Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Чужой среди "своих": почему "сдали" экс-министра Алексея Улюкаева

Громкие приговоры, подобные тому, который выслушал экс-министр Алексей Улюкаев, обычно говорят заинтересованным лицам об изменении правил игры. Похоже, что от элиты теперь требуется не только внешнее соблюдение этих правил, но и нечто большее.

Таких случаев в России еще не было — бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев приговорен Замоскворецким судом Москвы к 8 годам колонии строгого режима за получение взятки в особо крупном размере. Суд счел, что вина Улюкаева полностью доказана, хотя сам он так и не признал вины и на протяжении всего процесса называл происходящее провокацией.

Экс-министра Улюкаева поместили в трехместную камеру СИЗО "Кремлевский централ"

Экс-министра Улюкаева поместили в трехместную камеру СИЗО "Кремлевский централ"

477

Алексей Улюкаев был задержан чуть больше года назад и сразу был отправлен под домашний арест. Дело, как выяснилось, было связано с процессом поглощения "Башнефти" "Роснефтью" — по заявлению главы "Роснефти" Игоря Сечина о том, что министр требовал $2 млн за то, чтобы не препятствовать разрешению сделки, ФСБ и принялось за Улюкаева.

Процесс получился скандальным — по большому счету, из тех доказательств, что были предъявлены публично, не следовало однозначно даже то, что взятка вообще имела место. Тем более нельзя было сказать, что имело место вымогательство. Как выяснилось позже, у следствия имелись только слова Игоря Сечина, а в основе рассказа лежал жест с поднятыми буквой V пальцами, сделанный Алексеем Улюкаевым после победы в бильярдной партии. Эти пальцы, по версии Сечина, и нужно было трактовать как "два миллиона".

Дальше были знаменитая шпионская история с "колбасной корзинкой", скандальная утечка в СМИ аудиозаписей бесед Улюкаева и Сечина, категорический отказ Сечина являться в суд, нашумевшее последнее слово Улюкаева, в котором он стал неожиданно каяться перед народом за легкомысленную и лицемерную чиновничью жизнь ("хорошо, но поздно", — единодушно отметили соцсети). Ближе к концу процесса генерал ФСБ в отставке Олег Феоктистов, которого называли главным действующим лицом в аресте Улюкаева, неожиданно покинул пост начальника службы безопасности "Роснефти", перейдя на синекуру в банке "Пересвет".

Где посадки? Вот посадки

В общем, история достаточно хорошо известна, и остается понять, что она может значить в контексте общественных отношений в стране; в первую очередь, значит ли она наступление какого-то нового периода в этих отношениях, изменение правил игры. Ведь очевидно, что оказался попран один из базовых принципов Владимира Путина — "своих не сдавать". Дело экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, так уж получалось, не добралось до суда, экс-министр спорта, а ныне вице-премьер Виталий Мутко не отправляется в отставку несмотря на тяжелейшие обвинения со стороны международных организаций, а Алексей Улюкаев получил обвинительный приговор по полной программе. Его дело не рассыпалось, и даже не смягчилось обвинение. Его "сдали".

Сравните с тем, как российские элиты отреагировали на арест во Франции сенатора и миллиардера Сулеймана Керимова: целый генпрокурор Юрий Чайка летал на выручку и заявил, что "неправильно, когда люди с особым статусом так запросто могут быть арестованы". Алексея Улюкаева, между тем, арестовали вполне запросто.

Предыдущее сравнимое по масштабу подобное дело — посадка Михаила Ходорковского в далеком 2005 году — хотя и не привело к массовым посадкам крупных предпринимателей, правила игры изменило. Стало ясно, что олигархам больше нельзя самостоятельно заниматься политикой, ни при каких обстоятельствах. Вероятно, и приговор Улюкаеву должен показать, что чего-то теперь тоже нельзя. Восемь лет колонии — это не просто абстрактный "сигнал", это прямое указание.

Тайна приговора Улюкаева
Блоги "ДП"

Тайна приговора Улюкаева

3296

Сыграл свою роль и предвыборный фактор. Путинскому лозунгу "где посадки?" с точки зрения заигрываний с избирателем давно уже пора было хоть как-то воплотиться в жизнь и на самом высшем уровне. Телезритель вряд ли станет разбираться в деталях, для него достаточно фразы "министра за взятку посадили".

Однако речь не идет о казнокрадстве. Даже деньги на взятку, сообщается в материалах дела, Игорю Сечину предоставил некий "инвестор" Валерий Михайлов. То есть здесь не общественный интерес, а частный — конфликт с человеком, который и так считался одним из самых могущественных людей в стране, а теперь еще более укрепляется в этом образе.

Чужой среди "своих"

В деле достаточно много сомнительных утверждений, а если верить сведениям анонимных источников, утверждающих, что вообще практика неформальных платежей за ускорение бюрократических процедур является распространенной, то становится непонятно, почему именно сейчас Игорь Сечин вдруг решил стукнуть кулаком по столу из-за совсем не запредельной, в общем-то, в масштабах "Роснефти" суммы (120 млн рублей — за столько, например, "Газпром" заказывал эксклюзивный планшет для Алексея Миллера), и почему Владимир Путин предпочел не купировать конфликт в зародыше, хотя ему наверняка было достаточно для этого одного телефонного звонка. Мало ли кто в правительстве с кем не в ладах — в конце концов, министра можно было просто отправить в отставку.

Рассказывают, что Алексей Улюкаев держался в правительстве слишком независимо и позволял себе язвить и спорить даже с президентом на совещаниях. Дело, можно предположить, и в этом тоже: если сначала от влиятельных людей в России требовалось лишь следование общим правилам игры, то теперь, в непростых экономических условиях, необходимой становится демонстрация личной, гвардейской лояльности и в повседневном общении, и отставкой тут, если что, не отделаешься.

Да, Игорь Сечин оказался для президента однозначно более "своим", чем Алексей Улюкаев, и будет им всегда — такой самый простой вывод сделали многие эксперты. С Сечиным Путин был знаком еще по Ленсовету и ЛГУ, Улюкаев же — выходец из команды Егора Гайдара, то есть человек "лихих 1990-х", и, может быть, поэтому не мог считаться соратником Путина. Все же Улюкаев был взят на работу в правительство и котировался как профессионал, но, как выяснилось, пребывал там "на птичьих правах", о чем, вероятно, нужно задуматься и другим министрам, кроме, быть может, Виталия Мутко. Непотопляемость спортивного министра хорошо рифмуется с безграничным доверием главе "Роснефти" — личные привязанности в пиковый момент оказываются сильнее всего остального. Между наемными профессионалами и ближним кругом проведена напоказ жирная и явственная черта.

Михаил Шевчук Все статьи автора
15 декабря 2017, 16:06 37144
Новости партнеров
Реклама