Павел Горошков Все статьи автора
28 сентября 2017, 00:05 39274

Тайны — следствию. Силовики ищут компромат на крупных налогоплательщиков в офисах налоговых консультантов

Силовики все чаще ищут компромат на крупных налогоплательщиков в офисах налоговых консультантов. Это подрывает доверие к ним клиентов, которые уже начали перетекать от консалтинговых фирм к российским адвокатским объединениям, — доходы адвокатов стремительно растут.

В исследовании "Делового Петербурга" "Карта юридического рынка Петербурга", очередной выпуск которого вышел 20 сентября, впервые петербургское адвокатское бюро — "Ильюшихин и партнеры" — обогнало по доходам от налоговой практики петербургские офисы крупнейших мировых налоговых консультантов: Ernst&Young, PwC, KPMG и Deloitte. Согласно Карте, доходы каждого из четверки и конкурирующей с ними международной консалтинговой фирмы DLA Piper от налогового консалтинга в 2016 году колебались в диапазоне 75–145 млн рублей, тогда как у "Ильюшихина" они составили 186 млн.

Карта юридического рынка Петербурга №3. Доходы за 2016 год

Карта юридического рынка Петербурга №3. Доходы за 2016 год

2577
Павел Горошков

Сказались обыски

Между тем на прошедшей 20 сентября региональной практической конференции "ДП" по уголовно–правовой защите бизнеса сразу несколько спикеров рассказали о новой тенденции, которая, возможно, и сказалась на доходах участников рынка. По версии спикеров–адвокатов, международные консалтинговые фирмы, которые не имеют статуса адвокатских объединений, находятся в уязвимом положении: они не защищены специальными законами, и следственные органы имеют право обыскивать их офисы без санкционирующих это судебных актов.

В связи с этим правоохранительные органы, если у них возникают вопросы к налогоплательщику, не раздумывая отправляются с ревизией в офис консультирующей его компании. Так в распоряжение следователей попадают документы, которые клиенты передали консультантам на условиях конфиденциальности, а также переписка, съемные носители информации, меморандумы, рекомендации консультантов по выстраиванию налоговых схем сделок и бизнес–процессов.

Нередко эти схемы расцениваются следователями как мошеннические, и клиентам предъявляется обвинение в уклонении от налогов. Консультанту при этом делают предложение, от которого очень сложно отказаться: либо привлечение к уголовной ответственности за соучастие, либо статус главного свидетеля обвинения в уголовном деле против теперь уже бывшего клиента, который таким образом остается совершенно беззащитным перед налоговыми и следственными органами.

Слабость позиции консультантов, говорят адвокаты, состоит в том, что они не защищены законом "Об адвокатуре", который позволяет не свидетельствовать против своих доверителей.

Налоговая достает из–под земли. АО "СМУ-11 Метрострой" оспаривает претензии ФНС на 1 млрд рублей

Налоговая достает из–под земли. АО "СМУ-11 Метрострой" оспаривает претензии ФНС на 1 млрд рублей

8332
Павел Горошков

Все опрошенные "ДП" участники "большой четверки" консультантов официально отказались от комментариев этой версии. "Большое спасибо за предоставленную возможность, но мы воздержимся от комментария на эту тему", — сообщили в Ernst&Young. "Я не буду это комментировать", — был категоричен партнер по налоговой практике в Петербурге Deloitte Артем Васютин. "К сожалению, я сейчас не смогу дать комментарий от лица KPMG", — извинилась директор налогового отдела Северо–Западного регионального центра КПМГ Екатерина Бурлянд. Не стали отвечать на вопросы "ДП" и в российском офисе PwC.

Зато управляющий партнер "Ильюшихин и партнеры" Иван Ильюшихин охотно подтвердил, что адвокатский статус действительно помогает ему в борьбе за клиентов. Что касается возросших доходов от налогов, то львиную долю их, по его словам, дал один кейс — успешное возмещение НДС на 2 млрд рублей для Независимой нефтегазовой компании. "С этого гонорара успеха мы все налоги заплатили", — заверил адвокат.

Хороший свидетель

В открытых источниках есть информация всего о двух обысках в офисах "большой четверки" за последнее время: первый состоялся летом 2016 года у PwC (следователи искали документы "РусГидро" в рамках уголовного преследования бывшего гендиректора госкорпорации Евгения Дода), второй — весной 2017 года у Deloitte (сотрудники Следственного комитета изъяли документы, касающиеся работы лишившегося лицензии Пробизнесбанка).

В обоих случаях консалтинговые фирмы в своих комментариях в СМИ заявляли, что оказывают сотрудникам следственных органов "полное содействие в рамках расследования" в отношении их "бывшего клиента".

Гораздо чаще, по словам участников рынка, следователи посещают офисы более мелких консалтинговых фирм, но эти факты редко попадают в прессу. При этом консультанты, независимо от размера их фирмы, как правило, тоже оказывают "полное содействие" следователям.

"Такое бывает, — подтвердил "ДП" источник в правоохранительных органах, не понаслышке знакомый с практикой работы "налоговых" подразделений. — Если в отношении конкретного налогоплательщика возбуждено уголовное дело или ведется доследственная проверка и есть основания предполагать, что в офисе такой–то консалтинговой фирмы могут храниться документы об этом налогоплательщике, то наши дознаватели и следователи, разумеется, всегда выходят туда с обысками или осмотрами".

Источник рассказал "ДП" и то, что правоохранителями учитывается позиция Пленума Верховного суда, согласно которой консультант может быть привлечен к уголовному делу и как соучастник, и как пособник. Но, по его словам, судебной практики по привлечению консультантов к уголовной ответственности очень мало, потому что большинство из них предпочитают статус свидетелей обвинения: "Нас еще в университете учили, что хороший свидетель лучше, чем плохой обвиняемый". А с такими свидетелями обвиняемым бизнесменам остается только деятельно раскаиваться в противоправных деяниях и возмещать ущерб бюджету в размере доначисленной налоговиками недоимки, пеней и штрафов. Если бизнесменам есть чем платить, они, как правило, конечно же, соглашаются.

Интересно, что в последние 2 года многие юридические холдинги обзавелись в своем составе адвокатскими бюро. Но панацеей от обысков они это не считают. "Адвокатский статус защищает от сотрудников МВД, а Следственный комитет, которому подсудны налоговые дела, прекрасно в полном соответствии с УПК РФ может возбуждать и возбуждает уголовные дела против адвокатов за соучастие и пособничество, — говорит Егор Носков, управляющий партнер "Дювернуа Лигал". — Сейчас многие юрфирмы, и мы в том числе, обзавелись своими адвокатами. Но не для того, чтобы не было обысков или чтобы защититься самим от уголовного преследования, а для того, чтобы не остаться на обочине, если реформа завершится запретом на выступления в суде неадвокатам".

Это еще одно проявление адвокатского лобби, которое добивается, чтобы в суды ходили только адвокаты. Мне не известно ни одного случая, чтобы СКР зашел к налогоплательщику через его консультанта. Зато теперь такие заявления могут быть восприняты следователями как руководство к действию. Крупнейшие налоговые консультанты давно не консультируют по поводу оптимизации налогообложения. Сейчас их функция, скорее, искать налоговые риски. Мы работаем с Dentons, Deloitte, EY, и никто из них никаких схем не рисует. А консультироваться мы давно ходим в саму налоговую инспекцию.
Алексей Мельников
первый заместитель гендиректора ООО "Марвел КТ"
Хочу напомнить, что основной целью нашей деятельности является изучение проблематики по существу. И достижение какой–то истины. А насчет довода, будто адвокатский статус является единственным оплотом для сохранения налоговой тайны, хочу с сожалением отметить, что в последнее время часто статус адвоката юристы получают не для того, чтобы заниматься адвокатской деятельностью, а просто для того, чтобы создать сложности следственным органам при исполнении ими своих обязанностей.
Станислав Жарновецкий
заместитель начальника 6–го отдела УЭБиПК (ОРЧ№8) ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти
Действительно, иногда правоохранительные органы пытаются квалифицировать работу юридических консультантов как пособничество предпринимателям в совершении экономических и налоговых преступлений. Ч. 5 ст. 33 УК РФ говорит, что "пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации". И предпринимаются попытки привлечь к ответственности консультантов, которые по сравнению с адвокатами обладают намного более слабым иммунитетом к такого рода действиям.
Валерий Зинченко
управляющий партнер Pen&Paper
Если для адвокатов установлены законодательные гарантии в части недопустимости их допроса, а также ограничения возможности производства обыска и выемки, то для налоговых консультантов, не являющихся адвокатами, подобные ограничения отсутствуют, и они подлежат уголовной ответственности за отказ от дачи показаний, за дачу заведомо ложных показаний, а ст. 51 Конституции РФ имеет очень ограниченное действие, так как клиенты не относятся к категории близких родственников.
Константин Третьяков
адвокат, советник, руководитель российской уголовно–правовой практики Dentons
Новости партнеров
Реклама