Предприниматели Арсений Андерссон (cправа) и Влад Бодмодов активно занимаются масштабированием своего бизнеса. В планах пирсеров — открыть St. Scalpelburg в Москве­ и Милане. 
Фото: Сергей Ермохин

Ювелирная работа. Как открыть пирсинг-бутик с оборотом 30 млн рублей

Предприниматели Арсений Андерссон и Влад Бодмодов открыли пирсинг–бутик St.Scalpelburg, где продают и устанавливают люксовые украшения из титана и золота. Ежемесячно число клиентов вырастает на 200 человек, а годовая выручка компании равна 30 млн рублей. Сейчас пирсеры открывают вторую точку в Москве.

Работая пирсерами в убыточной тату–студии, предприниматели Арсений Андерссон и Влад Бодмодов решили выкупить у владельцев остатки украшений и открыли свой небольшой магазин на Невском пр. в 2012 году. Вложив 20 тыс. рублей в расширение ассортимента, бизнесмены начали работать с китайскими украшениями для пирсинга, но со временем переключились на люксовые изделия из титана и золота. Поскольку клиентам часто требовалась помощь в их установке, партнеры по бизнесу занялись оказанием пирсинг–услуг. Сейчас их пирсинг–бутик St.Scalpelburg (ООО "Скальпельбург") работает с годовой выручкой 30 млн рублей. А Арсений Андерссон и Влад Бодмодов готовят к открытию вторую точку в Москве.

Холодный расчет. Как создать собственный бренд за пять шагов

Холодный расчет. Как создать собственный бренд за пять шагов

1688
Инна Рейхард

Премиум–сегмент

"Концепция российского пирсинга — "навешать" как можно больше украшений, своего рода малолетнее бунтарство. Глядя на американских коллег, мы пришли к выводу, что акцент должен быть на качестве и оригинальности конкретного украшения, а не на количестве", — рассказывает Арсений Андерссон. По словам предпринимателя, в основном бутик работает с двумя брендами, Industrial Strength и Auris Jewellery, которые поставляют изделия из имплантационного титана и золота. Всего в ассортименте компании до 1 тыс. украшений, стоимость самого дорогого достигает 50 тыс. рублей.

Чтобы начать сотрудничать с производителями украшений, компания получила лицензию на осуществление пирсинг–услуг. "Это специфический товар, и первому встречному его не продадут", — комментирует Арсений Андерссон. В июле 2016 года St.Scalpelburg переехал на Лиговский пр. и занял помещение площадью 170 м2, включающее торговый зал, кабинет для пирсинга, бьюти–бар для оформления бровей, ресниц и пр. В скором времени там же появится косметология. Сейчас в команде бутика шесть пирсеров и два визажиста. Кроме того, на базе бутика функционирует Академия пирсинга, в которой предприниматели обучают желающих искусству пирсинга.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Проколотый рынок

Пирсинг в Петербурге можно сделать не только в узкоспециализированных местах вроде St.Scalpelburg, но и в тату–салонах (среди лидеров — "Барака", Bizango и пр.), клиниках и даже парикмахерских — их численность достигает 1 тыс. При этом далеко не у всех мастеров есть лицензии на проведение процедуры.

С точки зрения Максима Беляева, владельца и мастера Bizango, в Петербурге четыре–пять студий, работающих с дорогими украшениями: "Также в городе работает много непрофессиональных студий — их посчитать сложно, вырастают как шавермные".

Инна Рейхард Все статьи автора
19 сентября 2017, 10:49 1621
Новости партнеров
Реклама