Игорь Сердюк, винный эксперт Все статьи автора
21 февраля 2018, 16:16 928

Памятник Геннадию Онищенко: почему грузинские виноделы должны воздвигнуть монумент бывшему главному санитарному врачу РФ

По итогам прошлого года в трио крупнейших экспортеров вина вошла Грузия, поставки из которой были под запретом с 2006 по 2013 год. Госпрограмма Грузии по продвижению своих вин за рубежом на Россию не распространяется.

Игорь Сердюк, заместитель гендиректора винодельни Alma Valley, винный эксперт:

Петербургский производитель "Игристые вина" начал производство шотландского виски

Петербургский производитель "Игристые вина" начал производство шотландского виски

3472
Амера Карлос, Наталья Модель

В погребах немецкого винного хозяйства Schloss Johannisberg можно увидеть любопытный памятник — нанесенное на торец большого бута, почти в человеческий рост, рельефное изображение коронованной филлоксеры и пораженных ей мертвых лоз. Как известно, нашествие этой микроскопической тли в конце XIX и начале ХХ века опустошило виноградники почти всей Европы. Но немцы не были бы немцами, если бы не осмыслили трагедию философски. Если вы спросите сопровождающего вас винодела, в чем смысл памятника, он ответит, что филлоксера заставила переоценить ценности, отказаться от лишнего и сосредоточиться на основном.

Помнится, несколько лет назад кто-то из грузинских виноделов или даже из официальных лиц правительства Грузии не без иронии предложил поставить в Грузии памятник Геннадию Онищенко, который во время исторического запрета на импорт грузинских вин в Россию был главным санитарным врачом РФ. Идея этого памятника заключалась бы в назидании следующим поколениям: без того запрета Грузия не избавилась от фальсификатов и низкопробного массового продукта, которые столь тяжким бременем висели на репутации грузинского виноделия.

Я поддерживаю инициативу и двумя руками голосую за то, чтобы памятник Геннадию Онищенко заказали скульптору Зурабу Церетели (например, в позе Петра I или Колумба), а установили его где-нибудь поближе к абхазской границе. А продолжателям дела Онищенко в российских инстанциях я предлагаю задуматься над лоббированием закона, который предписывал бы нанесение на контрэтикетки вин, продающихся на территории России, страны происхождения винограда, из которого данное вино сделано. В обязательном порядке. Конечно, не только для вин, произведенных в России, но и для импортных. И так, чтобы происхождение винограда было надежно удостоверено. Чтобы российский потребитель, истосковавшийся по грузинским винам, понял, что на самом деле ему сейчас (опять!) предлагают под красочными этикетками со звучными названиями, будь то Саперави или Ркацители.

Балк — импорт виноматериалов наливом с целью дальнейшего розлива и реализации под торговыми марками страны-импортера — уже давно перестал быть только российской проблемой. Но предоставим каждой стране, ставшей на скользкий путь балкономики, самой искать свои пути решения этой проблемы. Подумаем о защите интересов российского потребителя, как завещал нам Геннадий Онищенко. У области или даже у целой страны, страны, вина которой пользуются повышенным спросом, есть много причин выпускать вина из балка. Например, потому что балк обходится производителю дешевле, чем собственное сырье. Или потому что собственного сырья просто недостаточно, чтобы удовлетворить растущий спрос. Докупать сырье — понятный и разумный выход. Но из какой же скромности вы не хотите рассказать об этом своему покупателю? Уверен, что добросовестные производители качественного грузинского вина, которых мы все очень рады приветствовать на российском рынке, не будут против такой нормы в законодательстве. И вера их в грузинские наименования по происхождению, действительно нуждающиеся в защите, от этого только окрепнет.

Новости партнеров
Реклама