Павел Горошков Все статьи автора
14 декабря 2017, 01:00 3612

Кто заработал на сделках. Обзор юридических компаний, обслуживавших сделки M&A в 2017 году

Консультанты рынка M&A радуются восстановлению деловой активности среди продавцов и покупателей бизнеса и возвращению классических сделок слияний и поглощений, внесших разнообразие в картину банкротств и уголовных дел последних лет.

Петербургский рынок слияний и поглощений — очень закрытый, крайне немногие сделки попадают в публичное поле. Аналитики объясняют это "неразвитостью": участниками сделок являются "весьма некрупные компании", которые сами далеки от публичности и свои приобретения предпочитают "не светить". В связи с этим ни о каком мониторинге, рейтинговании и анализе региональных сделок говорить не приходится, отмечает аналитик ГК "ФИНАМ" Алексей Коренев.

Очень выгодные инспекции. В Петербурге эффективность налоговых проверок достигает 97,5%

Очень выгодные инспекции. В Петербурге эффективность налоговых проверок достигает 97,5%

3560
Павел Нетупский

Впрочем, отмечают эксперты, и всероссийский рынок M&A — "довольно дикий": в 2017 году он существенно вырос и достиг 4–летнего максимума ($13,9 млрд) лишь благодаря покупке CEFC China Energy акций "Роснефти" на $9,1 млрд. Без нее рынок показал бы худшие результаты за 12 лет. При этом большая часть "прочих" сделок — внутрироссийские (на сумму $4,3 млрд) и по покупке россиянами иностранных активов (на $413 млн).

При этом, как отмечает управляющий партнер Baker&McKenzie Максим Калинин, как браки заключаются на небесах, так все крупнейшие сделки — от $1 млрд — в России заключаются в Москве, тогда как в Петербурге крупной считается сделка, сумма которой превышает $15 млн, а очень крупной — все, что за $100 млн.

Впрочем, эксперты отмечают, что в Петербурге активность продавцов и покупателей действующего бизнеса понемногу восстанавливается после стресса 2014–2016 годов. Но дальнейший рост, которого они ожидают в 2018 году, по их мнению, скорее будет связан не с восстановлением рынка, а с выводом на него многочисленных активов двух крупнейших санируемых банков страны — "Открытия" и Бинбанка.

Дикий Северо–Запад

"ДП" попытался составить свой список сделок M&A 2017 года, имеющих привязку к Северо–Западному региону РФ, и узнать, какие юридические фирмы Петербурга на них заработали. В десятку вошли сделки на общую сумму (разумеется, оценочную, так как почти все они непубличны) чуть более $1 млрд.

Чем обычно заканчиваются судебные разбирательства партнеров по франшизе

Чем обычно заканчиваются судебные разбирательства партнеров по франшизе

33604
Павел Нетупский

Самой крупной известной сделкой года в Петербурге была продажа группой "РОСТА" аптечных сетей "Радуга — Первая помощь — Ладушка" группе "Эркафарм". По оценкам экспертов, ее сумма составила $230–240 млн. "Эркафарм" участники рынка связывают с сыном экс–губернатора Петербурга Сергеем Матвиенко. Кто сопровождал сделку со стороны покупателя — выяснить не удалось. Со стороны продавца называют московскую фирму Laseta Partners Сергея Баева.

На втором месте — покупка фондом Raven у финского фонда EPI двух бизнес–центров и логопарка (ООО "Кулон–СПб" и ООО "Гориго") за $166 млн. Со стороны продавца сделку вела фирма Castren&Snellman, покупателя консультировал "Гольцблат БЛП".

На третьем месте — происходящая прямо сейчас сделка по продаже группой "О’Кей" своих петербургских супермаркетов в пользу X5 Retail Group. Сделка оценивается в $135 млн. Консультанты сторон остались инкогнито, но, похоже, это весьма расторопные парни: реализацию сделки ретейлеры начали уже сейчас, не дожидаясь, пока ее согласует ФАС России.

На четвертом месте покупка владельцем Rambler&Co Александром Мамутом контрольного пакета акций сети кинотеатров "Формула кино" у инвестхолдинга "А1" (актив образован на базе купленной "А1" у петербургского миллиардера Давида Трактовенко сети "Кронверк Синема"). Сделка оценивается в $129 млн.

Вторая четверка

На пятом месте — закрытая в начале года сделка, в рамках которой АФК "Система" купила у инвестфонда VIY российскую гостиничную сеть "Интурист" за $112 млн. Сделку со стороны продавца сопровождала "Дювернуа лигал", со стороны "Системы" работал петербургский офис KPMG.

Шестое место заняла сделка по покупке компанией "Порт Выборг", связанной с Промсвязьбанком, юрлиц, владеющих имуществом выборгского порта. Актив, ранее принадлежавший бизнесмену Виталию Архангельскому, в 2009–2012 годах отошел структурам банка "Санкт–Петербург". Который, по версии участников рынка, и уступил его Промсвязьбанку. Со стороны продавца (офшора, который на рынке связывают с "Санкт–Петербургом") сделку сопровождала фирма "Апелляционный центр". Со стороны покупателя работали штатные юристы.

Седьмая по размеру сделка тоже связана с банком "Санкт–Петербург": это консолидация контролируемой им группы "Севкабель" с самарской ГК "Росскат". На этой сделке, по оценкам экспертов, банк окупил свои потери 2,5 млрд рублей от банкротства "Севкабеля" в 2009 году. Со стороны ГК "Севкабель" сделку сопровождал все тот же Апелляционный центр (который работал и в процедуре банкротства завода в 2013–2016 годах). Со стороны "Росската" — внутренние юристы.

На восьмой строчке — покупка финской EKE у немецкого Strabag примерно за $17 млн петербургского ООО с участком 2,5 га на Лиговском проспекте, 60–62, под жилую застройку. Финнов сопровождал Borenius, немецкая сторона юристов не раскрывает.

Юристы Северо–Западного регионального центра KPMG проводили для АФК "Система" налоговую, финансовую и юридическую предынвестиционную проверку компаний, входящих в РГС. При проведении подобных проектов мы стремимся быть максимально практичными. Мы дали клиенту полную картину состояния бизнеса и проблемных моментов, а также рекомендации по способам снижения выявленных рисков. В результате проведенного исследования клиент принял решение приобрести объект проверки.
Екатерина Цыбикова
директор юридической практики СЗРЦ KPMG
В сделке между EPI и Raven мы представляли интересы продавца. Аналитики, помнится, приводили ее в качестве примера оттока иностранного капитала с российского рынка недвижимости. Что неверно: во–первых, Raven — отнюдь не российский игрок, во–вторых, EPI — это инвестфонд, и срок оборота вложенных им инвестиций подошел к концу. Настала пора возвращать деньги инвесторам, и объекты были проданы. Впрочем, если бы прогноз цен на недвижимость в РФ был положительным, фонд мог бы подержать активы еще какое–то время.
Сергей Ли
партнер Castren&Snellman
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама