Ольга Мягченко Все статьи автора
3 января 2018, 00:03 2293

ЖКХ переходит от защиты к нападению

В этом году управляющие компании перешли от защиты к нападению: они удвоили свои силы в судебных спорах с поставщиками коммунальных ресурсов (воды, газа, электричества, тепла). Монополисты ежегодно отчитываются о росте задолженности потребителей за коммуналку. В 2017 году она, по их информации, подобралась к 19 млрд рублей. Правда, эти данные расходятся с данными жилищного комитета (ЖК), который утверждает, что долг, напротив, уменьшился на 5%, до 15 млрд рублей.

Лучшая стратегия — не высовываться. Судебная система показала бизнесу, что с властью шутки плохи

Лучшая стратегия — не высовываться. Судебная система показала бизнесу, что с властью шутки плохи

32696
Павел Горошков

Как бы то ни было, УК, ТСЖ и ЖСК активно принялись оспаривать выставленные им монополистами суммы задолженности. К этому их побудила экономическая ситуация: реальные доходы населения продолжают падать, и граждане стали хуже платить за жилищно–коммунальные услуги. По оценке частных управляющих компаний, собираемость платежей не превышает 90%. ЖК, впрочем, и в этом вопросе более оптимистичен: чиновники утверждают, что 98% населения аккуратно оплачивает счета.

Управленцы утверждают, что монополисты сами «рисуют» в решениях судов миллиардные долги жилищников за поставленные коммунальные ресурсы. И, когда поставщик подает иск о взыскании таких долгов, судьи почти всегда принимают решение в его пользу.

Особенно благосклонны судьи к ТГК–1: по подсчетам «ДП», почти все иски управленцев к этой компании жилищники проигрывают (либо они вовсе отклоняются). Более 80% исковых претензий управляющих компаний к ГУП «Водоканал СПб» удовлетворяются полностью или частично. Из числа исков, поданных в адрес ГУП «ТЭК СПб», УК выигрывают каждый пятый.

При этом в подавляющем большинстве разбирательств, когда истцами выступают сами монополисты, суд соглашается с их требованиями взыскать долги с управляющих организаций. По сообщениям УК, ТГК–1 направляет в суды не только документы, подтверждающие справедливость своих требований к потребителям, но и готовые судебные решения и резолютивные заключения.

«То есть суд может даже не вникать в суть дела, а просто перепечатывает то, что подготовил для него монополист. От этого и долги перед ресурсниками превышают мыслимые пределы», — говорит представитель УК. По мнению управленцев, суммы задолженности, выставляемые монополистами, завышены минимум на 10%. Правда, за свою оценку они не ручаются, отмечая, что такой статистики никто не ведет. Но отсудить даже эти 10% им не удается: пока суды принимают решения в пользу УК только примерно на 200 млн рублей в год.

Впрочем, сами управленцы признают, что начисления монополистов вполне законны. Проблема в несовершенстве механизма расчета платежей за коммунальные услуги. Причем в этом же видят корень роста задолженности и ресурсники. Но и их многолетние усилия по изменению системы пока не увенчались успехом.

Андрей Сорочинский считает слишком суровым вынесенный ему приговор: 4 года колонии.
Андрей Сорочинский считает слишком суровым вынесенный ему приговор: 4 года колонии.
Фото: Валентин Беликов

Поражение года

Смольный сам себе вернул долг за поставленное тепло в размере 2,5 млрд рублей

Смольный сам себе вернул долг за поставленное тепло в размере 2,5 млрд рублей

692
Ольга Мягченко

Электрический крах

В мае экс–глава "Ленэнерго" Андрей Сорочинский получил 4 года колонии за то, что разместил 10,6 млрд рублей компании в проблемном банке "Таврический" , нанеся "Ленэнерго" ущерб 8,6 млрд.

В 2013 году Сорочинский и его бывший заместитель Денис Слепов вопреки мнению совета директоров разместили временно свободные 10,6 млрд рублей "Ленэнерго" на счетах неустойчивого банка "Таврический". В декабре 2014 года банк прекратил обслуживать клиентов, потом у него отозвали лицензию, и деньги "Ленэнерго" зависли на счетах.

Это стало поводом для судебного обвинения. За нанесение своими действиями ущерба компании Андрей Сорочинский получил 4 года колонии, Денис Слепов — 3 года.

При этом само "Ленэнерго" в 2015 году, после пребывания под четырехлетним руководством Сорочинского, попало в жесткое пике. У компании образовалась кредиторская задолженность в общей сложности около 86 млрд рублей, из которых свыше 40 млрд составлял долг по договорам технологического присоединения заявителей.

Федеральные власти выделили из бюджета 32 млрд рублей на оздоровление предприятия, "Ленэнерго" объединили с экономически успешной компанией "Санкт–Петербургские электрические сети" (СПбЭС), принадлежавшей Смольному. В итоге доля Петербурга в акционерном капитале "Ленэнерго" выросла с 17 до 28,8%, сама проблемная компания получила дополнительные финансовые потоки за счет клиентов СПбЭС и смогла улучшить свою отчетность. Только в 2017 году новый руководитель "Ленэнерго" Роман Бердников отчитался о том, что долги полностью ликвидированы.

Примечательно, что Андрей Сорочинский сразу же опротестовал вынесенный ему обвинительный приговор. Он признает себя виновным только в том, что не предусмотрел кризис банка "Таврический". А ущерб компании "Ленэнерго" нанесло не это, а несовершенная тарифная система, установленная регулятором. Сейчас Сорочинский обжалует приговор.

Победа года

Утепление 100%

Соглашение о консолидации в руках города 100% акций АО «Теплосеть СПб» было подписано Смольным (владеет 25%) и ПАО «ТГК–1» (75%) 26 декабря 2016 года. Но известно об этом стало только в январе 2017–го. В соглашении говорится, что город в течение 2017– 2018 годов выкупит акции у ТГК–1. Правда, ни о цене, ни о способе выкупа в документе речи не идет. И до сих пор стороны не обнародовали результаты переговоров на этот счет. Торг по поводу выкупа акций «Теплосети СПб» идет с конца 2013 года. В 2015–м стороны пришли было к общему знаменателю: ТГК–1 согласилась продать сети за 6 млрд рублей в рассрочку на 20 лет. Но сделку заблокировало АО «Фортум» (владело 14% в ТГК–1). С тех пор чиновники не раз заявляли, что ввиду высокой степени износа сетей (44%) компания вообще ничего не стоит. И некоторые эксперты предполагают, что город намеренно тянет с решением, чтобы вынудить ТГК–1 даром избавиться от убыточного актива.

Сюрприз года

«Ежи» против снега

Для управляющих жильем организаций нынешний год начался с неприятного сюрприза: жилищный комитет (ЖК) потребовал, чтобы они установили около своих домов ограждения, не позволяющие людям приближаться к зданиям. Таким образом чиновники хотели уберечь граждан и их имущество от падающих с крыш снега и наледи.

Управленцы, окрестившие ограждения «ежами» (по аналогии с противотанковыми), подсчитали, что оснащение всех домов будет стоить 7 млн рублей. В тарифах на жилищно– коммунальные услуги эти деньги не предусмотрены, да и хранить «ежи» негде — у управляющих организаций нет складских помещений. Поэтому УК дружно саботировали требование чиновников. Проверка ЖК показала, что норматив по «ежам» не соблюдает ни одна управляющая компания, включая принадлежащие городу жилкомсервисы. В результате чиновникам пришлось отменить требование по оснащению домов «ежами».

Назначение года

Семь жизней

В Фонде капремонта Ленобласти в сентябре сменился руководитель: компанию возглавила Марина Шульц, бывший заместитель главы фонда по экономике и финансам. Она стала седьмым директором этой организации менее чем за 4 года ее существования. Дольше всех на посту задержался второй глава Сергей Вебер: он проработал с мая 2014 года по февраль 2016–го. Антирекорд — у Константина Полнова (пятый директор): он руководил фондом лишь 2,5 месяца. При каждом начальнике фонд сотрясали более или менее громкие скандалы, связанные со срывом работ по ремонту, исчезновением подрядчиков, растратами. Например, в 2016 году до поздней осени фонд не мог разыграть на торгах почти 2 млрд рублей, предусмотренные на капремонт. В этом году ремонтные подряды получила Дирекция единого заказчика Ленобласти, которая в 2016–м не смогла объяснить, куда потратила выделенные на ремонт 70 млн рублей.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама