Государство как утопия. Получится ли у Кудрина реформировать госуправление

Центр стратегических разработок, которым руководит экс-министр финансов Алексей Кудрин, предложил новую реформу госуправления "Государство как платформа". Пока идея выглядит фантастично: госуслуги по отпечатку пальца, автоматизация процессов во всех ведомствах и "цифровые копии" россиян. "ДП" разбирался, насколько реализуема эта реформа.

ЦСР предлагает провести цифровую трансформацию государственного аппарата. Государство должно развиваться как успешная IT-компания, считают эксперты, поэтому в каждом органе государственной власти должен присутствовать свой Chief Digital Officer или главный менеджер по цифровой трансформации, а технологическую трансформацию госаппарата в целом должен возглавлять отдельный министр, а лучше вице-премьер.

Слишком стратегические тезисы: Алексей Кудрин показался промышленникам агитатором

Слишком стратегические тезисы: Алексей Кудрин показался промышленникам агитатором

1789
Александр Сологуб

Довести до автоматизма

Реформа подразумевает создание единой государственной цифровой платформы, которая должна объединить все ведомственные системы и стать основой для взаимодействия государства, бизнеса и обычных граждан. Особенно должно поменяться взаимодействие человека и государства.

Так, данные каждого гражданина должны быть оцифрованы, и у каждого человека появится свой "цифровой двойник". Все госуслуги перейдут в электронную форму с системой удаленного доступа по биометрической идентификации. Подразумевается, что, пройдя такую процедуру, вы сможете получить доступ к пакету государственных сервисов: от возможности получить паспорт практически не выходя из дома до автоматического зачисления материнского капитала на карточку без прохождения дополнительных процедур оформления документов. При рождении ребенка, например, родители смогут практически сразу же получить свидетельство о рождении, а сам ребенок автоматом получит регистрацию по месту проживания.

Но есть тут и подводные камни. Регистрация на платформе должна проходить с помощью биометрических данных гражданина, и юристы предупреждают, что государству придется обязать всех дать согласие на обработку такой информации либо переписывать закон "О персональных данных".

"В настоящий момент законом не предусмотрена обязанность граждан предоставлять свои биометрические данные государству — более того, государство не может обрабатывать такие данные без письменного согласия гражданина, — объяснила "ДП" Екатерина Смирнова, руководитель практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям "Качкин и Партнеры".

Тем не менее государство уже давно собирает биометрические данные. Яркий пример: загранпаспорта и изменения в законах по предоставлению биометрии для дистанционного доступа к банкам. "В рамках этой системы граждане будут добровольно предоставлять свои биометрические данные, если они желают получать услуги банков дистанционно. Скорее всего, после накопления биометрической информации государство сможет использовать данную систему в иных целях", — считает Екатерина Смирнова.

Благо и вертикаль

ПМЭФ: как Набиуллина, Силуанов и Кудрин спорили о реформировании экономики

ПМЭФ: как Набиуллина, Силуанов и Кудрин спорили о реформировании экономики

4 1177
Александр Пирожков
ПМЭФ: как Набиуллина, Силуанов и Кудрин спорили о реформировании экономики

ПМЭФ: как Набиуллина, Силуанов и Кудрин спорили о реформировании экономики

4 1177
Александр Пирожков

Немаловажное место в докладе занимает экономическая составляющая. Реформа снизит расходы на госаппарат на 0,3% ВВП к 2024 году, считает ЦСР. Кроме того, должны снизиться административные издержки для бизнеса и нагрузка по предоставлению отчетности.

Елена Дыбова, вице-президент Торгово-промышленной палаты, считает, что новая стратегия ЦСР несет только благо для предпринимателей:

"С точки зрения бизнеса мы максимально заинтересованы в переходе на новые форматы взаимодействия с государством. Во-первых, переход к цифровым форматам снижает коррупцию — как только исчезает личное взаимодействие предпринимателя и чиновника, как правило, исчезает коррупционная основа: возможность взаимовыгодного общения. Во-вторых, бизнес заинтересован в выстраивании четких, конкретных отношений, понимании, что и зачем государство с него спрашивает. Значительная часть предпринимателей сдают всевозможные отчеты в электронном виде. А базы разных ведомств так никто и не состыковывает. Почему нельзя сделать одну точку входа для всего объема данных и потом уже самим государственным органам использовать для своей работы все, что их интересует? Если предложенная ЦСР реформа поможет решить эти давно назревшие вопросы — рост экономики станет реальностью", — уверена она.

При этом в докладе довольно расплывчато написано, насколько большие ресурсы понадобятся для создания такого цифрового государства. Отмечается, что в "общей сумме расходов бюджета финансирование платформы не займет большой доли" и в то же время что расходы на ее создание не будут урезаться "при любом состоянии государственных финансов". Кроме того, рассматривается вариант с привлечением частных инвестиций.

Павел Боровков, эксперт по консалтингу из "Партнеры и Боровков", считает, что "цифра" для экономики — это хорошо, но пока в российской власти выглядит как-то странно.

"Само по себе внедрение цифровых механизмов в деятельность госорганов — дело правильное. Вопрос только в том, насколько наши госструктуры идеологически готовы к изменениям. Цифровая экономика — это ведь такой подход к менеджменту, когда уже не нужны иерархические структуры власти, поскольку взаимодействие между субъектами организуется через принятые сообществом протоколы, правила. А выполнение этих протоколов на техническом уровне обеспечивается цифровыми технологиями: пресловутым блокчейном и иными в этом ряду. Представляется, что такой подход несколько противоречит тому духу власти, что есть в России сейчас. Мы так долго строили вертикаль власти, а тут — какие-то протоколы сообществ! Поэтому, на мой взгляд, у данной идеи есть два исхода: либо под цифровым госуправлением понимают просто более обширную автоматизацию, и тогда ее можно поручить отдельному министру и его ведомству. Либо речь идет все-таки о новых платформах ведения операций в различных социальных областях, но тогда реализацию этого надо отдавать самому обществу — при законодательной и иной поддержке государства, но без прямого его вмешательства".

Пока практически единственным и самым ярким примером успешного перевода государства в "цифру" является Эстония, где удаленный доступ ко всем гоcуслугам происходит через индивидуальную ID-карту. При этом эстонские специалисты обеспокоены, что такой переход повлек за собой риски хранения личных данных: система уже страдала из-за хакерских атак в 2007 году, тогда встали многие финансовые учреждения. Но как это будет выглядеть в России, пока не знает никто.

Карашаш Ногаева Все статьи автора
4 мая 2018, 16:07 4751
Новости партнеров
Реклама