Макс Оленичев, юрист по правам человека Все статьи автора
9 апреля 2018, 16:09 283

Традиционные ценности и деловая репутация

Макс Оленичев, юрист по правам человека, партнер инициативы «Юристы за равные права»:

Не кнутом, а пряником: "Розовый кролик" будет торговать товарами для детей и спортсменов

Не кнутом, а пряником: "Розовый кролик" будет торговать товарами для детей и спортсменов

7262
Наталья Модель, Елена Домброва

В мае 2017 года РИА «Катюша» опубликовало материал «Подгузники от извращенцев», в котором заявило о своем несогласии с реализацией магазинами «Розовый кролик» товаров для детей. Статья аналогичного содержания с наименованием «Сеть секс-шопов занялась торговлей товарами для малышей» была опубликована днем позже на сайте общественного уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге.

Позиция автора содержала резкие высказывания. Согласно позиции истца, владельца сети магазинов «Розовый кролик», это были утверждения о фактах, которые не соответствуют действительности и порочат его честь, достоинство и деловую репутацию. Ответчики настаивали, что все написанное в материале – их оценочные суждения, которыми они не могли нарушить права истца.

В информационных материалах содержались такие формулировки:

– «Одуревшие от безнаказанности торговцы приспособлениями для проституток и педерастов из сети «Розовый кролик» решили влезть на рынок детских игрушек, пеленок, сосок и подгузников».

– «Теперь в этой сети продают еще и детские игрушки, а также соски и ползунки. Иными словами, аудитория педерастов и проституток, на которые в первую очередь рассчитаны все «сексшопы», уже не устраивает владельца «кролика» по фамилии Лапин – гражданин желает новых барышей, пусть и за счет провокации нездорового интереса у подростков и молодых родителей. Причем имеет наглость хвастаться этим своим маркетинговым ходом в СМИ. Учитывая восприимчивость малышей к образам, то, что делает Лапин со своими подельниками – это по сути, работа в интересах педофилов» и др. (орфография и пунктуация сохранены).

Владелец сети Максимилиан Лапин обратился в суд с иском к РИА «Катюша» и Ольге Баранец, которая выбрана «общественным уполномоченным по правам ребенка в Санкт-Петербурге» (на ее сайте также был опубликован материал) – это общественная позиция, которая не предполагает осуществления каких-либо государственных полномочий.

Правовой механизм защиты чести, достоинства и деловой репутации направлен на защиту конституционных прав граждан, при этом деловая репутация также подлежит защите, поскольку является одним из условий успешной деятельности предпринимателей.

Синяя птичка напела: как Илон Маск заключает сделки и спасает репутацию с помощью Twitter

Синяя птичка напела: как Илон Маск заключает сделки и спасает репутацию с помощью Twitter

2247
Маргарита Кудрявцева

При рассмотрении дела обе стороны представили два взаимоисключающих заключения специалистов. Заключение лингвиста со стороны истца показало, что опубликованные в статьях высказывания содержат в себе негативную информацию о сети магазинов «Розовый кролик» и непосредственно об истце, при этом большинство из них могут быть проверены на соответствие действительности, а кроме того, ряд из опубликованных выражений носят оскорбительный характер.

Специалист со стороны ответчика настаивал, что в информационных материалах имеется негативная информация, представленная в форме мнения и оценочного суждения, не носящая оскорбительного характера.

В такой ситуации суд обычно назначает экспертизу, чтобы снять противоречия. Между тем арбитражный суд решил проявить инициативу и обосновать свое решение об отказе предпринимателю в удовлетворении иска не только ссылками на законы, но и на «традиционные ценности». Впервые в российской судебной практике.

В своей юридической практике я повидал многое. Так я думал, пока не ознакомился с решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-68012/2017), вынесенным 7 марта текущего года судьей Андреем Евдошенко, назначенным на свой пост в декабре 2016 года.

Отказывая в иске, суд дал понять, что угрозой национальной безопасности России «являются размывание традиционных семейных ценностей и ослабление единства народов Российской Федерации путем внешней культурной и информационной экспансии, включая пропаганду вседозволенности и распространение низкокачественной продукции массовой культуры, несущей нетипичные для российской ментальности принципы, внедряющиеся в общественное сознание с помощью современных информационных технологий, в том числе посредством сети Интернет».

Я как юрист не понимаю, каким образом в рассматриваемом деле суд установил, что продажа товаров в магазине «Розовый кролик» размывает традиционные ценности, угрожая национальной безопасности России.

Суд также согласился с мнением ответчика о том, что «неустойчивость современной семьи происходит вследствие утраты традиционных духовно-нравственных ценностей, в том числе в результате распространения информации, направленной не привлечение и возбуждение внимания (интереса) подростков и молодых родителей к физическим (половым) услаждениям в извращенной (противоестественной) форме».

Почему суд полагает, что продажа интимных товаров возбуждает интерес к «половым услаждениям в извращенной (противоестественной) форме», из содержания судебного акта неясно. Суд не ответил на вопрос, какие именно сексуальные практики он считает противоестественными. И почему этот вопрос достоин его внимания? Ведь вопросы сексуальной жизни – это частная жизнь каждого человека. Государство не вправе вмешиваться в частную жизнь своих граждан, только если это не касается интересов общества в целом.

При этом суд подчеркнул, что «деятельность по продаже интимных товаров исходя из тех ценностей, которые продвигает истец в качестве концепции сети магазинов «Розовый кролик» (в целях укрепления семьи), подменяющих традиционные семейные ценности, в защиту которых выступает общественный уполномоченный, не может создать и обеспечить положительную оценку деловых качеств истца как хозяйствующего субъекта в этой области».

Таким образом, суд определил, что законная предпринимательская деятельность в силу ее характера не может быть предметом защиты по иску о защите деловой репутации, поскольку репутация у истца... отсутствует.

Суд впервые подробно проанализировал концепцию «традиционных ценностей», которая из области общественных дискуссий вдруг переросла в сферу правоприменения. Однако он так четко и не ответил, что такое традиционные ценности? А что нетрадиционные? Между тем «традиционные ценности», наряду с нормами права, стали аргументом при разрешении правовых споров. Это очень опасный путь, поскольку в условиях декларируемого правового государства позволяют государственным институтам решать, что нравственно, а что безнравственно, и исходя из этого регулировать общественную жизнь.

На мой взгляд, внедрение «традиционных» ценностей как пути регулирования предпринимательской деятельности – это путь в никуда. С позиции юриспруденции суды должны решать споры на основе норм права и быть далеки от традиционных или нетрадиционных ценностей, понятия которых в законе не определены. Отказывать в защите деловой репутации именно потому, что для суда ее нет из-за того, что предприниматель осуществляет законную, но «безнравственную» (с точки зрения некоторых активистов) деятельность, неправильно. Не для этого такой правовой институт создавался. Право должно дать всем определенность, четкие правила поведения, для всех людей. С такими решениями судов определенности в нашей жизни становится все меньше.

У этого дела большие перспективы если не в российских судах, то в международных – если ответчики распространяли сведения в форме утверждений о фактах. Конвенция о защите прав человека явно в последнее время не вписывается в концепцию «традиционных ценностей», но Россия является ее участницей и налагаемые ей обязательства по соблюдению прав человека соблюдать должна.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама