Павел Горошков Все статьи автора
22 сентября 2017, 00:12 34143

Переезд в Петербург. Кризис выманил российские капиталы из офшоров

Фото: Владимир Баранов/ТАСС

"ДП" опросил участников юридического рынка Петербурга и выяснил, что с начала налоговой реформы российского законодательства петербуржцы задекларировали активов на общую сумму более $3,2 млрд.

Реформа российского налогового законодательства, направленная на выманивание российских капиталов из офшорных юрисдикций, идет уже пятый год, но активизировалась она в кризисный период, когда из–за санкций иссяк поток капитала иностранного. Основные надежды власти возлагали на законы об амнистии капиталов и безналоговую ликвидацию. Первый позволяет российским физлицам задекларировать имеющиеся офшоры (не раскрывая их содержимое), второй — ликвидировать их и официально принять во владение находившиеся на них активы, не платя за них подоходный налог.

Фрахт с дубликатом. Как петербургские фирмы выводят деньги за рубеж по судебному акту

Фрахт с дубликатом. Как петербургские фирмы выводят деньги за рубеж по судебному акту

89356
Павел Горошков

До конца 2017 года, когда еще можно подавать эти декларации, осталось немного, и "ДП" решил узнать, насколько популярными у петербургских бизнесменов стали предложенные государством инструменты. Опрос петербургских юридических фирм, имеющих налоговую практику, показал, что петербуржцы, число которых колеблется в диапазоне 250–500 человек, за последние полтора года успели задекларировать активов на $3,144 млрд. А общее количество офшорных компаний, используемых петербуржцами, за этот период снизилось с 5–7 тыс. до 1,5–2 тыс.

При этом, отмечают участники рынка, большинство декларантов тянули до последнего и решение о раскрытии информации приняли в последний день подачи деклараций. В то же время юристы констатируют обратный тренд: большинство клиентов так и не поверили в реформу и, несмотря на многочисленные неудобства использования офшоров в современных условиях, предпочли еще дальше спрятать активы от родных властей.

Мало времени, чтобы поверить

"По нашим наблюдениям, амнистия капиталов стала гораздо менее удачным проектом, чем проект по деофшоризации в целом, — комментирует ситуацию Елена Килинкарова, руководитель налоговой практики "Максима Лигал". Главная причина недоверия, по словам управляющего Malkov&Partners адвоката Василия Малькова, состоит в том, что буквально до последних поправок, заработавших лишь минувшим летом, реформа опиралась на практически нерабочие законы: "Антиофшорное законодательство обладало таким количеством багов, что ни один здравомыслящий бенефициар офшоров, взвесив все риски, не вписывался в эту амнистию".

Когда "баги" все исправили, бизнесмены стали один за другим принимать решения о выходе из офшорного "подполья". "На россиян с 2014 года идет давление с двух сторон, — говорит Егор Носков, управляющий партнер "Дювернуа лигал". — С одной стороны, после присоединения Крыма российские граждане стали фактически персонами нон–грата во многих иностранных юрисдикциях, где банкиры подвергают их дополнительным проверкам, вынуждая закрывать счета и выводить средства. С другой стороны, российские налоговые органы, открывая объятия амнистии, развернули активные административные действия, увеличивая риски от сокрытия активов".

Есть куда бежать. “ДП” составил карту недорогих офшоров, не сотрудничающих с ФНС

Есть куда бежать. “ДП” составил карту недорогих офшоров, не сотрудничающих с ФНС

Николай Менделев

Тянули до последнего

Юристы из российских фирм отмечают, что государство оставило на принятие столь щекотливых решений слишком мало времени, а доверие именно петербургских бенефициаров офшорных фирм к местной налоговой находится на настолько низком уровне, что наш регион стал лидером по количеству декларантов, которые предпочли подавать документы в центральный аппарат ФНС.

"Жители Курортного района предпочитают, чтобы сотрудники ближайшей межрайонной инспекции, в которую они ходят получать имущественные и образовательные вычеты, не знали о том, что у них есть офшоры", — говорит Василий Мальков.

Партнер налоговой практики DLA Piper Елена Михайловская на это возражает, что многие ее клиенты тоже сначала боялись, но, увидев, какие очереди стоят в центральном аппарате, махнули рукой и подали по месту прописки. "Теперь, когда настал этап безналоговой ликвидации контролируемых иностранных компаний и трастов, они в выигрыше: куда удобнее, когда вся информация лежит в местной инспекции".

По словам Ирины Серовой, управляющей санкт-петербургским офисом "Хренов и партнеры", останавливало клиентов и то, что самостоятельно разобраться с правами и обязанностями лиц, связанных с участием в иностранных компаниях, а также контролем над ними, и доходами, которые ранее не декларировались, чрезвычайно сложно: "Нормы об этих правах и обязанностях содержатся в различных законах, они разрозненны, и сопоставить их действительно сложно не только обычным людям, но и профессиональным юристам. Мы рекомендовали подавать декларацию только тем клиентам, которым закон вменяет это в обязанность, а не только в право".

Расчеты государства, что в обмен на очень лояльную амнистию капиталов бизнес переедет в Россию, не оправдались в том объеме, на который рассчитывали. По всей России ею воспользовались около 2,5 тыс. человек. Нетрудно догадаться, что в основном в Москве. В Петербурге их количество было кратно меньше. Наша компания сопровождала в Петербурге около 10 кейсов по амнистии с общей суммой активов около $50 млн. Причем все спецдекларации подавались в центральном аппарате ФНС в Москве практически в самый последний день, что наглядно показывает, как сложно было жителям Курортного района и Крестовского острова решиться на этот шаг. Причем, судя по многочасовым очередям на подачу в тот период, не только наши клиенты откладывали принятие решения до последнего.
Константин Зиятдинов
руководитель департамента международных проектов "Прайм Эдвайс"
Новости партнеров
Реклама