Фото: Павел Маркин Купить фото

Хроника делового Петербурга 24-30 апреля

В мае 2018 года газета "Деловой Петербург" отметит свое 25-летие. Каждую неделю редакция рассказывает о самых интересных событиях, случившихся в городе в те далекие годы, когда Петербург только начинал обретать черты известного нам сегодня мегаполиса и центра деловой жизни. Многие имена и названия компаний, отметившихся на страницах нашей газеты в 1990-х годах, хорошо знакомы и сейчас. Причем не только таким же ветеранам делового Петербурга, как мы, но и новому поколению бизнесменов.

1994 год

Хроника делового Петербурга 8-14 мая

Хроника делового Петербурга 8-14 мая

3873

В апреле 1994 началась эпопея с приспособлением для современного использования особняка барона Штиглица на Английской набережной. Этот один из самых богато отделанных особняков имперского Петербурга по убранству до революции не уступал многим дворцам, жил в нем дядя Николая II великий князь Павел Александрович. С 1968 года здание было законсервировано вплоть до 1988 года, когда началась его неспешная реконструкция, сильно задержавшаяся из-за развала страны.

И вот в 1994 году ЕБРР решил инвестировать в особняк $18 млн, чтобы после реконструкции затем передать его французской компании Feal – гостиничному оператору. Предполагалось, что особняк станет, как писал "ДП", "фешенебельной гостиницей с банкетным и конференц-залами". От имени французов переговоры вел известный в городе девелопер Валентин Зеленко. СП "Европа-Петербург", которое он возглавлял, была основана в 1993 году и сразу стала получать права на исторические особняки в центре города. Например, на Мойке, 22 напротив Дворцовой площади, где в те далекие годы еще не было современного нам отеля Kempinski. Также управлявшаяся Валентином Зеленко фирма "Петерс Конструкт" так и не смогла выполнить старые требования администрации Анатолия Собчака выплатить $2 млн за право аренды здания на 49 лет. В итоге в 2000 году оно было передано другому хорошо известному и куда более успешному в реконструкции старых зданий агентству "ПАН". Причем, та сделка была непростой: в ней учитывались, к примеру, права требования долга к городскому "Ленгазу", а среди участников сделки были ЗАО "ПФГ "Евросиб" и "дочка" "Газпрома" "Лентрансгаз".

Что же касается особняка Штиглица, то его Валентин Зеленко также не смог привести в порядок, несмотря на обещанные ЕБРР миллионы. Здание он потерял. Затем, с конца 1990-х, в особняк собирался въехать местный офис "Лукойла", но также неудачно. После "Лукойла" здание перешло первым строителям стадиона на Крестовском – "Синтез Девелопмент". После "Синтеза", который не сумел выполнить инвестиционных условий, особняк Штиглица был передан СПбГУ, который сейчас неспешно переделывает старинные помещения, как поговаривают, для факультета искусств, деканом которого работает Валерий Гергиев.

Также в апреле на федеральный уровень вышел конфликт в довольно узкой среде петербургских нотариусов. За год до этого вышел закон, регулирующий эту отрасль, и государственные нотариусы получили право частной практики. Больше 90% работавших в городе нотариусов взяли в субаренду свои старые конторы и начали свой специфичный бизнес. Частные нотариусы получили возможность заверять все документы, кроме дел о наследстве – это последнее, что осталось нотариусам на госслужбе.

По состоянию на конец апреля 1994 года в городе работало 160 частнопрактикующих нотариусов и всего 10 государственных.

Такое положение дел категорически не устраивало управление юстиции Петербурга, которое до этого администрировало отрасль. Замглавы управления Владимир Качкин выступил с острой критикой частных нотариусов, которые, по мнению, получали слишком большие деньги, но не занимались развитием нотариальной системы. По его расчётам, частные нотариусы зарабатывали в среднем более 40 млн рублей в год (по актуальному тогда курсу это более $22 тыс.), а некоторые и вовсе сотни миллионов рублей.

Его оппонентом выступала Мария Сазонова, глава только что что созданной региональной Нотариальной палаты, как писал "ДП", "своеобразного профсоюза". Она отвечала на претензии чиновников, что город согласовал аренду помещений нотариусов лишь на год, что, разумеется, не давало возможности им серьезно вкладываться в ремонт помещений.

Хроника делового Петербурга: 17-23 апреля

Хроника делового Петербурга: 17-23 апреля

2253

Управление юстиции настаивало на удвоении числа частных нотариусов и возвращении штатных 193 государственных специалистов. То есть, фактически предлагало более чем втрое увеличить число городских нотариусов. И если расширить круг частнопрактикующих коллег Нотариальная палата еще соглашалась, то на возвращение института государственных нотариусов, сбивающих цены на рынке, ответила категорическим отказом.

В итоге городское управление юстиции обратилось для разрешения спора в минюст РФ. Спорили чиновники и нотариусы очень долго. В 2017 году в Петербурге работает 416 нотариусов. Мария Сазонова руководила петербургской нотариальной палатой до 2010 года, а затем возглавляла Федеральную нотариальную палату. Владимир Качкин, уйдя с госслужбы, сам стал частным юристом, а его сын Денис Качкин основал одну из крупнейших городских юрфирм "Качкин и партнеры".

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

"Впервые ректором Государственного университета избрана женщина" - это заголовок из "ДП" апреля 1994 года – когда в СПбГУ пришла Людмила Вербицкая. Фактически она работала ректором в статусе и.о. с 1993 г. Как мы сейчас знаем, СПбГУ перед назначением Людмилы Вербицкой и позже был своеобразной кузницей кадров для петербургского, а затем и федерального чиновничьего корпуса. Серьезное развитие университета началось как раз в годы управления Людмилы Вербицкой.

В апреле 1994 года Страховое общество "Ингосстрах – С.-Петербург" отчитался о начале проекта строительства портового комплекса на базе завода "Северная верфь". Первый транш составил 150 млн рублей (всего около $84 тыс по актуальному тогда курсу). Это был первый робкий инвестпроект в портовые мощности Петербурга. Общая стоимость проекта оценивалась в $47 млн. Деньги планировалось привлекать через Международный фонд содействия приватизации и иностранным инвестициям, который, правда, к апрелю 1994 года собрал на проект лишь 1 млрд рублей (около $0,5 млн).

Специально под проект было создано АО "Западная компания". Ей "Ингосстрах СПб" и перевел деньги на новый порт в январе 1994 года. Предполагалось, что уже через год он начнет работать, а через несколько лет его грузооборот составит 1 млн тонн – то есть, около 10% от общего грузооборота портовых мощностей Петербурга в те годы. "Ингосстрах" должен был получить пакет акций "Западной компании" и эксклюзивное право в течении пяти лет страховать все грузы, которые пройдут через ее причалы.

В дальнейшем события развивались немного по другому пути, а бурное развитие порта пришлось уже на 2000-е годы. Причалы "Северной верфи" стали основной для стивидорного бизнеса сразу нескольких портовых компаний. Многочисленные владельцы "Северной верфи" с разной степенью успешности будут впоследствии оспаривать их права на причалы. Тем не менее, некоторые из них работают до сих пор и даже получили причалы в собственность. А один из таких успешных портовиков – Александр Абросимов – станет уполномоченным по защите прав предпринимателей Петербурга.

Что же до той самой "Западной компании", то еще в 2000 году в состав совета директоров будет входить представитель "Ингосстраха", а управлять ей – бывший главный инженер "Северной верфи". А спустя много лет она станет "Западным терминалом" и основой для портового холдинга, который будет строить предприниматель Виталий Архангельский. Однако в кризис 2008 года его кредитор – банк "Санкт-Петербург" потребует вернуть заложенные активы, и бизнесмен потеряет все российские активы, получит убежище во Франции и будет обвинять в коррупции в Лондонском суде главу банка Александра Савельева и уже бывшего губернатора Валентину Матвиенко. Миллион тонн грузов в год через причалы "Западного терминала" так никогда и не пройдут.

Кстати, банк "Санкт-Петербург" в апрельском номере "ДП" 1994 года отметится сразу с тремя своими инвестпроектами. Во-первых, банк дал кредит на $1 млн для линии по производству мраморной плитки "Дионит-инвест", во-вторых, достройка отеля "Петроград", куда плитку "Дионита" как раз планировалось поставлять. Сейчас этот отель, доставшийся "Санкт-Петербургу" еще в 1992 г., больше известен как легендарный долгострой "Северная корона" на набережной реки Карповки. И в-третьих, кредитование трикотажной фабрики "Красное знамя". Банку принадлежало 10% акций фабрики, и он финансировал ее работу: 1,5 млрд рублей под 170% годовых выдавались на закупку сырья. Многочисленные владельцы "Красного знамени", в том числе бизнесмен Игорь Бурдинский, неоднократно пытались провести редевеломпент этой части Петроградской стороны, но пока не очень успешно. Сейчас помещения фабрики на Пионерской улице частично пустуют, но где-то уже появились бизнес-центры и арт-пространства.

1995 год

"”Лена” еще жива", – сообщил "ДП" в конце апреля 1995 года. Речь шла об известной меховой фабрике "Лена", чьи пять магазинов последний год были закрыты из-за претензий правоохранительных органов к руководству фирмы. Основавший компанию еще в 1988 году Илья Смирнов оказался под арестом по обвинению в ведении коммерческой деятельность без лицензии и уклонения от уплаты налогов – 13 млрд рублей. Это даже по тем временам была колоссальная сумма (около $6 млн по средневзвешенному курсу доллара в 1994 году). УБЭП СПб счел, что большинство товаров продавалось "Леной" за наличные без оформления документов и мимо отчетности.

Первоначально Илья Смирнов собрался было идти со следствием на сделку: выплатить насчитанные следователями налоги и легализовать торговлю. Но что-то пошло не так: денег государству он так и не заплатил, и продолжал, по мнению милиции, продавать шубы "налево". В итоге оказался в Крестах. Под стражей Илья Смирнов провел больше года. Арестована была и его жена Елена.

Горячие споры вызвала судьба арендованных "Леной" помещений – они располагались в хороших местах, два из них – на Невском. Из-за проблем с законом и арестом руководителя работа магазинов встала. Год "Лена" не платила аренду за помещения. Глава КУГИ Михаил Маневич заявил о готовности расторгнуть договоры с меховой компанией. Тем более, на лакомую недвижимость уже появились претенденты. Так "ДП" рассказал об интересе к помещениям фирмы "Графика-М". Примечательно, что до сих пор магазин "Графики-М" располагается на углу Садовой и Невского – на месте бывшего магазина "Лена". Однако Илья Смирнов, выйдя из Крестов, сумел возродить компанию, которая работает до сих пор. Правда, магазинов на Невской у нее нет.

В конце апреля 1995 года был арестован мэр Ломоносова Эдуард Рябов. УБЭП подозревал его в получении взятки за продажу без конкурса местного ресторана "Волна". Причем взятка, по версии следствия, была получена в виде телевизора и видеомагнитофона JVC. "ДП" сообщал, что якобы из следственного изолятора Эдуарда Рябова отпустили после звонка в милицию от "высокопоставленного чиновника мэрии Петербурга" с просьбой "не создавать прецедент". Но история показала, что Эдуард Рябов чист перед законом. Он руководил Ломоносовом до 2000 года, а затем перешел на пост замглавы комитета по строительству Петербурга, где проработал до 2007 года.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Еще одно уголовное дело ознаменовало в апреле 1995 года яркую веху на топливном рынке Петербурга. "Петербургская топливная компания" арендовала крупнейшую городскую нефтебазу "Ручьи" (тогда 70% всех городских мощностей по хранению бензина), которой, кстати, пользуется и до сих пор.

Прокуратура возбудила дело после жалоб акционеров нефтебазы, крупнейшим из которых был  "Сургутнефтегаз" (38%). Их не устроили условия сделки, по которой ПТК должна была платить за аренду нефтебазы $15 тыс. в месяц. Тогда как "Ручьи" безо всякой аренды тогда зарабатывали по $150 тыс. в месяц. К тому же, на момент подписания договора на базе хранились 5 тыс. тонн топлива, и они, когда владельцы "Ручьев" хватились, куда-то успели деться. Главная претензия, на которой и строилось уголовное дело, заключалась в том, что руководитель "Ручьев" Александр Целищев подписал договор с ПТК без согласования с акционерами.

Говорить об этой истории надо, вспоминая борьбу за денежный рынок нефтепродуктов Петербурга в те годы. В начале 1990-х практически монополистом по поставкам бензина в город был "Сургутнефтегаз", который контролировал Киришский НПЗ. Он достался ему по указу Бориса Ельцина, с чем, говорят, был категорически не согласен Анатолий Собчак. "Сургутнефтегазу" принадлежали и почти все активы по транспортировке и хранению нефтепродуктов в городе. Однако в силу очень разных причин (в числе которых знаменитая программа "Сырье в обмен на продовольствие") топлива в городе катастрофически не хватало. Даже милиция и "скорые" нередко оставались без бензина. И "Сургутнефтегаз" подвергался постоянной критике городских властей и авторитетных предпринимателей за то положение дел.

"Петербургская топливная компания" была создана именно для того, чтобы решить проблему нехватки топлива на стратегических предприятиях и в городских службах. И как-то так вышло, что именно она сперва стала основным поставщиком бензина для города, а потом и стала один за другим аккумулировать нефтепродуктовые активы. Так что захват (а чтобы установить реальный, а не "бумажный" контроль над "Ручьями" пришлось постараться) "Ручьев" был воспринять городскими властями без возмущения. Чуть позже к ПТК перешел контроль и над петербургской сетью АЗС "Сургутнефтегаза" - "Нефто-Комби". Общим местом при описании событий тех лет является утверждение, будто на самом деле контроль над ПТК принадлежал т.н. "тамбовской ОПГ", и именно она добивалась физического выполнения всех спорных юридических договоренностей.

1996 год

В апреле 1996-го в Петербурге разразился скандал: главу городского парламента Юрия Кравцова обвинили в "злоупотреблении служебным положением, организации подлога и соучастии в форме подстрекательства в растрате". Основная часть претензий сводилась к сделанному в квартире спикера ремонте якобы на 350 млн рублей ($70 тыс. по актуальному в апреле 1996 года курсу). По сегодняшним меркам, это какие-то весьма комичные обвинения, за которыми так и хочется увидеть нечто большее.

Хорошо помнящие историю города петербуржцы рассказывают, что обвинения против Юрия Кравцова совпали со скандалом с назначением на пост прокурора города Ивана Сыдорука. По странному для сегодняшних реалий правилам прокурор города утверждался депутатами. И при голосовании за Ивана Сыдорука (он тогда занимал пост первого заместителя прокурора) был подан всего один голос. После этого и начались неприятности у Юрия Кравцова.

Подробности этого скандала впервые опубликовала газета "Час Пик", которую возглавляла Наталья Черкесова, супруга Виктора Черкесова, который в 1992-1998 годах возглавлял управление ФСБ РФ по Петербургу и Ленобласти. После "Часа пик" Наталья Черкесова основала и возглавила агентство "Росбалт". А в1996-м публикация в ее газете стоила кресла первому спикеру городского ЗакСобрания.

Генеральная прокуратура РФ предъявила Юрию Кравцову обвинения и взяла с него подписку о невыезде. Однако со своего поста он был смещен не сразу, а только в 1998 году – когда депутаты проголосовали за такое решение. После этого пост спикера больше года оставался вакантным. Разумеется, в ходе этого скандала позиции ЗакСа в спорах со Смольным сильно поколебались.

Это происходило на фоне подготовки к выборам нового мэра – спустя пару недель после скандала с Юрием Кравцовым прошел первый тур, в котором Анатолий Собчак сильно опередил Владимира Яковлева, но во втором туре уступил ему. Разумеется, более слабые, чем при Собчаке, позиции городского парламента сыграли на руку новому главе города.

Иван Сыдорук все же стал прокурором города, но лишь в 1998 году, когда Юрий Кравцов покинул ЗакС.

В апреле 1996 года было объявлено о планах создания первой федеральной сети сотовой связи. Пока речь шла лишь об объедении усилий нескольких компаний – в первую очередь, "Московской сотовой связи" и петербургской "Дельты Телеком". Взаимный роуминг они запустили еще в 1994-м, а к 1996-му речь пошла уже о работе сразу в нескольких десятках городов. Для этого надо было объединить мощности многих региональных сетей. Их к тому времени по всей стране работало уже 103 штуки и постоянно появлялись новые. Правда, общее число их абонентов едва перевалило за 220 тыс. человек. Кроме объединения усилий региональных операторов требовалось инвестировать десятки миллионов долларов в дорогие импортные коммутаторы, которые бы позволяли связывать абонентов из разных городов.

Первый из них стоимостью $6 млн был запущен специально созданной компанией "Межрегиональный транзит телеком", которая затем надолго станет крупнейшим игроком на рынке федерального роуминга, предоставляя услуги сотовым операторам. А на базе запущенной в 1996 году первой федеральной сети с устаревающим форматом NMT-450 в 2000-х гг. появится SkyLink.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

В те же дни один из лидеров городской финансовой отрасли Промстройбанк укреплял свои позиции Витабанке. Некогда крупный игрок рынка инвестиционного финансирования, за которым стояли крупные предприятия Петербурга, столкнулся с кризисом ликвидности и искал спасения в альянсе с конкурентами. ПСБ вместе с 40 млрд рублей кредитной линии прислал целую спасательную команду во главе с Галиной Олесюк, ранее руководившая Калининским отделением ПСБ, которая и возглавила ВитаБанк. Одновременно в состав совета директоров вошли четыре (из 14) представителя ПСБ, включая Владимира Когана, основного акционера банка-спасителя. В целом ему достались 16,4% акций ВитаБанка, и до контроля было еще далеко.

Крупнейшим акционером ВитаБанка несмотря на приход команды Владимира Когана оставалась группа "Орими" - одной из крупнейших финансово-промышленных групп Петерубрга. Ее владелец Дмитрий Варварин также входил в состав совета директоров ВитаБанка и контролировал еще два. Остальные места занимали представители пищевых предприятий города: кондитерского комбината "Азарт", "Петмола", "Самсона", "Парнас-М", "Полюстрово", а также "Нево-Табак" и производитель бытовой химии "Аист".

Кстати, в этом же номере "ДП" рассказывал и о переменах в самом ПСБ: Владимир Коган занял специально для него созданный пост главы наблюдательного совета банка. В целом, речь шла о масштабной реструктуризации банка: были созданы казначейство, управления стратегического планирования, и по работе с корпоративными клиентами и населением, единая кредитно-инвестиционная дирекция, единая дилинговая служба. В ходе реформ пришлось сократить 9% персонала. В банке решили переложить свои расходы в 60-70 млрд рублей в год на бесплатное обслуживание клиентов на них самих. С 1996 года менеджеры на местах принимали решения о назначении каждому клиенту персональной платы за обслуживание. Бесплатным оно осталось лишь для небольшого количества ключевых клиентов.

1997 год

Петербургские производители пищевых продуктов активно развивают собственные сети. Причем, ситуация на рынке даже подготовила почву для объединения разных групп товаров под одной крышей. В мае об открытии общего магазина объявили "Самсон", "Петмол" и "Полюстрово". До этого "Самсон" и "Петмол" уже открыли совместный магазин фирменной торговли на Большой Морской улице. Дальнейшие планы отделов сбытов мясников и молочников: Московский проспект, Обводный канал и "Пулково".

В 1996 году "Самсон", владелец крупнейшей сети фирменной торговли, вложил в свои магазины $1,5 млн (7,8 млрд рублей по актуальному тогда курсу). Такой шаг позволял снять одну из главных проблем в городской промышленности – нехватку ликвидности. 20% продукции "Самсона" продавалось через свою сеть из 40 магазинов (18 – собственные). Оборот в собственной рознице достигал 500 млн рублей в день. "Петмол" вложил в свои магазины 3,5 млрд рублей и контролировал 20 магазинов. Через них проходило 8% всей молочной продукции завода.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

В мае чиновники активно пытались заставить приватизироваться госпредприятие "Центральное агентство воздушных сообщений". Причина – плохое финансовое состоянии ЦАВС и низкий коэффициент ликвидности. По предложенному Федеральным управлением по делам несостоятельности плану, предприятие надо было приватизировать, оставив за трудовым коллективом 40% акций. Директор ЦАВС Василий Голубков весьма энергично возражал, что в этом случае его агентство тут же прекратит работать. И у него были основания этого опасаться, ведь главный актив ЦАВС – право аренды здания на Невском 7/9. Разумеется, в итоге ЦАВС приватизировали – в этом очень помог вице-премьер правительства РФ петербуржец Альфред Кох.

Позднее в знаковом здании, во дворе которого, как позже стало известно широкой публике, рос будущий губернатор Петербурга Георгий Полтавченко, располагался УФАС по Петербургу и Ленобласти. К 2007 году Смольный окончательно решил передать дом коммерсантам. Сперва "Ай Би Групп", но она не справилась с задуманным проектом строительства там гостиницы. Затем - ООО "ИФГ- Базис-Проект", которое даже выбирает гостиничного оператора для будущей гостиницы, эмиратскую компанию Jumeirah Group. Но и этот проект провалился. Сейчас здание ЦАВС находится под контролем инвестиционного подразделения "Сбербанка".

dp.ru Все статьи автора
30 апреля 2017, 14:41 6986
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама