Председатель Северо–Западного банка ПАО "Сбербанк" Виктор Вентимилла Алонсо
Фото: Сергей Ермохин

Без конкуренции мы будем деградировать: Виктор Алонсо о ближайших планах Сбербанка

Став председателем Северо–Западного банка ПАО "Сбербанк", Виктор Вентимилла Алонсо через несколько месяцев получил в свое распоряжение новые владения и увеличенные на 15–20% объемы бизнеса банка. О планах крупнейшего банка на Северо–Западе и стоящих перед ним вызовах банкир рассказал в интервью "Деловому Петербургу".

С 1 июля к Северо–Западному банку Сбербанка присоединяются еще четыре региона, их стало 11. Чем было вызвано это решение и как присоединение скажется на бизнесе банка? Как технически происходит присоединение: будет ли сокращение персонала или упразднение каких–то дублирующих функций?

Сбербанк будет оценивать заемщиков по лайкам в соцсетях

Сбербанк будет оценивать заемщиков по лайкам в соцсетях

321

— Действительно, с 1 июля к нам присоединились четыре территории с тремя головными отделениями: под управлением архангельского головного отделения находится также территория со столицей в Нарьян–Маре. Сокращения штата в связи в этим не происходит ни в Северо–Западном банке, ни в тех подразделениях, которые к нам присоединяются. Более того, численность персонала должна увеличиться незначительно. Связано это с расширением бизнес–процессов процентов на 15–20. Примерно такой прирост дадут присоединяемые территории в различных сегментах деятельности Северо–Западного банка.

Каких–то структурных изменений тоже не предусматривается, потому что головные отделения просто переедут на другое место. Бизнес–процессы при этом не поменяются.

Процесс присоединения связан с ростом технологических возможностей в банке. Теперь я могу не выходя из кабинета посмотреть, что делает менеджер банка в самой удаленной точке Вологодской или Архангельской области. Безусловно, возможности эти будут еще увеличиваться. Из 17 территориальных банков Сбербанка, существовавших в 2010 году, сегодня осталось уже 12.

Логично предположить, что когда–нибудь все управление будет осуществляться из Москвы и Северо–Западный банк тоже исчезнет.

— Мировой банковский опыт показывает, что так не получается. Многие банки укрупняются, но все равно остаются офисы. Как бы ни были развиты технологии, людям по–прежнему требуется общение с операционистом лицом к лицу. Хотя удаленные каналы связи дают возможность совершать почти все операции, не приходя в банк. Есть банки, в том числе и в России, которые вообще не имеют офисов, куда бы приходили клиенты.

Открытие шансов. Стоит ли покупать акции банка "ФК Открытие" после его национализации

Открытие шансов. Стоит ли покупать акции банка "ФК Открытие" после его национализации

4050
Александр Пирожков

Планируются ли какие–то крупные сделки с недвижимостью в Петербурге в связи с расширением деятельности Северо–Западного банка? Будете ли вы покупать, продавать или арендовать площади?

— Покупать не планируем, а арендовать — планируем. Аппарат управления банка сейчас расположен на 16 площадках, это крайне неудобно. Мы хотим разместить ряд служб на одной площадке и тем самым сократить места нашей основной локации до четырех.

Какие стратегические и финансовые задачи на ближайшие 2–3 года были перед вами поставлены в новой должности и что уже удалось реализовать за 4 месяца?

— Безусловно, есть общие задачи, которые стоят перед любым руководителем, — это увеличение объемов бизнеса. В фокусе внимания традиционно крупный и средний бизнес, но особенно — малый бизнес. На него нацелены различные продукты кредитования, в том числе те, которые делаются в сотрудничестве с Корпорацией МСП. Мы довольно большое количество кредитов выдаем малому и среднему бизнесу в Петербурге по программе этой корпорации.

Вторая часть задач — это улучшение и углубление сотрудничества с правительством Петербурга и с различными органами власти федерального и местного уровней.

На что будет делаться ставка во втором полугодии 2017 года в розничном и корпоративном кредитовании? Ваши прогнозы по просроченной задолженности в портфеле? Каков сейчас ее уровень?

— Ставилась задача большое внимание уделить качеству кредитного портфеля. Долю просроченной задолженности в корпоративном кредитном портфеле до конца года нужно уменьшить на 0,2–0,3%. Сейчас она около 6%. В портфеле кредитов физическим лицам мы хотим иметь просрочку 3,5–3,7%, сейчас она около 4%. Рост кредитования малого бизнеса у нас значительный. Если сравнивать с 2016 годом, объемы вновь выданных кредитов выросли более чем в 2 раза. Что касается крупного и среднего бизнеса, здесь задачи, которые мы ставили перед собой, еще не выполнены. Положительная динамика есть, но она пока, к сожалению, не столь значительна, как хотелось бы. Мы хотим увеличить свою долю кредитного портфеля корпорациям в Петербурге с нынешних 22% до 29–32%. Понятно, что это невозможно сделать за 2–3 месяца. Это программа, которой мы будем заниматься до конца текущего года.

То есть планируете вытеснять конкурентов с рынка?

— Нет, просто постепенно расширяем объемы бизнеса. В абсолютных цифрах по Северо–Западу у нас кредитный портфель сейчас примерно 864 млрд рублей, в том числе кредиты юридическим лицам составляют 494 млрд рублей. На Петербург из этой суммы приходится где–то 300 млрд. Но рынок значительно больше. Мы как банк, который имеет возможность давать длинные деньги на срок от 5 до 10 лет, видим возможность увеличивать кредитование. Будем в этом направлении работать.

На рынке кредитования физических лиц в Петербурге Северо–Западный банк занимает примерно 27%. Если брать отдельно жилищное кредитование — там наша доля под 40%.

По вкладам граждан у нас традиционно большая доля, особенно на удаленных территориях. В Петербурге поменьше, потому что здесь конкуренция выше. В среднем по Северо–Западу наша доля по остаткам на счетах физических лиц составляет около 48%. По остаткам юридических лиц доля меньше — порядка 19%.

Что позволяет вам успешно конкурировать с другими банками и рассчитывать на увеличение своей доли в большинстве сегментов банковского бизнеса?

— У нас довольно хорошие условия и по кредитованию, и по обслуживанию расчетных счетов. Удобные онлайн — сервисы как для юридических, так и для физических лиц. Все традиционные платежи они могут проводить онлайн, им нет смысла приходить в банк. Также у нас есть такой сервис, как самоинкассация, который позволяет не приезжать в банк для инкассации. Владелец торговой точки может сдать выручку в специальное устройство, и деньги сразу же поступят на счет. Инфраструктура банка состоит из 9444 устройств самообслуживания, из которых 66% — с функцией приема наличных, часть из них расположены прямо в торговых центрах.

Через 10 лет все будут иметь счета и кредиты только в Сбербанке?

— Нет, конечно. Мы этого не хотим, потому что, если не будет конкуренции, мы сами будем деградировать и предоставлять плохие сервисы. Если конкуренции не будет, то клиенты будут бедные и несчастные. Пока мы живем в нормальной конкурентной среде, причем в Петербурге она довольно серьезная. И это нас держит в тонусе.

Но ваши конкуренты уже чувствуют себя бедными и несчастными, теряя свои доли на рынке.

— Ниш очень много. Понятно, что крупнейшие банки, такие как ВТБ и Сбербанк, будут иметь большие доли на рынке. Но эффективность и рентабельность в маленьком банке может быть значительно выше, чем в большом. Тем не менее банки, которые не занимались как таковой банковской деятельностью, а участвовали в каких–то спекулятивных историях, будут потихонечку отмирать.

Как банк работает с проблемными заемщиками и их активами? Почему крупных должников он передает в центральные подразделения?

— В принципе, если заемщик столкнулся с проблемами и по какой — то причине не может обслуживать долг, то мы стараемся помочь ему этот долг расшить, то есть реструктурировать. У нас таких историй очень много. Причем бывает по несколько реструктуризаций у одного заемщика. Мы не стремимся как можно скорее уйти в дефолтную стратегию. Если предприятие работает и продолжает обслуживать какую — то часть долга, лояльно к банку и не занимается темными делишками, мы всегда идем навстречу. Если же предприятие уже не способно обслуживать долг как перед Сбербанком, так и перед другими организациями — налоговой, другими кредиторами, то, безусловно, по законодательству мы должны заниматься его оздоровлением или банкротством. Иногда и в процессе банкротства предприятие снова возвращается к нормальной работе. Но иногда, конечно, и ликвидируется. Имущество, которое у нас после этого остается, мы реализуем на публичных торгах. Любой участник рынка может его купить.

В Сбербанке действительно созданы централизованные службы, которые профессионально занимаются работой с просроченной задолженностью. В Москве есть специализированный департамент и есть дочерняя компания, которая занимается оздоровлением компаний–должников, вкладывая в них определенные средства. Оздоровленные предприятия они продают или передают новым собственникам.

Если сопоставить суммы проблемной задолженности, которые мы передаем в центральные подразделения и оставляем у себя, получится пропорция 50 / 50. А из всего количества проблемных заемщиков в центральный аппарат уходит процентов десять.

Сбербанк сокращает персонал и распродает имущество (юридический департамент, инкассаторское подразделение). С чем это связано? Какое число персонала планируется сократить в этом году, сколько подразделений в Петербурге будет закрыто / переформатировано?

— В Петербурге мы не собираемся закрывать большое количество подразделений. Может быть, закроем те, которые не являются эффективными, куда клиент не приходит. В любом случае их число будет незначительным. В сельской местности ничего закрывать не собираемся, потому что там населению больше некуда идти. Почта–банк еще не развился в должной степени.

Что касается сокращения персонала, то глобальных действий здесь тоже не планируем. Если часть функций для сотрудников исчезают, то какие–то новые добавляются. В Петербурге открываются новые центры, которые работают на всю Россию. Например, центр залоговой поддержки, поддержки андеррайтинга, комплаенс–контроля. В них люди постепенно перетекают.

Так что глобальных сокращений нет. Но, безусловно, общая тенденция, связанная с увеличением технологических возможностей, естественно, приводит к уменьшению численности персонала в банковской сфере. Но, поскольку Сбербанк думает о расширении своей экосистемы, наши сотрудники могут перепрофилироваться и работать в смежных дочерних организациях банка, допустим связанных с управлением недвижимостью или капиталом.

Как Сбербанк борется с различного рода мошенниками, присылающими фишинговые письма с электронных адресов, содержащих слово sberbank? Например, sberbank.ru, sberbank — zakupki.ru, sberbank — omts.su и т. д. Насколько эффективна эта борьба?

— Это централизованная история, в банке подобными типами мошенничеств занимается Центр противодействия кибермошенничеству. Из реальных примеров могу отметить, что только в 2016 году при взаимодействии службы безопасности банка и правоохранительных органов Санкт — Петербурга за мошенничество возбуждено 24 уголовных дела, в отношении шести злоумышленников судами различных инстанций вынесены обвинительные приговоры.

Финансовый рынок внимательно следит за тяжбой Сбербанка с "Транснефтью" по поводу 66,5 млрд рублей, потерянных вашим клиентом на хеджировании. Тяжба еще продолжается, но окончательный проигрыш банка, по оценкам экспертов, будет губительным для рынка хеджирования в России. Проводит ли такие сделки Северо — Западный Сбербанк и если да — насколько заметны их объемы в структуре бизнеса банка? Снижаете ли вы свою активность в этом направлении?

— Подобного рода сделки с нашими клиентами есть. Хеджирование рисков — продукт, который используют около 3% клиентов. Основной спрос — у крупного и среднего бизнеса, ведущих экспортно — импортную деятельность. Наиболее популярные продукты в рамках хеджирования — форвардные контракты, валютные коллары, валютно — процентные свопы. С учетом тенденции к укреплению рубля они в текущем году наиболее востребованы среди экспортеров. Мы не снижаем свою активность в этой области.

О персоне

Виктор" Вентимилла Алонсо

> Родился 28 сентября 1963 года в Ростове–на–Дону.
> Окончил Ростовский государственный университет имени М. А. Суслова по специальности "правоведение" и Ростовскую государственную экономическую академию по специальности "финансы и кредит".
> В банковской сфере с 1993 года, работал старшим вице–президентом Инкомбанка, затем возглавлял филиал банка ВТБ в Ростове–на–Дону; с марта 2010 года — председатель Юго–Западного банка Сбербанка.
> 20 февраля 2017 года возглавил Северо–Западный банк Сбербанка.


О банке

Северо–Западный" банк ПАО "Сбербанк"

> Активы на 1 июля 2017 года — 1,9 трлн рублей.
> Кредитный портфель — 1,1 трлн рублей, в том числе 583 млрд — корпоративный и 522 — розничный.
> Прибыль до налогообложения — 27 млрд рублей.
> Офисная сеть — 1339 офисов.
> Количество банкоматов и терминалов самообслуживания — 9444.


Александр Пирожков Все статьи автора
24 июля 2017, 12:00 7971
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама