Жанна Журавлева Все статьи автора
8 августа 2017, 00:08 4852

Исполнительный вице-президент ПАО "ВымпелКом": Если бы мы собирались изобретать велосипед, мы бы не вкладывали в это деньги

Фото: "Вымпелком"

Марек Слачик, исполнительный вице–президент по развитию массового рынка ПАО "ВымпелКом" (бренд "Билайн"), рассказал "ДП", почему новый продукт VEON — это "ни в коем случае не мессенджер, а цифровая платформа" и почему ее пока рано монетизировать.

Стоило ли тратить сотни миллионов рублей — а именно таковы оценки ваших вложений в платформу VEON, — чтобы фактически переизобретать велосипед?

Что мешает взобраться на башню

Что мешает взобраться на башню

2057
Жанна Журавлева

— Мы не называли конкретные цифры. Если бы мы действительно собирались изобретать велосипед, мы бы не вкладывали в это деньги. Мы верим в то, что пользователи смартфонов привыкли общаться друг с другом с помощью мессенджеров. В этой части наш ход рассуждений такой же, как у создателей любого другого мессенджера на рынке. Но мы постарались интегрировать в этот непрерывный поток сообщений другой контент: как развлекательно–новостной, так и партнерские предложения и скидки на актуальные услуги и товары. То есть мы постарались объединить переписку и контент в единую ленту. С первого взгляда VEON для кого–то, может, и выглядит как обычный мессенджер, но нам очень важно донести до пользователей, что мессенджер — лишь часть большой цифровой платформы.

Вы не говорили ни о каких ограничениях объемов бесплатного трафика для ваших абонентов, пользующихся VEON. Их нет?

— Да, внутри VEON трафик для наших клиентов не тарифицируется.

Но тогда возникает такая ситуация. Как известно, безлимитные тарифы снижают стоимость мобильного мегабайта, поэтому операторы недавно от таких тарифов отказались. VEON, если станет популярным, грозит вам огромным нетарифицируемым трафиком. Значит, объем платежей внутри нового продукта должен компенсировать удешевление трафика. Каков ваш бизнес–план?

— Общее правило для внедрения любой цифровой услуги — надо сначала сформировать клиентскую базу. Когда она уже будет, можно на ней зарабатывать деньги. Мы, конечно, не собирались запускать бесплатный сервис без какого–либо понимания, как его монетизировать. Уже сегодня смотрим на то, как мы можем монетизировать отношения с партнерами и поставщиками контента внутри нового продукта в ближайшем будущем. Но не имеет смысла начинать это делать в то время, когда у нас будет, может быть, только несколько сотен тысяч пользователей, — в ближайшие несколько месяцев. Нужно набрать критическую массу.

Какую именно массу, сколько пользователей?

— Не будем спекулировать на тему, что такое критическая масса. Но это точно должны быть миллионы пользователей, значительная доля нашей клиентской базы.

Совладелец "МаксимаТелеком" объяснил, почему только его компания раздает Wi-Fi в метро Петербурга

Совладелец "МаксимаТелеком" объяснил, почему только его компания раздает Wi-Fi в метро Петербурга

3319
Надежда Фёдорова

И потом те сервисы, к которым привыкнут эти пользователи, станут платными?

— Нет, я думаю, что платформа останется бесплатной для пользователей. В наших планах — монетизация за счет партнеров. Есть у нас и другая параллельная цель. Как вы знаете, на российском рынке мобильной связи у всех операторов велик показатель оттока абонентов, то есть довольно много клиентов часто меняют оператора. Наш новый продукт — это один из способов убедить клиента остаться с нами.

То есть на первом этапе, сроки которого не ограничены, для вас новая платформа — это способ минимизировать отток абонентов, а потом она будет генерировать доходы, согласно бизнес–политике, которой сейчас еще нет?

— Первая фаза началась сейчас — мы набираем клиентскую базу, добиваемся, чтобы она стала внушительной на российском рынке, и только после этого реализуем стратегию монетизации. А более конкретно мы сможем о ней говорить, когда уже перейдем ко второму этапу.

Есть у вас понимание, когда начинать второй этап?

— Я бы сказал, что мы с VEON отправляемся в длительное путешествие. Нам нужно время, чтобы привлечь клиентов к цифровому продукту на долгую перспективу. Начнется ли следующий этап в середине или к концу следующего года — это не так важно, я думаю. Что важно — добиться успеха на первом этапе, тогда мы сможем перейти ко второму. Без успеха VEON на российском рынке переход ко второму этапу не имеет никакого смысла. Перед нами стоит задача вирусного эффекта распространения продукта. И мы понимаем, что мир цифровых сервисов не живет по принципу "либо — либо". У каждого из нас много разных приложений в смартфоне.

То есть вы не рассчитываете на то, что человек откажется от Telegram или Facebook в пользу VEON?

— Что важно, в первую очередь мы не можем сравнивать себя с мессенджерами. Мы бы хотели играть на рынке цифровых платформ, где мессенджер — это способ коммуницировать с людьми и взаимодействовать с сервисами, которые мы будем предлагать. Я думаю, не так важно, будем ли мы отбирать клиентов у Telegram или они будут пользоваться Telegram и VEON одновременно. Мне важно донести до абонента, насколько ему выгодно использовать VEON каждый день. Это очень важно — ежедневное использование. Я сам использую четыре мессенджера для общения с разными группами людей. Но VEON должен, по нашей задумке, стать чем–то большим, чем просто мессенджер. Чтобы мы конкурировали не только с мессенджерами, но вообще с любым другим пространством в Интернете.

Ваш проект — это история про трафик, про его многократный рост. Чтобы это выдержать, нужны дополнительные инвестиции в строительство сетей. Насколько вы увеличили вложения?

— Мы инвестируем в сеть на уровне, сопоставимом с другими игроками телеком–рынка. Так, к примеру, в I квартале 2017 года капзатраты увеличились более чем в 2 раза по сравнению с прошлым годом, а соотношение капитальных затрат к выручке составило 16,5%.

Но важен не только и не столько тот объем денег, который вы инвестируете в сеть, сколько эффективность этих вложений. Мы практикуем эффективное, умное планирование и строительство, увеличивая мощности сети в первую очередь там, где самое высокое потребление. Не секрет также, что в этом году у нас идет SWAP (замена телеком–оборудования с переходом на продукцию другого поставщика. — Ред.) по всей России, и мы продолжим этот процесс в первой половине следующего года.

Как уже говорил наш гендиректор Шелль Мортен Йонсен про стратегию, которая основана на бездумно–ковровом строительстве сетей, — она себя не окупает. Для мобильного оператора очень важно отслеживать, сколько трафика потребляют клиенты, как можно монетизировать это потребление. По этой причине мы отказались от безлимитных тарифов — мы видим, что эта стратегия нежизнеспособна на российском рынке.

Сейчас "Билайн" по показателям третий на российском рынке, а когда–то был номером два. Есть ли у вас планы вернуть былые позиции?

— Мы фокусируемся на таком показателе, как доля рынка по выручке. Некоторые ведь меряются количеством только активных SIM–карт в сети. И мы видим, что у нас есть возможности улучшить наши показатели с текущего третьего места по выручке на российском рынке и закрепить первое место на таком стратегически важном для всех операторов рынке, как московский.

"Билайн" был вторым на российском рынке несколько лет назад. Для нашей индустрии это все равно что век назад. Я здесь работаю с сентября прошлого года, смотрю на развитие "Билайна" в России и вижу позитивные тренды, в том числе касательно рыночной доли.

Вы сказали, что глупо меряться SIM–картами, а не выручкой. И тем не менее в России ежегодно раздается не менее 100 млн SIM–карт. Это абоненты, которые курсируют между операторами. Вы тратите на их привлечение деньги. Этот бессмысленный процесс прекратится в ближайшей перспективе?

— Модель дистрибуции, которая используется в России, — ее также называют "стиральной машиной" — хорошо известна во всем мире. Сейчас здесь сложилась такая ситуация: происходят изменения в отраслевом законодательстве, рынок вошел в стадию насыщения, начались структурные изменения в системе дистрибуции — эти три фактора вместе должны привести к оздоровлению ретейла и дисциплинированию операторов относительно продаж SIM–карт. Сейчас обе силы, то есть регуляторные изменения и здравый смысл самих операторов, кажется, движутся в одном направлении. На примере "Билайна" я вижу, что такой выброс SIM–карт на рынок дает неэффективные продажи, рост затрат, высокий уровень оттока абонентов — экономический эффект сомнителен. Что мы сделали в направлении изменения модели дистрибуции — это отказались от совместного владения "Евросетью" с "МегаФоном".

Когда мы увидим наконец изменения на рынке?

— Я считаю, эта трансформация произойдет в течение 2018 года. Наши усилия направлены на изменение модели дистрибуции. В наших структурных подразделениях уже разработаны конкретные проекты, есть определенные люди, которые над этим работают.

Похоже, что правительство РФ не собирается откладывать реализацию "пакета Яровой". Как вы готовитесь?

— Мы ждем от правительства окончательного решения по требованиям к порядку, срокам и объему хранения. Времени на реализацию почти не осталось. Бюджетирование, закупки, развертывание, настройка займут не один месяц. И это все на живой сети. Надеемся на понимание и правительства, и законодателей, они должны скорректировать и установить разумные сроки и этапы реализации требований, которых, повторю, до сих пор нет.

Биография

Марек" Слачик

> С 1 сентября 2016 г. — вице–президент "ВымпелКома".
> Март–август 2016 г. — директор по маркетингу Telenor Group (Европа, Азия). Август 2015–го — март 2016–го — руководил блоком маркетинга Telenor в Швеции. 2012–2015 гг. — гендиректор Telenor в Дании.
> Возглавлял блок маркетинга в Telenor Serbia, занимал руководящие позиции в Microsoft, Mobilkom, O2, Eurotel, Vodafone.


Компания

"ВымпелКом"
> Компания создана в 1992 г., основатель — Дмитрий Зимин.
> До апреля 2010 г. "ВымпелКом" занимал второе место в России по числу сотовых абонентов, до III квартала 2010–го — второе место по выручке от мобильного бизнеса. Сейчас на третьем месте по обоим показателям (уступил "МегаФону").
> В 2009 г. стал частью международной группы VimpelCom Ltd. (недавно переименована в VEON).


Новости партнеров
Реклама