Священный гон и барабаны. Программа "Золотая маска в Петербурге"

При словах "Золотая маска" сразу представляются пышные церемонии, лауреаты с номинантами, вечные стоны на тему "почему дали тому, а не дали этому". С лету вспоминаются скандалы вокруг составов экспертных советов в рамках новейшей битвы консерваторов с футуристами в Минкульте и Союзе театральных деятелей. Но это еще не вся "Маска", тут главное не перепутать. Есть фестиваль и премия, а есть одноименная программа, по сути — гастрольное предприятие, развозящее по городам и весям театральные новинки (или просто спектакли, достойные внимания). В Норильск, к примеру, под грифом "Золотой маски" этой осенью отправляется петербургский театр "Мастерская", в Череповец едет "Ромео и Джульетта" из Карелии, а в Петербурге ждут москвичей.

Опера–seria. "Собачье сердце" Максима Диденко в театре "Приют комедианта"

Опера–seria. "Собачье сердце" Максима Диденко в театре "Приют комедианта"

1292
Ольга Комок

Программа "Золотая маска в Петербурге" проводится восьмой год — с перерывами. Прежде она была аффилирована с Культурным форумом, в этот раз, несмотря на календарное совпадение, обойдется без оного. Бывало, до нас с помощью золотомасочного покровительства добирался и Курентзис из Перми, и балеты из Екатеринбурга. В этот раз в планах три драматических спектакля 2016 года выпуска: "Барабаны в ночи" Юрия Бутусова из Театра им. Пушкина, "Изгнание" Миндаугаса Карбаускиса из Театра им. Маяковского, "Анна Ахматова. Поэма без героя" Кирилла Серебренникова и Аллы Демидовой из "Гоголь–центра". Станут ли эти спектакли номинантами премии–2018 — выяснится только 2 ноября. Значит, пока что можно и нужно смотреть их без оглядок на театрально–букмекерские страсти, ради чисто художественного удовольствия.

Или ради неудовольствия, полезного для здорового духа. Петербург давно разделился на две партии — одна принимает творчество Юрия Бутусова с неизменным восторгом, другая не принимает ни в какую. Настало время ознакомиться с московской точкой зрения на этот волнующий предмет. 31 октября на Новой сцене Александринского театра покажут его "Барабаны в ночи" по ранней, но, как всегда, интеллектуально–антивоенной пьесе Бертольда Брехта. Труппа Театра им. Пушкина, как положено у Бутусова, будет много барабанить, буянить и ассоциативно, а то и диссоциативно выступать в дичайшем кабаре (почти как в "Кабаре. Брехт" Театра им. Ленсовета, только, кажется, еще громче). Яростный саундтрек, бескомпромиссная травестия, мертвый солдат весь вечер на арене, мелкий монтаж актерских этюдов, Берлинскую стену сначала разбирают, потом собирают вновь — все как мы любим (или не любим). У москвичей бутусовский метод — разодрать пьесу на клочки и растянуть на 4 часа — обнажен до предела. В первый акт укладывается текст Брехта, длинный второй отдан будто бы бессвязным вариациям на тему. В этом сценическом безумии послание режиссера читается совершенно ясно: пока говорят пушки, голос разума (и разумный голос Брехта) просто не может быть слышен.

Другой, пожалуй, северный полюс программы "Золотая маска" — спектакль "Гоголь–центра" (который в Петербурге вроде бы еще ни разу не бывал) "Анна Ахматова. Поэма без героя". Здесь поди пойми, кто режиссер — Кирилл Серебренников или Алла Демидова, читающая "Поэму без героя" вперемешку с собственными комментариями к ней, воспоминаниями о похоронах Ахматовой и прочими документальными вставками. Демидова рассказывает о поэте, эпохе и о себе, Серебренников показывает видеонарезку фотографий (Мейерхольд, Мандельштам, Гумилев, Кузмин — весь потерянный и расстрелянный пантеон) и свет, который во тьме светит, и тьма не объяла его. Моноспектакль на большой сцене БДТ пройдет два вечера, 28 и 29 ноября: аншлаг предсказуем и ожидаем.

Посередине программы — "Изгнание". В точном переводе с литовского — "Гон". Пьеса Марюса Ивашкявичуса прокатилась по прибалтийским государствам прежде, чем добралась до Театра им. Маяковского (и лишилась польских, украинских, английских словечек вместе с русским матом). Миндаугас Карбаускис ставил полудокументальную "хронику одного путешествия" об иммигранте в чужой стране как будто о себе. А Вячеслав Ковалев превращает литовского бомжа в Лондоне в олицетворение "чужака по жизни" — брутального мужичка, способного выжить в любых условиях и выбраться из любых передряг, не теряющего при этом ни скептицизма, ни склонности к саморефлексии. Виртуозный театральный футбол, где мяч монолога подхватывают актеры (каждый в нескольких ролях, не исключая амплуа собаки), обращают исповедь в комиксы, а их, в свою очередь, почти в библейские притчи, будет разыгран 16–17 ноября в Молодежном театре на Фонтанке. И этот "священный гон" нам пропускать совсем нельзя — во всяком случае московские критики, видевшие премьеру этим летом, не рекомендуют.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Ольга Комок Все статьи автора
20 октября 2017, 15:23 534
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама