Сергей Воронин, юрист Все статьи автора
24 августа 2017, 11:32 344

Почему задержание и домашний арест

Двадцать второго августа Кирилл Серебренников был задержан в Санкт-Петербурге и отправлен в Москву. Режиссера заподозрили в совершении преступления по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). Двадцать третьего августа Басманный суд отправил режиссера под домашний арест до 19 октября 2017 года.

Сергей Воронин, адвокат, управляющий партнер фирмы "Правовое решение":

Столь бурная реакция общественности на историю с Серебренниковым связана с тем, режиссера арестовали якобы из-за его оппозиции к власти, из-за политической позиции, которую он выражал своим творчеством. Считают, что под стражу хотели заключить прежде всего новатора, творца и креативного человека, который не может быть виновен в растрате. Ведь он хотел, чтобы в тоталитарной стране его островок творчества был прогрессивным. Но есть один момент. Про содержание творчества нет вопросов у следствия. И оппозиционные спектакли продолжают идти свободно. Без каких-либо ограничений. Вопрос только в том, что средства на определенные цели обманным путем были человеком получены в личное распоряжение. То есть сторонники режиссера или возможные соучастники преступления (следствие пока не дает ответа на данный вопрос) пытаются из экономической и хозяйственной части перевести вопрос в политическую плоскость. И в этом отношении даже творческий человек не должен отличаться от остальных граждан.  

В соцсетях обсуждается, зачем нужно было арестовывать Серебренникова. Ведь он не представляет опасности для общества. Он не убийца, не насильник. Почему он не может находиться на свободе, пока идет следствие?

С юридической точки зрения человек становится преступником только тогда, когда это признает суд. До тех пор он подозреваемый и подсудимый. Давайте обратимся к УК РФ. Там четко говорится, что если человек обвиняется в нарушении закона и при этом имеет возможность оказать воздействие на окружающих с целью давления, фальсифицировать документы или каким-то иным способом помешать расследованию, то подозреваемого необходимо изолировать от общества. В новой редакции УК РФ, которую дал поручение разработать Путин, подобной дилеммы нет.

Вдруг он проведет в КПЗ как обвиняемый по делу не один месяц, а потом суд вынесет ему оправдательный приговор?

Такое возможно. Но обычно разрешение на арест суд выдает в том случае, если практически доказана вина человека. То есть доказательства, которые его изобличают, в полной мере реализованы и могут послужить обвинением. В настоящее время также к изоляционным мерам относят те случаи, когда обвиняемый действовал не один и может быть получена возможность сговора с соучастниками, если они еще не установлены.

Стоит ли вообще держать до суда человека, обвиняемого в мошенничестве, ведь он не представляет опасности для общества?

Если мошенник не успел вывести свои активы, следствием они не обнаружены и при этом не могут быть заморожены — стоит говорить о том, что имеет смысл заключать человека под стражу до суда, чтобы он не скрыл следы преступления.

Также в подобных ситуациях поступают и на Западе. Если человек обвиняется в подобном, то он до суда отстраняется от деятельности специальным приказом и продолжает оставаться на своей должности, но без доступа к своим рабочим инструментам. То есть стандартная процедура предусматривает ограничение полномочий на время разбирательства, прекращение профессиональной деятельности. Это закрепляется внесудебным локальным актом учреждения, а процедура прописана полностью в служебной инструкции.

Новости партнеров
Реклама