Елена Домброва, Наталья Модель, Амера Карлос Все статьи автора
13 февраля 2018, 00:09 48489

Российские производители не смогли заместить импорт, который за 3,5 года сократился в 2 раза

За 3,5 года локальные производители так и не смогли полностью заместить импортные товары, попавшие под эмбарго. Препятствий оказалось больше, чем стимулов.

По данным Северо–Западного таможенного управления (СЗТУ), в 2017 году объем импорта в Петербурге составил $4,7 млрд (это на 9,3% больше, чем годом ранее), а по Северо–Западу — $7,8 млрд (больше на 13%). Хотя объемы импорта постепенно растут, к докризисному уровню они вернутся не скоро.

Петербургский бизнесмен собирается занять 15% российского рынка овсяных хлопьев

Петербургский бизнесмен собирается занять 15% российского рынка овсяных хлопьев

3797
Александра Конфисахор

Для сравнения: в 2013 году в Петербург импорт продуктов составлял $7,6 млрд, а в СЗФО — $12 млрд. По планам руководителей государства, за последние 3,5 года весь выпадающий объем импорта должны были заместить местные производители. Однако большинство из них так и не справились с этой задачей: препятствий оказалось больше, чем стимулов.

Страшно и дорого

Заметнее всего эмбарго повлияло на рынок сыра. "После введения эмбарго был огромный ажиотаж. Другая молочная продукция не получила такого внимания у общественности, все хотели итальянских и французских сыров", — вспоминает Эльдар Беглов, генеральный директор ГК "Лосево".

По данным СЗТУ, через Петербург в 2013 году поставлялось продуктов из молока на $790 млн, а в 2017–м — на $353,6 млн, то есть в 2 раза меньше. Производство сыра в СЗФО, по данным "Союзмолоко", выросло не столь существенно — с 19,9 тыс. т в 2014 году до 27,9 тыс. в 2016–м (более свежих данных нет), в России — с 384 тыс. до 459 тыс. т.

Введение санкций совпало с двукратной девальвацией рубля, в результате потребление сыра сократилось на 20%, оценивает исполнительный директор "Союзмолоко" Артем Белов. При этом он убежден, что импортозамещение в молочной промышленности удалось, и говорит о росте объемов производства товарного молока на 10% за последние 3–4 года (это примерно 2 млн т).

В области сыроварения заявлено было много проектов, но, к сожалению, большинство из них не были реализованы, говорит Эльдар Беглов. В числе причин он называет дороговизну оборудования, которое приходится ввозить из–за рубежа, нехватку сырого молока высокого качества и снижение покупательской активности. "В Ленинградской области сырное направление развивалось в основном у фермеров, а это незначительный объем замещения", — рассказывает Эльдар Беглов.

"Рынок очень суров". Владелец ГК "Нева Милк" Альберт Суфияров об акулах бизнес, продуктовом эмбарго и сырной империи

"Рынок очень суров". Владелец ГК "Нева Милк" Альберт Суфияров об акулах бизнес, продуктовом эмбарго и сырной империи

1253
Амера Карлос

Ранее в интервью "ДП" владелец ГК "Нева–Милк" Альберт Суфияров также подтверждал такую тенденцию, отмечая, что в первые 2 года санкций в России появилось много небольших производств с объемом переработки до 30 т молока и выпуском до 3 т сыра в сутки. "Крупных инвестиций почти не было, потому что не было уверенности, что антисанкции продлятся долго. Сейчас уверенности стало больше, и новые проекты появляются", — говорит он.

Выручка его завода "Северное молоко" в Вологодской области выросла с 2013 по 2016 год с 700 млн до 4 млрд рублей. Также Альберт Суфияров планирует построить завод в Череповце стоимостью 15 млн евро, на котором будут производиться желтые и плавленые сыры. Также бизнесмен готов купить еще пару сырных производств с объемами переработки молока от 200 т в сутки каждый.

В мясопереработке импортозамещение началось еще до введения эмбарго, и поэтому результаты заметнее: в 2016 году обеспеченность России отечественным мясом выросла до 92%. Гендиректор ООО "Мясокомбинат "Всеволожский" Андрей Зайцев рассказал, что их завод использует российское сырье последние 2 года: "Сейчас в России достаточно и мяса птицы, и свинины, объемы их производства растут последние 5 лет".

Тем не менее недавно Минсельхоз сообщил со ссылкой на ФТС, что к 14 января по сравнению с соответствующим периодом прошлого года импорт говядины вырос в 7,2 раза, до 3,1 тыс. т, свинины — в 6,2 раза, до 2,9 тыс. т, мяса птицы — в 2,1 раза, до 2,2 тыс. т. Производители уже выразили озабоченность этими цифрами.

Недолгие санкции

Импортозамещение овощей и фруктов имеет естественное ограничение: в сезон продаются российские продукты, а остальное время года сети закупают импортные овощи. В пресс–службе ГК "Дикси" говорят, что полностью заместили все, что попало под санкционный список в августе 2014 года. "Заменили частично российскими, частично несанкционными странами дальнего зарубежья — Балканы, Юго–Восточная Азия, Латинская Америка", — отмечают в пресс–службе компании.

По данным участников рынка, импортные овощи (морковь, картофель, чеснок) теперь едут в Россию с Ближнего Востока, из Египта, Израиля. Из данных таможни видно, что импорт овощей в прошлом году составил $262,4 млн, что на 24% меньше объема импорта в 2013 году. При этом объем производства овощей открытого грунта в России почти не изменился: в 2013 году он составлял 13,5 млн т, а в 2016–м — 14,7 млн т, объем сбора картофеля вырос незначительно: с 30,2 млн до 31 млн т. А в Ленобласти за тот же период объем производства картофеля вообще сократился с 88,7 тыс. до 51,1 тыс. т.

С 2015 года производители овощей периодически озвучивали амбициозные планы по расширению на Северо–Западе. "Заказы на упаковку для живых салатов выросли за период контрсанкций на 25%. Спрос устойчивый, и платежи от агрокомплексов идут регулярно", — говорит Денис Кондратьев, совладелец ОАО "СОЭМЗ" (производство упаковки). Но импортозамещающие проекты рискуют столкнуться с проблемами. Как говорят в агрохолдинге "Выборжец", после потепления отношений между Россией и Турцией цена на томаты уже упала, есть и другие опасения.

Экспорт растет

Внешние рынки привлекают отечественных производителей куда больше: объем экспорта в Петербурге вырос с $0,9 млрд в 2013 году до $1,2 млрд в 2017 году. По данным СЗТУ, заметно растет объем экспорта у производителей алкоголя, а также табака. В условиях законодательного ужесточения этих отраслей многие российские заводы стали охотнее работать на экспорт. Например, ежегодно растет объем экспорта "Балтики" — его доля в общих продажах компании находится в пределах 10%. "Это хороший результат, учитывая, что российский рынок, безусловно, остается главным приоритетом для компании. Размеры рынков России и экспорта пока несравнимы, но российская продукция начинает пользоваться все большим спросом за рубежом", — говорят в пресс–службе "Балтики".

В прошлом году предприятия ГК "Вилаш" поставили на экспорт 2 млн бутылок тихих и игристых вин.

"Китайский рынок для нас — одно из приоритетных направлений 2018 года. В 2017–м мы отгрузили китайским дистрибьюторам 100 тыс. бутылок продукции, в этом году планируем увеличить объем продаж в 3 раза", — говорит владелец ГК "Вилаш" Машкюр Гасымов.

Объем экспорта продукции ГК "Орими Трэйд" в 2017 году вырос примерно на 15% по сравнению с 2016 годом. "Российский чайно–кофейный рынок сравнительно насыщен, поэтому освоение рынков зарубежных стран открывает для компании новые возможности роста", — говорит Мария Драбова, директор по корпоративным коммуникациям ГК "Орими Трэйд".

Сейчас мы полностью закупаем весь ассортимент у российских компаний. Конечно, какая–то часть продукции, например вина или свежие фрукты, имеет иностранное происхождение. Но я уверена, что о крахе проекта импортозамещения говорить нельзя. Просто в некоторых отраслях сделать достойный продукт в промышленных масштабах очень сложно. Нельзя за 2–3 года научиться делать вино, сопоставимое по качеству с французским или итальянским, также нельзя научиться за пару лет наладить выпуск в промышленных объемах сыра европейского качества.
Елена Стрельцова
Генеральный Директор Сети Оптоклубов "Ряды"
Основную долю прилавков занимает отечественная рыбная продукция, поэтому можно сказать, что импортозамещение удалось. Сама идея верная, а реализация хромает из–за того, что государство не всегда понимает, как сделать импортозамещение выгодным для бизнеса. Место на полках освободилось, но не всегда есть чем его занять: от того, что запретили норвежскую семгу, наша горбуша вкуснее не стала. Еще один момент: сейчас рынок находится в таком состоянии, когда экспортировать выгоднее, чем продавать на внутреннем рынке.
Владислав Перепелкин
генеральный директор "Дипси–Трейд"
Отечественные производители никак не защищены, у нас самый свободный рынок. К сожалению. Я видел статистику января по увеличению импорта мяса. Думаю, что это связано со стабилизацией курса. Мы на рынке свинины большой объем импорта пока не почувствовали и готовы развивать экспорт. В 2017 году это направление у нас выросло на 55% в натуральном выражении, но нас мало где ждут. Например, открыт рынок Сенегала, но это мусульманская страна. А рынок Европы закрыт. Норвегия, Швеция и другие страны придерживается правила "покупаем только свое".
Владимир Подвальный
генеральный директор холдинга "Великолукский мясокомбинат"
Импортозамещение скорее состоялось, чем нет. По крайней мере доли продаж по категориям, где была высокая доля импорта, практически не изменились. Да, не хватает твердых и деликатесных сыров, есть нехватка в отдельных товарных нишах, часть товаров требует альтернативной по качеству сырьевой базы, тонкой настройки технологии. Но глобально это на объемах торговли не сказывается. При выборе поставщиков мы отдаем предпочтение отечественным поставщикам: короче плечо доставки, договориться тоже легче.
Этьен Останков
руководитель отдела закупок ТД "Интерторг"
Новости партнеров
Реклама