отмывания воровских денег? Если бы у него нашли рестораны или прачечные, нам бы об этом рассказали, не сомневайтесь.

Допустим, у расхитителя–подполковника не хватает знаний, как вести бизнес. Но таких знаний полно у экономических генералов, топ–менеджеров больших государственных и полугосударственных корпораций. Они получают едва ли не самые высокие зарплаты в мире, но предпочитают не вкладывать доходы в деловые проекты, а складируют деньги на банковских счетах или скупают квартиры и содержат модных телезвезд.

Правда, в России есть узкий круг чрезвычайно успешных "средних" предпринимателей. Это жены, дети и внуки высоких чиновников, генералов и прокуроров. Судя по бизнес–результатам, именно эти люди, а не их родственники заслуживают высших правительственных постов. Но они категорически не желают делиться личными секретами экономического роста.

Может быть, нет денег у населения? Доходы граждан оставляют желать лучшего. Но социолог Симон Кордонский, исследуя российскую провинцию, сделал исключительно интересное наблюдение. Цены в магазинах в бедных российских городках и местечках такие же, как в Москве. Значит, деньги у покупателей должны быть.

Не хватает властного вмешательства в экономику? Нет, доля государства в экономике так высока, что этим недовольны даже высшие руководители.

Что–то не пускает российскую экономику вверх. Что–то случилось, о чем экономика знает, но не может сказать.

Новости партнеров
Реклама