Фото: Ловецкий Дмитрий

Шведско-финская Telia продает свои акции "Мегафона" Газпромбанку за 60 млрд рублей

С рынка связи РФ уходит очередной западный инвестор: шведско–финская Telia продает все свои акции "МегаФона" Газпромбанку — эксперты говорят о "приходе не инвестора, но государства".

Вчера шведско–финская Telia Company, стоявшая у истоков создания "МегаФона", сообщила о достигнутой договоренности по продаже 19% акций оператора структурам Газпромбанка. Весь пакет продается за 60,4 млрд рублей, по 514 рублей за акцию, с дисконтом 9,8% к цене предыдущего дня торгов на Московской фондовой бирже. Ранее, в октябре, Telia Company реализовала на бирже 6,2% акций "МегаФона" по 585 рублей за бумагу, причем продала больше, чем планировалось, из–за высокого спроса.

Извольте пройти под землю: как власти Петербурга будут очищать небо над Невским проспектом

Извольте пройти под землю: как власти Петербурга будут очищать небо над Невским проспектом

2689
Жанна Журавлева

Газпромбанк опубликовал заявление о покупке миноритарного пакета акций "МегаФона". Покупатель ожидает "дальнейшего усиления рыночных позиций" оператора.

Сейчас крупнейший акционер "МегаФона" (56,3%) — холдинг USM миллиардера Алишера Усманова, еще 20,8% акций находятся в свободном обращении, а 3,9% акций — у Megafon Investments Cyprus ("дочка" "МегаФона"). USM в своем официальном обращении "приветствует Газпромбанк в качестве нового акционера и надеется, что кредитная организация имеет долгосрочные планы на инвестиции в оператора". Сам "МегаФон" "ждет официального извещения о продаже акций и пока не владеет полной информацией". При этом руководство оператора отмечает, что у компании "исторически сложилось тесное плодотворное сотрудничество с Газпромбанком".

Уходят все

На протяжении нескольких лет все значимые западные инвесторы покинули российский рынок связи. Вспомнить хотя бы спешный уход шведских владельцев из "Tele2 Россия" или норвежского Telenor — из VEON (бывший VimpelCom).

На то есть две основные причины, говорит Леонид Коник, гендиректор информационной группы ComNews. Во–первых, отмечает он, в России иностранцы вынуждены играть втемную — они не знают, что будет с ними и их активом завтра.

"Были истории, когда шведы буквально из газет узнавали об изменениях в "МегаФоне", — рассказывает Коник.

Смартфоны российских брендов заняли место китайцев и могут перейти в более дорогой сегмент

Смартфоны российских брендов заняли место китайцев и могут перейти в более дорогой сегмент

2653
Жанна Журавлева

Во–вторых, это рынок с падающей доходностью (чистая прибыль "МегаФона" сокращалась и в I, и во II кварталах 2017 года. — Ред.).

Уход шведов с рынка закономерен по ряду причин, согласен Юрий Брюквин, гендиректор агентства "Рустелеком": "Российские партнеры в иностранцах уже не сильно нуждаются. Рост отрасли замедлился. А риски разного рода выросли".

"В последнее время влияние Teliа на "МегаФон" было небольшим, — отмечает Константин Анкилов, гендиректор агентства "ТМТ Консалтинг". — И польза от их присутствия тоже была невелика — трасфера технологий не происходило".

По словам Брюквина, Telia не оказывала сколько–нибудь существенного воздействия ни на "МегаФон", ни вообще на российскую отрасль связи уже лет десять. "Но в свое время, в 1990–х, они серьезно повлияли на отрасль и конкретно на Северо–Западный регион, — вспоминает Брюквин. — Взять хотя бы волоконно–оптическую линию связи от границы Финляндии к Петербургу и дальше к Москве. Это был революционный проект".

Портфель Газпромбанка

Эксперты рынка считают, что серьезных изменений в политике "МегаФона" не будет, а чтобы тасовать менеджмент, у Газпромбанка нет даже блок–пакета. В обсуждениях постоянно звучит мнение о том, что Газпромбанк, скорее всего, промежуточный владелец акций. Впрочем, точно так же говорили о структурах Усманова в момент приобретения акций "МегаФона" в 2008 году.

Вероятно, решение о покупке в большей степени политическое, чем экономическое. "Сейчас, когда дана установка на цифровую экономику, то есть основанную на владении и управлении данными, государство хочет больше, чем когда бы то ни было, контролировать инфраструктуру", — говорит Коник. По его словам, это "приход не инвестора, но государства".

Остается вопрос: почему акции не выкупил сам Алишер Усманов? Леонид Коник считает, ответ прост: "Излишков доходов у Усманова нет, а "МегаФон" — далеко не "голубая фишка".

Жанна Журавлева Все статьи автора
1 ноября 2017, 00:06 3172
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама