Екатерина Геллер Все статьи автора
8 ноября 2017, 01:43 689

Юрист ООО "Грюнбург" заявил отвод судье, рассматривающей иск КУМИ 

на фото: Владимир Хильченко, президент ХК "Созвездие Водолея"
на фото: Владимир Хильченко, президент ХК "Созвездие Водолея"
Фото: Беликов Валентин Купить фото

Судья Арбитражного суда СПб и ЛО Екатерина Чуватина, явно усомнившаяся в правильности исковых требований КУМИ Кировского района Ленобласти о расторжении договора аренды компанией "Грюнбург" мусорного полигона, после первого заседания была срочно заменена: вместо нее дело приняла ее коллега Ксения Галенкина. Новая судья в заседании столь же явно импонировала чиновникам, что дало ответчику повод заявить ей отвод. За ходом дела продолжает следить наш судебный репортер.

Во вторник, 7 ноября, возобновилось слушание Арбитражного суда Петербурга и Ленобласти по иску комитета по управлению муниципальным имуществом администрации Кировского района Ленобласти против ООО "Грюнбург". После двухнедельного перерыва в судебном разбирательстве участников процесса ожидал сюрприз: поменялся состав суда, дело поручили Ксении Галенкиной. Не сидел сложа руки и ответчик: интересы ООО "Грюнбург" теперь защищает московский юрист, как оказалось позднее — дама с поистине "железной хваткой". Генеральный директор ООО "Грюнбург" Герман Хильченко на этом заседании отсутствовал, зато был его отец, владелец холдинга "Созвездие Водолея", петербургский миллиардер Владимир Хильченко.

Как областные чиновники выселяют ХК "Созвездие Водолея" с мусорного полигона

Как областные чиновники выселяют ХК "Созвездие Водолея" с мусорного полигона

425
Екатерина Геллер

Спорный земельный участок был предоставлен ООО "Грюнбург" для строительства здания сортировки, переработки и утилизации отходов производства и потребления. Однако, согласно версии чиновников, приложенными к исковому заявлению документами подтверждается, что на земельном участке ведется деятельность по сбору и приему отходов от сторонних организаций, что свидетельствует об использовании объекта не в соответствии с целями, указанными в договоре аренды. "Вывоз отходов на утилизацию не производится, что, в свою очередь, приводит к значительному ухудшению экологической ситуации на земельном участке, а строительство запланированного здания так и не начато. По указанным фактам комитетом были проведены многочисленные проверки, по результатам которых составлены акты о выявленных нарушениях. Каких-либо доказательств, подтверждающих, что с момента заключения договора до обращения в суд с настоящим исковым заявлением имелись препятствия для использования участка по целевому назначению, ответчик истцу не предоставил".

Напомним, предыдущее судебное заседание, прошедшее 24 октября, ни к чему не привело. Рассмотрение дела по существу было осложнено неясностью исковых требований истца. Выслушав прения сторон, судья Екатерина Чуватина отложила разбирательство и поручила истцам — чиновникам комитета — определиться по поводу предмета исковых требований. На первом заседании у них с этим возникли явные проблемы: юристам комитета так и не удалось дать понять судье, что они имели в виду под обязанием ответчика "привести полигон в надлежащее состояние".

Теперь коллег из районного комитета в суд пришли поддержать юристы КУГИ Ленобласти. Они сидели в зале и по мере сил помогали. При этом сама судья, не проявившая должного, с точки зрения истца, рвения в удовлетворении иска, была 2 ноября заменена. Причина замены так и осталась неясной: никаких пояснений сторонам в процессе дано не было, а определение о замены состава суда пока не опубликовано.

Началось сегодняшнее заседание традиционно с представления сторонами ходатайств.

От истца поступило ходатайство об уточнении исковых требований в части описания освобождения земельного участка. Теперь КУМИ, помимо ранее заявленного требования о расторжении договора аренды, просит суд обязать "Грюнбург" в течение месяца "освободить участок от цистерн, установки для сортировки отходов производства в виде ленточного конвейера, металлических контейнеров, хозяйственных построек, металлического сарая с навесом и прочего находящегося на нем имущества арендатора". Помимо этого, ответчик, по мнению чиновников, должен "передать земельный участок по акту приема-передачи в течение месяца с момента вступления в законную силу решения суда и предоставить его истцу". А в случае неисполнения комитет просит суд разрешить ему самостоятельно за счет ответчика произвести действия по его выселению с параллельным взысканием фактических расходов на это.

Принятое судом ходатайство было встречено неодобрением со стороны ответчика, вызванным прежде всего отсутствием у стороны времени на ознакомление, необходимого для того, чтобы иметь возможность "подготовить свою правовую позицию по этому вопросу".

— Я его только что озвучила, — удивилась судья и начала было вновь цитировать выдержки из исковых требований истца, но юрист бесцеремонно прервала ее на полуслове. Сделав замечание, судья Галенкина все-таки озвучила ходатайство истца, после чего у ответчика появилась возможность возразить: "Если вы считаете, что для того, чтобы сформировать нашу правовую позицию, достаточно, чтобы вы прочитали ходатайство, то мы можем лишь принять решение суда". После этой фразы между адвокатом и судьей развязалась жаркая дискуссия, в ходе которой обе дамы, перебивая друг друга, говорили одновременно:

На заседание по иску о выселении "Грюнбурга" судья позвала приставов

На заседание по иску о выселении "Грюнбурга" судья позвала приставов

190
Екатерина Геллер

— На основании какой нормы права вы приняли уточнение исковых требований? — спрашивала адвокат.

— Статья 49 АПК РФ.

— Но в этой статье написано про "изменение" исковых требований, а не про "уточнение".

-– Вы что хотите сейчас?

— Я хочу понять, на какую статью ссылается истец.

— На статью 49 АПК РФ, могу предположить.

Не добившись от судьи ничего другого, адвокат обратилась с тем же вопросом к представителю истца, но та лишь вторила словам Галенкиной: "Статья 49 АПК РФ".

"Допрос судьи" после этого продолжился:

— Вы не могли бы мне на основании статьи 49 АПК РФ указать, где здесь есть…

— Так, — не стала дослушивать судья, — уточнение исковых требований в том виде, в котором оно заявлено истцом, судом уже принято. Мнение ответчика в данной ситуации не учитывается.

— Позвольте мне сказать… — с неожиданной робостью попросила слова юрист.

— Не на этом этапе, — отрезала судья и предложила ответчику представить другие ходатайства.

Напомним, что 4 октября суд наложил по ходатайству чиновников запрет ООО "Грюнбург" на сбор и прием отходов на арендуемом у КУМИ земельном участке. И теперь представитель компании воспользовался словом, чтобы попросить суд снять этот запрет, не дающий компании зарабатывать на аренде участка.

"Согласно тексту определения, — начала свое ходатайство представительница ответчика, — обеспечительные меры суд установил с целью предотвращения "нанесения ущерба земельному участку и ухудшения экологической обстановки на территории Кировского района Ленобласти". Но суд, принимая решение об обеспечительных мерах, не принял во внимание 6-й абзац ст. 42 Земельного кодекса РФ, а именно "соблюдение при использовании земельных участков требования градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов", которые налагают на юридических лиц целый ряд обязательств, объем которых зависит от конкретного вида деятельности в границах земельного участка, а также вне таких участков, на землях и территориях, а именно ответственность арендатора согласно условиям договора аренды. Поскольку договор не расторгнут, а решения суда по этому вопросу еще не вынесено, договор считается действующим. Соответственно, на его основании землепользователь обязан предотвращать любую угрозу санитарно-эпидемиологическому благополучию неопределенного круга граждан и не создавать опасность причинения вреда окружающей среде. На основании определения суда ответчик, будучи специальным субъектом, а именно лицензированным в сфере обращения с отходами производства и потребления, сброс, сбор и вывоз на свалку бытовых отходов муниципального образования…"

Речь прервала судья:

— Нет необходимости зачитывать данное ходатайство, поскольку оно по нормам АПК подлежит рассмотрению в пятидневный срок без вызова сторон.

— Я зачитываю это ходатайство в связи с тем, что оно достаточно сложное и технически серьезное, — возразила адвокат, — поэтому ответчик счел возможным обратить внимание суда на определенную ответственность за тление, ворошение и горение. У нас есть уведомление от "Ленобллеса" по принятию мер предотвращения тления и горения, поэтому я позволила себе потратить время суда на озвучивание. Поскольку есть возможность последствий нарушения деятельности ответчика, в результате которого может быть создана угроза экологической обстановке, просим рассмотреть ходатайство об отмене применения части обеспечительных мер.

— Ходатайство будет приобщено к делу, но сейчас мы его рассматривать не будем.

На этом с ходатайствами сторон было покончено, и суд дал возможность ответчику озвучить свою позицию, что также вызвало некоторые затруднения:

— Мы не можем дать какие-то свои пояснения в связи с тем, что получили документы (речь идет об уточнении истцом своих требований. — Ред.) только что и наша правовая позиция нуждается в уточнении.

Заседание продолжилось. Судья Галенкина, услышав, что срок спорного договора, заключенного в конце 2013 года, истекает в 2018 году, сделала вывод:

— То есть через год он в любом случае должен прекратиться.

— Через год он либо продлится, либо прекратится, — возразила адвокат ответчика. — Если суд говорит, что он прекратится, то, наверное, имеет место односторонняя трактовка?

— Я говорю это с учетом позиции, занимаемой администрацией сейчас, — не растерялась судья.

Юрист же напомнила, что есть позиция не только администрации, то есть арендодателя, но и арендатора.

Под конец заседания юрист ответчика и судья окончательно потеряли общий язык и общались, буквально не слыша друг друга.

Вернувшись к вопросу о ходатайстве истца, адвокат "Грюнбурга" попыталась уточнить у суда, в соответствии с какими исковыми требованиями стороне ответчика строить свою правовую позицию: на основании предыдущих исковых требований, то есть без учета уточнений, или же с учетом (но в этом случае правовая позиция ответчика, как было озвучено ранее, нуждается в уточнении), — высказав готовность "взаимодействовать с судом и так, и так".

Судья не удостоила сторону своим ответом и после явно затянувшейся паузы как ни в чем ни бывало обратилась к представителю ответчика с очередным вопросом, на этот раз касающимся оснований для расторжения договора. Юрист предприняла еще несколько попыток добиться ответа судьи, с каждым разом все смягчая свой тон, но тщетно. Неизвестно, сколько еще это могло продолжаться, если бы ответчик не заявила отвод судье.

Ходатайство об отводе будет рассмотрено сегодня, 8 ноября. А в основном процессе в связи с этим был объявлен перерыв до 14 ноября.

Представители администрации от комментариев отказались. Адвокат "Грюнбурга" также не стала общаться с судебным репортером "ДП", сославшись на занятость: она сразу приступила к подготовке ходатайства об отводе судье.

Между тем позицию ответчика пояснил сам ответчик — владелец "Грюнбурга" Владимир Хильченко: "Судья допустила ряд ошибок. Во-первых, речь идет об уточнении исковых требований. Здесь имеет место грубое нарушение законодательства. Чтобы было понятно, заявлены они были буквально перед заседанием, в 3 часа ночи: специальный сервис системы arbitr.ru позволил нам это четко отследить. Судья должна была либо отклонить их, либо дать нам время на ознакомление и выработку правовой позиции. Она не сделала ни того, ни другого. Судья не имеет права находиться "в процессе" — только "над процессом". Но пару раз она даже оговорилась, показав, что она именно "в процессе", то есть встала на одну из сторон. По сути, я уверен, у нее уже было готово решение и лишь отвод не позволил ей вынести его на этом же заседании. Было очевидно, что решение уже было принято и никто не собирался слушать нашу позицию. Кроме того, были нарушены конституционные права. Конституция, как мы помним, — основной закон, которым руководствуется не только каждый гражданин, но и судья. Лес — это достояние государства, а действующий полигон — место повышенной пожароопасности, в котором всегда есть точки возгорания. При наличии на нем компании, которая за него отвечает, возгорания не происходят. Если в момент, когда прекращается деятельность этой компаний — а нам запретили вести деятельность, — произойдет возгорание, будет нанесен ущерб РФ, спросят с нас. Судья не сняла обеспечительные меры, чем в одностороннем порядке взяла на себя ответственность. Кроме того, судья допустила и процессуальные нарушения, позволяющие усомниться в ее объективности. В упомянутой ею статье 49 АПК РФ просто нет такого слова, как "уточнение" исковых требований. Судья не имела права не только принимать ходатайство истца, но даже так выражаться. Она просто высказала то, чего нет в законе, что является грубейшим нарушением с ее стороны, показывающим либо ее непрофессионализм, либо какие-то сторонние доводы. В данном случае трудно предположить, что судья имеет низкую квалификацию. Вообще замена судьи, которая происходит по такому формальному, незначительному делу, показывает, что кто-то очень заинтересован в его решении".

Новости партнеров
Реклама