Фото: Свистунова Валентина

Наличные против пластика. Почему высокие технологии никогда не вытеснят банкноты

Внедрение новых технологий, увеличение выпуска кредитных карт и открытие новых суррогатных валют не сказывается на операциях в наличных деньгах. В Европе три из четырех покупок совершаются банкнотами, несмотря на то что доля банковских билетов в совокупной денежной массе составляет лишь 10%. По мнению аналитиков, полный переход на безналичные расчеты создает дополнительные риски для финансовой системы. При этом выгодны такие операции только банкирам и IT-компаниям.

По данным Банка России (ЦБ), доля наличных денег (агрегат М0) в совокупной денежной массе (агрегат М2) на 1 марта 2017 года составляла 20,2%. Постепенно этот показатель сокращается, например, в декабре 2008 года он был 29%, а в далеком 1998 году — 41,3%. Несмотря на нисходящую динамику, России еще далеко до Европы. По данным Европейского центрального банка (ЕЦБ), агрегат М0 составляет 10,1% от денежной массы. При этом 75% платежей в еврозоне проходят с использованием банкнот, а самая популярная купюра — это 50 евро — ее доля составляет 46% от всех евро-купюр. Очевидно, что европейцам банкноты 50 евро нужны для небольших платежей. В России самая популярная купюра номиналом 1000 рублей — 32%. А вот у сторублевки доля 20%. Эмиссия и евро, и рублей, по данным центральных банков, продолжает увеличиваться (5,7 мдрд рублевых купюр в январе 2016 года против 6 млрд в январе 2017 года и 18,2 млрд евро-купюр в январе 2016 года против 19,7 млрд в феврале 2017 года).

Удельный вес российских купюр в общем количестве банкнот, %

Источник: данные ЦБ РФ

Безналичные расчеты сокращают издержки на обслуживание и повышает прозрачность экономики, объясняет аналитик банка “Хоум Кредит” Станислав Дужинский: “Это позволяет существенно сократить долю теневой экономики. Однако нужно отметить, что для перехода на безналичное денежное обращение необходим достаточный уровень проникновения банковских услуг на региональном уровне, который на сегодняшний день все еще недостаточно высокий в России”, — уточняет он.

Глава ЕЦБ Марио Драги в начале апреля сообщил, что списывать со счетов наличные средства рано. “Хотя электронные платежи становятся все более популярными, наличные деньги по-прежнему остаются нашим самым важным средством платежа”, — уверен он. Есть примеры, когда онлайн-банки начинают инвестировать в офлайн. Например, Тинькофф Банк в 2017 году обещает запустить свою сеть банкоматов. “В начале 2017 года доля покупок по картам составила более 70%. При этом в определенных случаях удобнее снимать наличные в банкомате. Например, если нужно снять деньги в валюте перед поездкой за границу или крупную сумму денег перед большой покупкой”, — констатируют в банке.

“Мы стали заложниками пропаганды. Банкиры и IT-компании воюют с купюрами, потому что им это выгодно. Представьте, что некие программисты придумали очередной биткоин, что они будут делать? Очевидно, продавать: расскажут о его универсальности и безопасности”, — уверяет член Международной ассоциации IACA Виктор Ионов. В своем анализе для ЦБ Ионов вспоминает брошюру шведского сотрудника Интерпола Бьорна Эрикссона под названием Cards On The Table: The Reasons Why Banks Want To Eliminate Cash: “...основная причина попытки уйти от наличных — отнюдь не бактерии на банкнотах, риск ограбления, теневая экономика, выбросы углекислого газа при перевозке денег или более высокая стоимость транзакций. На самом деле основная причина заключается в стремлении шведских банков повысить свою прибыль за счет активизации применения платежных карт и бесконтактных платежей и, соответственно, сокращения кассовых подразделений. При этом они не принимают в расчет, что от этого могут пострадать потребители”. Швеция вслед за другими скандинавскими странами — Данией и Норвегией — уходит от операций с наличными. По данным Банка Швеции, доля наличных крон в общем денежном обращении по итогам 2015 года составила 1,8% (более свежих данных Банк Швеции не предоставляет).

Количество выявленных фальшивых рублевых купюр в I квартале 2017 года (в штуках)

Источник: данные ЦБ РФ

Главный риск, который видят специалисты, — это киберугроза. “Мы часто видим новости, как очередной студент из Петербурга своровал приличную сумму со счетов какого-либо банка. В наше время это кажется не очень сложным делом. Но, чтобы подделать, например, рубль, нужно быть настоящим специалистом и иметь дорогостоящую технику. У нас на купюрах до 10 степеней защиты, учесть все очень сложно”, — комментирует Ионов. Слова эксперта подтверждает статистика. По данным ЦБ, в 2016 году хакеры украли с клиентских счетов частных банков 2 млрд рублей. Для сравнения: фальшивых купюр выявлено на 204 млн рублей. Понятно, что это лишь часть всего поддельного кэша, но разница в 10 раз довольно внушительная. Самая рискованная банкнота — она же самая крупная. В Европе — 500 евро, в России — 5000 рублей. Но стоит отметить, что доля фальшивых денег сокращается. По данным ЦБ, в первом квартале 2017 года было выявлено на 25% меньше поддельных рублевых купюр — 12,4 тыс. — по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. Остается надеяться, что хуже стали работать фальшивомонетчики, а не правоохранительные органы.

Рискуют при безналичном расчете и обычные потребители. “Человеку, когда он держит деньги в руках и может их посчитать, намного проще контролировать дальнейшие расходы, в свою очередь, люди зачастую неосознанно тратят деньги с кредитных карт”, — анализирует директор по развитию Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии Алиса Ковпак. По данным компании Visa, более 30% расходов россиян неосознанные. При этом 40% пользователей банковских карт не отслеживают каждодневные расходы, а 7% вообще не следят за ними.

Богдан Бакалейко Все статьи автора
27 апреля 2017, 11:01 2227
Новости партнеров
Реклама