Фото: Михаил Почуев/ТАСС

Что в "Сумме": как арест Зиявудина Магомедова повлияет на правила игры

Дело совладельца группы "Сумма" Зиявудина Магомедова органично продолжает череду странных поступков Кремля. Похоже, свой четвертый срок Владимир Путин начинает с пересмотра традиций. Новое правило — никаких больше правил.

Арест братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых в минувшие выходные потряс не только бизнес-сообщество России: жесткие решения следователей и судей практически не оставляют сомнений в том, что руководители группы "Сумма" попали под серьезный пресс, причем довольно неожиданно. Им вменяют ни много ни мало, а организацию преступного сообщества; по сути, речь идет о том, что таким сообществом был собственно холдинг — тот самый холдинг, который так много сделал для воплощения важнейших государственных проектов.

Чужой среди "своих": почему "сдали" экс-министра Алексея Улюкаева

Чужой среди "своих": почему "сдали" экс-министра Алексея Улюкаева

37444
Михаил Шевчук

Дела у "Суммы" в последние годы шли хуже, чем в период президентства Дмитрия Медведева, но все-таки разгромом не пахло. Проблемы с некачественным песком для намыва острова под стадион в Калининграде структурами "Суммы" вовсе не выглядели фатальными для самих Магомедовых. В конце концов, их двоюродный брат, бывший вице-президент ОКР Ахмед Билалов, историю которого сейчас, конечно, тоже все непременно вспоминают, отделался эмиграцией даже после адресной вспышки гнева самого Владимира Путина. Президент, напомним, оказался очень недоволен стройкой олимпийских объектов.

Возможно, конечно, дело в том, что в Калининграде дело совсем уж плохо, хотя вот только что вице-премьер Виталий Мутко опроверг сведения о том, что территория вокруг стадиона буквально тонет. Но не хуже ведь, чем в Петербурге, где стадион в процессе строительства тоже пережил множество приключений. Да, проведение чемпионата мира по футболу — принципиальнейшая задача для Владимира Путина, однако не арестовывали же, например, Олега Дерипаску за исчезнувшие на Крестовском острове миллиарды. Даже невзирая на публичное возмущение премьер-министра. Сидит один только Марат Оганесян.

Предпринимателей калибра первых строчек российского Forbes — а у Магомедова к тому же на груди полный иконостас, тут и партнерство с экспертным клубом "Валдай", и поддержка олимпийцев, и членство в Российском совете по международным делам, и многое другое — не отправляли за решетку со времен Михаила Ходорковского. Были проблемы у Владимира Евтушенкова, но все-таки дело ограничилось домашним арестом. Можно было потерять бизнес, но получить возможность хотя бы эмигрировать, как целой плеяде предпринимателей во главе с Евгением Чичваркиным.

Но несмотря на то что дело Зиявудина Магомедова (а именно он все-таки является главным действующим лицом) наблюдатели считают тоже политическим, второго Ходорковского из него не выйдет. Сколоченную из разномастных активов "Сумму" не выдать за краеугольную для экономики компанию, а сам Магомедов в политических играх замечен не был и на на узника совести не потянет. Политика, которую здесь имеют в виду, не соревновательная, а в лучшем случае клановая. С точки зрения представителя российской элиты, привыкшего к определенным правилам, Зиявудина Магомедова сажают действительно ни за что.

Версию о разборках в преддверии формирования правительства РФ пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков предлагает считать пересудами, но эта версия одна из самых обсуждаемых. Зиявудин Магомедов, студенческий приятель вице-премьера Аркадия Дворковича, традиционно считался человеком, близким не только к Дворковичу, но и Дмитрию Медведеву.

В последнее время в российской политике вообще творится много странного: получил реальный срок бывший министр экономики Алексей Улюкаев, отправился в отставку после общественного давления губернатор-тяжеловес Аман Тулеев; по обстоятельствам все это небывалые на протяжении многих лет вещи. В отношениях крупного бизнеса и власти долгое время, со времен того же дела ЮКОСа, действовал главный принцип — бизнес не занимается политикой в обмен на определенные гарантии личной безопасности. Зиявудин Магомедов не занимался такой политикой, но он все-таки арестован, и следователи отказываются его выпускать, размахивая обнаруженным билетом в Майами.

Внезапно. Отставкой Амана Тулеева Кремль отменяет традиции

Внезапно. Отставкой Амана Тулеева Кремль отменяет традиции

3469
Михаил Шевчук

Похоже, нарушается еще одна традиция, казавшаяся незыблемой. Возня за места в правительстве действительно не главное — идея в том, что старые правила перестают работать.

Став президентом в четвертый раз и публично заявив об отсутствии планов баллотироваться в 2036 году, Владимир Путин прекрасно понимает, что с первого же дня своего четвертого срока становится "хромой уткой", пусть это и будет заметно далеко не сразу. И этот срок он начинает с превентивных ударов, ломая собственноручно же выстроенную систему; эти удары наносятся туда, откуда могла появиться потенциальная угроза заговора, по крупному бизнесу, по правительству, по губернаторскому корпусу. Вполне возможно, что перед нами признаки перестройки вертикали, и главное новое правило — никаких больше правил.

Михаил Шевчук Все статьи автора
2 апреля 2018, 19:22 2331
Новости партнеров
Реклама