Максим Кантор, художник Все статьи автора
8 сентября 2017, 10:43 1224

Теория относительности моральных императивов

Второй день работы ПМЭФ.
министр экономического развития Алексей Улюкаев
Второй день работы ПМЭФ. министр экономического развития Алексей Улюкаев
Фото: Ковалев Петр Купить фото

Экс-министр экономики Алексей Улюкаев прокомментировал в четверг в Замоскворецком суде Москвы высказывания главы "Роснефти" Игоря Сечина цитатой из "Энеиды" Вергилия. "Бойтесь данайцев и дары приносящих. Бойтесь данайцев, приносящих колбайцев", — сказал он на просьбу журналистов прокомментировать высказывание Сечина относительно уголовного дела, пишет Интерфакс.

Министр экономического развития Российской Федерации Алексей Валентинович Улюкаев пишет стихи. Первая публикация — в журнале "Студенческий меридиан" (1978 год). Опубликовал сборники стихов "Огонь и отсвет" (2002), "Чужое побережье" (2012), "Авитаминоз" (2013).

Максим Кантор, художник:

15 лет назад умерла мама.

Папа был плох, чтобы быть с ним вместе и вывезти его за город (мы жили в разных квартирах), мы сняли на лето дачу в Кратово. Я, жена, мой взрослый уже сын и мой отец — мы прожили мокрое подмосковное лето на даче.

Дачу сняли случайно, по объявлению.

Кратово место дорогое, но мы любили именно это место — поскольку снимали там, когда сыну было 3 года и лет десять подряд. Так что привыкли.

И вот сняли снова в том нехорошем году.

А дача была отличная.

Это была старая подмосковная деревянная дача, с терраской, с мезонином, с балконом с балясинами, с соснами по участку, с чердаком, заваленном книгами.

Книги были везде — и книги прекрасные.

Уверяю вас, я разбираюсь в библиотеках.

Так вот, это была прекрасная библиотека — по московским стандартам.

Я жил в комнате хозяина — то есть в той комнате, где хозяин дачи подрастал когда-то, в то время он уже много лет этой дачей не пользовался. и я узнал таким образом, какие книги он читал, будучи подростком. Он прочел все, что надо, и хорошо прочел. И Купера, и Толстого, и Вальтера Скотта, и Чехова, и Шекспира, и Куприна, и Стивенсона, и Замятина, и Данте, и Бернса, и Лермонтова — там было все вперемешку. С заломанными страницами, с закладками.

Мне было приятно жить в этой комнате.

Это была комната хорошего мальчишки, даже отличного мальчишки. В одной из книг я нашел тетрадь с его стихами, хорошими романтическими стихами.

Это была комната Улюкаева. Того самого, который сейчас в тюрьме. Я никогда не видел его самого, дачу сдавали какие-то представители семьи. То, что это его дача, мы узнали случайно. И тогда нам это имя ничего не сказало. Какой-то чиновник, говорят. Брал он за дачу, кстати, не дорого.

Теперь с ним вот это самое случилось.

И каждый либеральный вольнодумец норовит назвать его ублюдком.

Я совсем не знаю ни Улюкаева, никого из этой компании. И знать не хочу.

Но я уверен, что мальчик, такой мальчик, каким он стал после всех этих книг, не может быть плохим.

Поверьте мне, он прочитал в сто раз больше практически любого моего корреспондента на Facebook.

Что там наверху происходит с людьми, я не ведаю.

И возможно, они радикально портятся.

Но тот мальчик не мог бы, я уверен, совсем испортиться.

Не надо над ним глумиться.

От сумы и от тюрьмы не зарекайтесь. Будьте милосерднее. Он вам ничего дурного ведь не сделал. А человек он, судя по прочитанным книгам, хороший.

Впервые: https://www.facebook.com/maxim.kantor.3

Новости партнеров
Реклама