Ирина Панкратова, Николай Менделев Все статьи автора
9 декабря 2017, 00:01 183045

Анатомия "апрашки". Как торгует и кому принадлежит старейший рынок города

Фото: Сергей Николаев

В "Апраксином дворе" каждая третья из 3 тысяч точек торгует нелегальным товаром. Рынок живет по своим законам, которые не имеют ничего общего с российскими. Впрочем, и чиновников, и правоохранителей, и арендаторов, и торговцев это, похоже, полностью устраивает.

"Никто не будет проверять", - самый частый ответ торговцев "апрашки" (так рынок "Апраксин двор" называют в народе) на любые вопросы по поводу происхождения их товара.  

"Дикий разгул восточного базара": депутаты ЗС направили губернатору запрос по поводу состояния Апраксина Двора

"Дикий разгул восточного базара": депутаты ЗС направили губернатору запрос по поводу состояния Апраксина Двора

1984
Мария Тирская

В самом центре Петербурга, на Садовой улице, раскинулись 5 га, где люди живут и работают по своим правилам. Кто-то называет эту территорию "местным Шанхаем", кто-то - "ностальгией по 90-м". Верно и то, и другое.

За год на "апрашке" продают контрабандные товары на сумму более 1 млрд рублей, оказывают услуги без налогообложения еще на столько же, хранят контрафактные товары на многомиллиардные суммы, чтобы потом развозить по точкам в городе и области. Все это стало традицией, которая уже никого не удивляет, в том числе и владельцев корпусов рынка.

Среди них, помимо общеизвестных собственников - концерна "Питер" Николая Пономарева, компании "Главстрой-СПб" из холдинга Олега Дерипаски и государственного АО "Апраксин двор" - можно встретить и владельца ночного клуба Money Honey Вадима Лакшина, и экс-главу "Корпорации "Развитие" Александра Белецкого, и исполнительного директора благотворительного фонда "Место под солнцем" супруги губернатора Ленобласти Ирины Дрозденко Ирину Беньяминову.

Впрочем, в соответствии с атмосферой 1990-х и "Шанхая" информация о собственности на десятки помещений и зданий Апраксина рынка в Росреестре просто отсутствует. Больше того, точно не ясно, кто управляет всеми 5 га земли под рынком: в Смольном говорят, что это "Главстрой-СПб", а в компании, что это чиновники. В результате предъявлять претензии просто некому.  

Карта рынка "Апраксин двор": собственники и арендаторы участков и зданий и виды торговли и нарушений  

Было бы что продавать

Фирма жены чиновника Дмитрия Шабельникова получила без конкурса право сдавать в субаренду ретротрамваи

Фирма жены чиновника Дмитрия Шабельникова получила без конкурса право сдавать в субаренду ретротрамваи

2348
Ирина Панкратова, Виктория Козлова

"А какого года ваши фейерверки, совсем старые?" - без особой надежды в голосе поинтересовался мужчина кавказской внешности у корреспондента "ДП", представившегося поставщиком предновогодней атрибутики.

"Не знаю, они без сертификатов, возможно, нелегальные. Мы с ребятам купили несколько ящиков на оптовом рынке на улице Салова, совсем дешево. Теперь, если 150 тысяч заработаем, будем довольны", - поведал свою легенду корреспондент "ДП".

Услышав цену, торговец с Апраксина двора совсем забыл о сроках годности фейерверков. "Приносите, покажите, я сам у вас их куплю", - предложил он. "Ничего, что нелегальные?" - уточнил корреспондент "ДП". "Да кто ж тут станет это проверять?" - махнул рукой собеседник. Аналогичная реакция на такое предложение следовала от всех собеседников.

Найти легальный товар в Апраксином дворе гораздо сложнее, чем нелегальный.

Самый распространенный, классический вид нелегальных вещей - подделки под известные бренды, которыми уже никого не удивишь. Впрочем, отвечая на вопросы вроде "А это настоящий адидас, а почему такой дешевый?", торговцы демонстрируют неплохие актерские способности. Вам красочно описывают, как товар везли прямо с фабрики-производителя брендовых вещей, экономя на всем ради такой небольшой цены. То же касается и техники, включая подделки последних моделей IPhone.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Корреспонденты "ДП" обошли десяток точек торговли шубами, но ни одна из них не смогла предъявить чипы, предписанные законом. Это пластиковая или бумажная бирка, которая должна крепиться на видном месте изделия (обычно в верхней части, рядом с ценником). В ней зашифрован код со всей информацией о шубе. Чипы были введены несколько лет назад, поскольку российский рынок меховых изделий наводнили импортные суррогаты. С тех пор Роспотребнадзор регулярно изымает шубы без чипов на суммы до 500 млн рублей. Такие изъятия происходили и на Апраксином дворе. Тем не менее, торговля шубами без чипов там идет, как и прежде, полным ходом.

Торговцы "апрашки" называют "норковыми" практически все свои шубы. Догадаться, что, на самом деле это не так, несложно. Так, корреспонденты "ДП" легко сбивали цену "норковых шуб" со 100-150 тыс. рублей до 30-40 тыс. рублей. В одном из корпусов торговец даже предложил отдать "норку" за 15 тыс. рублей. "Потому что вы очень красивая девушка", - привел он, безусловно, подкупающий аргумент в ответ на вопрос о причине такой щедрости.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Примерно в каждой третье точке корреспонденты "ДП" обнаружили контрабандные и контрафактные продукты. Главный признак контрабанды - нерусифицированные упаковки.

Торговцы, напротив, гордятся тем, что предлагают товары, привезенные прямо из страны-производителя. Учитывая, что четверть территории рынка занята так называемым "китайским кварталом", и еще не меньше 1 га территорий - "азербайджанским", "грузинским" и другими кварталами диаспор, товар обычно привозятся из тех же регионов.

Но если поддельная одежда не представляет серьезной опасности для потребителя, тосложно представить, каковы сроки годности продуктов питания.

То же можно и сказать и об общепите "апрашки". О соблюдении даже самых базовых требований санитарии речи там не идет. Но предъявить претензии по этому поводу некому. В большинстве точек работают не юридические лица, а мигранты, у которых, в лучшем случае, есть временная регистрация. Так, в одной из точек, куда зашли отобедать корреспонденты "ДП", расплачиваться пришлось переводом через мобильный банк - другого способа, и тем более кассового аппарата, там не было.

"Переводите вот на этот номер", - указал продавец на листик с мобильным телефоном, наклеенный на аппарат с чаем.

Кроме того, на рынке продают продукты, которые должны храниться в холодильнике - колбасы, сыры, масло.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

На "апрашке" обнаружились и ряды торговли насваем - запрещенной в России курительной смесью. Всего пару месяцев назад на рынке проходил рейд, в результате которого изъяли партию 20 кг насвая. В релизах правоохранительных органов ее называли "крупной".

Насвай - вид некурительного табака, традиционный для Центральной Азии. Основная составляющая насвая - табак и гашеная известь. Также в состав продукта могут входить растительное масло и другие компоненты. В феврале 2013 года в России был издан указ президента, запрещающий торговлю насваем, как оптовую, так и розничную.

На Апраксином дворе насвай продается как и прежде. Партия 20 кг совсем не выглядит крупной, поскольку в арке корпуса 15 располагаются до десяти торговцев с гораздо более крупными партиями этого товара и других запрещенных в России смесей.

Кроме того, по-прежнему на всей территории рынка можно купить контрабандные и контрафактные сигареты. Об этом виде нелегального товара "ДП" уже подробно рассказывал в сентябре. Материал имел широкий резонанс. После его выхода в редакции "Делового Петербурга" проходил круглый стол, посвященный этой проблеме. Главные герои - полицейские, которые и должны бы бороться с нелегальными товарами - прийти на него отказались. Зато производители легальной продукции и представители Роспотребнадзора договорились наладить взаимодействие в борьбе с нелегалами.

Однако, как обнаружил "ДП", торговля сигаретами идет в прежних масштабах. Один из торговцев даже узнал в корреспондентах поставщиков, которыми они представлялись в сентябре в процессе расследования, и поинтересовался, когда же они начнут торговлю на "апрашке".  

Выгодные условия

На "апрашке" работает 2,5-3 тыс. точек. Подсчитать их точное количество невозможно: треть торговли ведут нелегалы, которые могут поработать пару недель или месяцев и исчезнуть.

Примечательно, что в Апраксином переулке, за углом от Садовой улицы, регулярно дежурит машина полиции, которая специализируется именно на "гостях города". Именно по этому маршруту они как правило идут на рынок, поскольку главный вход на него - с Апраксина переулка. Полицейские останавливают людей, похожих на мигрантов, заводят в машину, и всегда отпускают, порой через 5 минут, порой через 20 минут.

Решив проблемы с полицией, работники направляются на рынок. Основная торговля нелегальными товарами идет на улице. На самых проходных направлениях, например, на Воронинском проезде, который соединяет центральный вход на рынок с торговой площадью, рядом с корпусами можно насчитать до 50 точек и пристроек. Всего на улице на рынке, по разным оценкам (самих торговцев и игроков рынка аренды), работает 500-800 точек.

По словам самих уличных торговцев, они не платят арендную плату как таковую, а лишь "благодарят за то, что у них нет проблем". Расценки на благодарность они озвучивают следующие: 30-40 тыс. рублей в месяц представителям местного отделения полиции, до 20 тыс. рублей органам, контролирующим работу общепита, не более 10 тыс. рублей на урегулирование непредвиденных проблем. Но если торговец хочет занять больше 50 м2, и тем более 100 м2, расценки удваиваются и утраиваются.

За месяц точка продает товары не на такую уж большую сумму, рассказывают торговцы - от 80 тыс. рублей до 300 тыс. рублей. Конкуренция на рынке огромная, контрабанда и контрафакт у всех примерно одинаковый. В результате многие торговцы работают лишь пару месяцев и ищут другие источники дохода. Фактически эти деньги - их личный доход, поскольку они трудятся как индивидуальные предприниматели.  

Впрочем, если сравнить эти суммы с арендными ставками в этом же районе, условия для нелегалов на улице выглядят очень выгодными. Ведь в других зданиях в районе Садовой улицы и Сенной площади помещения сдаются в аренду по ставкам 4-8 тыс. рублей за 1 м2 в месяц. Расходы торговца на маленькую нелегальную точку составляют всего 1,5-2 тыс. рублей за 1 м2. При этом они могут позволить себе гораздо более высокую наценку на товар.

Расходы белого и черного импортера

Расходы "белого" предпринимателя на запуск бизнеса: $65 тыс.

Расходы "черного" предпринимателя при том же объеме закупленной продукции: $45 тыс.

Экономия составляет не менее 30%:

– импорт дешевой подделки из Китая позволяет экономить на себестоимости товара

– импорт товара по "неродным" сертификатам позволяет ввозить десять разных марок под сертификатами одной торговой марки

– чаще всего речь идет о полностью нелегальном импорте

Стоимость легального импорта

Шаг 1. Выбрать конкретную марку, рассчитать экономику проекта - около $4 тыс.

Шаг 2. Подписание контракта с поставщиком - около $500

Шаг 3. Сертификация для первичного ассортимента - около $7 тыс.

Шаг 4. Подготовительная работа для открытия первого магазина и интернет-магазина - около $15 тыс.

Шаг 5. Подбор ассортимента, заказ товара - около $30 тыс.

Шаг 6. Логистика, оплата пошлины и НДС, таможенная очистка - около $10 тыс.

Источник: Фонд развития международной торговли

Ничья земля

Найти, кто же отвечает за более чем 5 га земли "Апрксина двора" и в конечном счете должен отвечать за торговлю на нем, невозможно.

По данным Росреестра, почти вся земля на рынке находится в городской собственности. В кадастровой карте она размечена как единый участок с адресом Садовая ул., 28-30, корпус 24, стоимостью более 1 млрд рублей (см. карту в начале материала). Он был сформирован в 2011 году.

Однако в комитете имущественных отношений (КИО) заявили "ДП", что эта земля находится в фактическом пользовании компании "Главстрой-СПб"  (входит в холдинг миллиардера Олега Дерипаски), и была передана ей в 2007-2008 годах в рамках инвестдоговора. Но и в "Главстрое-СПб" сообщили, что с 2013 года инвестдоговор с городом расторгнут, и никакого "фактического пользования" компания не ведет.

"Борьба с незаконной торговлей - функция правоохранительных органов. К тому же территория рынка всегда имела статус общего пользования. Доступ на нее есть у неограниченного колличества лиц", - отмечают в компании.  

Стоит отметить, что в Росреестре данные о "фактическом пользовании" тоже не отражены. По данным кадастровой карты, земля все-таки находится в ведении городской администрации.

Кто за главного

Впрочем, отвечать за борьбу с нелегальной торговлей в Смольном, в любом случае, никто не настроен. В КИО сообщили, что эти полномочия находятся у комитета по контролю за имуществом, а также предположили, что бороться с этой проблемой мог бы комитет по развитию предпринимательства и потребрынка. В последнем думают то же самое о КИО.

В комитете по контролю за имуществом тоже открещиваются от борьбы с нелегальной торговлей. Там заявили, что ее выявление в задачи комитета не входит. Между тем, еще в сентябре зампред комитета Елена Пастухова говорила обратное: рассказывала о постановлении правительства, по которому "полномочия по освобождению самовольно занятых участков" передадут комитету, и он "будет заниматься выявлением незаконных построек и их сносом".  

Комитет был создан в прошлом году. Его возглавил москвич Андрей Коротков. Интересно, что его отец Вячеслав Коротков ранее являлся бизнес-партнером сына губернатора Петербурга Алексея Полтавченко и главы аппарата губернатора Давида Адамии в АНО "МИДПО". В комитете на вопрос "ДП", повлияло ли давнее знакомство на назначение Короткова, ответили уклончиво: указали на открытые данные о том, что "МИДПО" занималось образованием и было ликвидировано в 2013 году.  

Алексей Третьяков, председатель Санкт-Петербургской ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка:

Когда говорят об усилиях правоохранительных органов по очистке Апраксина двора от нелегальной торговли, мне вспоминается фраза Михаила Задорнова про то, что "тяжело бороться с партией под ее руководством". Полицейские же незаконный бизнес и крышуют.

С другой стороны, надо понимать, что усилиями Валентины Матвиенко в период, когда она была губернатором Петербурга, в городе было ликвидировано более 40 тыс. точек мелкорозничной торговли. Но спрос остался, и вот его удовлетворяют нелегально.

Тем временем торговцы годами сидят как на пороховой бочке в полуаварийных зданиях, заполученных кем–то под видом благих намерений на реконструкцию.

Наталья Подгорецкая, вице-президент Фонда развития международной торговли:

У черных конкурентов отдельные товары продаются по цене, равной себестоимости легальной продукции или того ниже. Конечно, такие компании оттягивают на себя интерес покупателя и подрывают доверие к легальному бизнесу, который "задирает цены".

Нелегальный товар привозят и продают, как правило, мелкие предприниматели. Они не тратятся на маркетинговую аналитику, не ведут переговоры с поставщиками и не мыслят стратегически. Это "купи–продай", а не бизнес на годы.

Отличить легальный товар от нелегального может даже обыватель по самым базовым признакам: подозрительно низкая цена, отсутствие сертификатов качества или сертификаты с данными другой товарной марки, расплывчатые буквы и картинки на упаковке, отсутствие русификации на товаре и так далее.

Счастливые владельцы

По данным Росреестра, больше половины зданий Апраксина двора контролируют три собственника: городское АО "Апраксин Двор" (принадлежит комитету имущественных отношений), концерн "Питер" Николая Пономарева и компания "Главстрой-СПб", входящая в холдинг миллиардера Олега Дерипаски. Другие здания делят десяток различных собственников. В отличие от трех крупнейшхм, они малоизвестны.

Подробно изучить характеристики зданий и данные об их собственниках можно на карте в начале материала. Неизвестные ранее собственники отмечены на карте рыжим цветом, три основных владельца - синим, а серым - дома, по которым вообще нет данных в кадастровой карте. Кроме того, кликнув на черные значки можно узнать, что находится в здании.

Так, например, земля под корпусом слева от главного входа на рынок принадлежит Ирине Беньяминовой. Как выяснил "ДП", она является исполнительным директором благотворительного фонда "Место под солнцем". Возглавляет фонд Ирина Дрозденко, супруга губернатора Ленинградской области Александра Дрозденко.

Ирина Беньяминова рассказала, что здание досталось ей в ходе приватизации 25 лет назад."Оно не считается частью рынка: мы бы хотели попасть под программу реконструкции, но нас в нее не включают", - пожаловалась она. Примечательно, что практически все частные собственники земли и зданий на "апрашке" почему-то рассчитывают, что в рамках реконструкции их собственность приведут в порядок полностью за счет города.

Участок справа от входа принадлежит компаниям "Ладога" и "Запад" Виктора Пенева, совладельца крупной российской сети клиник "Эксимер" с филиалами в Москве, Петербурге, Новосибирске, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, петербургской клиники им. Пирогова и крупнейшего в России производства ковровых покрытий "Нева тафт" (недавно переписал долю на сына Максима Пенева).

Еще несколько корпусов принадлежат компании "Антей ЛТД" Валентина Лакшина и его родственников, которым принадлежат ночные клубы Money Honey рядом с Апраксиным двором (ООО "Гермес"), FireBall в Купчино (ООО "НПП Солид") и Dizzy на набережной канала Грибоедова (ООО "ТК Арсенал Трейд").

Также среди собственников и арендаторов корпусов значатся небольшие фирмы: Невская торговая компания Виталия Моисеенко, "Аверс" семьи Мухаметжановых, "Престиж–групп" Светланы Алешиной и другие (см. "Собственники и арендаторы участков...").

Многие здания и участки оформлены на собственников, похожих на номиналов. Так, например, один из крупнейших участков рынка площадью 7,7 тыс. м2 под корпусом №15-16 площадью 15,7 тыс. м2 (кадастровая стоимость земли и дома составляет почти 500 млн рублей) принадлежит 70-летней уроженке Донецкой области, 40-летнему уроженцу Афганистана и 38-летнему петербуржцу, по данным СПАРК, не занятому в каких–либо еще бизнесах в Петербурге. Именно в этом корпусе "ДП" обнаружил центр торговли насваем.

Корпуса №42 и 43, рядом с которыми тоже можно встретить нелегальных торговцев, контролирует ЗАО "Невская оптика", оформленное на офшор. Бенефициаром компании считается ее основатель Сергей Кобин. Возглавляет компанию его сын Денис Кобин. Здесь также обнаружилось несколько нелегальных точек торговли. Денис Кобин сообщил "ДП", что отвечать за торговлю на улице у своего здания не может, это должна делать охрана рынка.

В корпусе №18-19, который арендует ЗАО "Центр автомобильной торговли" (ЦАТ), корреспонденту "ДП" пытались продать якобы норковую шубу без предписанных законом чипов. Данных о собственнике этого здания нет. Считается, что за компанией-арендатором стоит депутат Законодательного собрания Петербурга Ирина Иванова. Однако она утверждает, что ранее была только наемным сотрудником компании.

Ирина Иванова, депутат Законодательного собрания Петербурга

Расцвет торговли в Апраксином дворе пришелся на 2010 год, он был связан с экономическим ростом 2002–2008 годов. Тогда на рынке работало около 5 тыс. объектов предприятий и частников. В Ассоциации арендаторов и предпринимателей Апраксина двора, сопредседателем которой я являлась, состояло около 100 членов. Сейчас в ассоциации остается лишь три десятка членов.

Арендаторов стало меньше не только количественно, но и по площадям: если раньше индивидуальный предприниматель занимал помещение площадью 70 м2, то позже стал занимать 15–25 м2. Что касается арендатора одного из корпусов ЗАО "Центр автомобильной торговли", то в этой компании я лишь ранее была наемным сотрудником.

Попытка номер пять

Торговля на территории Апраксина двора идет с 1754 года. Реконструировать его пытаются с 1993 года. Тогда была разработана первая программа реконструкции.

В 2002 году было зарегистрировано ОАО "Агентство по реконструкции и развитию Апраксин двор" (по данным СПАРК). Оно пыталось "оживить" рынок до 2007 года, когда в конкурсе на его комплексную реконструкцию выиграл "Главстрой-СПб". Уже тогда большинство корпусов "апрашки" были в плачевном состоянии и нуждались в капремонте. Компания планировала вложить в реконструкцию всего комплекса до 40 млрд рублей.

В начале 2008 года два британских архитектурных бюро Wilkinson Eyre Architects и Foster & Partners предложили своим проекты реконструкции Апраксина двора. В 2009 году на улице Руставели, 45, в Калининском районе открыли "Гражданский рынок", построенный специально для того, чтобы перевезти туда торговцев с "апрашки". Корпуса рынка собирались снести к 2012 году.

Однако в феврале 2013 года петербургские власти объявили, что не будут продлевать контракт на реконструкцию Апраксина двора с "Главстроем-СПб", посетовав на то, что за четыре года компания не сделала ничего. Бизнесмены ссылались на то, что сделать что-либо было невозможно из-за проблем с согласованиями.

С тех пор рынок ежегодно собираются привести в порядок. Только за последние пять лет проект реставрации Апраксина двора выбирали три раза. В октябре 2015 года совет по культурному наследию одобрил концепцию реставрации и приспособления Апраксина двора с бывшим Щукиным двором, выполненную "Студией-44" Никиты Явейна. Впрочем, перспективы реализации этой концепции пока тоже остаются туманными.

Тем временем, хаотичная и зачастую нелегальная торговля на рынке лишь растет в масштабах, продолжая обогащать кого угодно, но точно не городской бюджет. По самым скромным оценкам в год на рынке продают нелегальные товары на 1 млрд рублей. Есть и другие оценки о суммах до 10 млрд рублей. В результате региональный и федеральный бюджеты недополучают сотни еммиллионов рублей ежегодно. Еще хуже то, что работу складов рынка не контролирует никто. Привезти на них можно все, вплоть до самых опасных и запрещенных товаров.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Новости партнеров
Реклама