Мария Мокейчева, Виктория Степанова Все статьи автора
11 апреля 2017, 23:37 73

Отдать все в хорошие руки

Для Петербурга 1992 год был непростым: денег в городе не хватало, бюджетники бастовали, в то же время заводы и фабрики переходили в частные руки.

Возвращение городу на Неве исторического названия в 1992 году положительно сказалось на имидже Анатолия Собчака — мэра Северной столицы, однако этого было недостаточно, чтобы решить многочисленные проблемы в экономике города. Налицо был кризис: бюджет города на II квартал, так же как и на I квартал, был внесен финансовым управлением мэрии лишь в июне, фактически постфактум, да еще и с дефицитом 442 млн рублей. А обсуждение бюджета на III и IV кварталы началось только в сентябре. Газеты писали, что Анатолий Собчак тайно ездит в Москву, чтобы получить помощь центра, но 4,1 млрд рублей, выделенных из федерального бюджета, предназначались в итоге для сохранения исторического центра.

Обстановка накалялась, и об этом говорили рост безработицы и многочисленные забастовки. В апреле бастовали медики, в мае — педагоги, в июне — часть работников ГУВД, а в июне на целый день перестали работать сотрудники городского электротранспорта, чем фактически парализовали жизнь в городе.

Одновременно нарастал и политический кризис в городе, да и в стране. Мэр терял свою популярность — его рейтинг упал до 23%, в то же время ощущалась сильная напряженность, о чем и заявил Анатолий Собчак, выступая в ноябре на сессии горсовета.

Свободная касса

Между тем на федеральном уровне происходили процессы, имевшие определяющее значение для российской экономики в целом, а значит, и для Петербурга. В январе отпустили цены и объявили свободную торговлю, а к июлю отменили уголовную ответственность за торговлю валютой, и начались настоящие торги на валютной бирже. А с 1 октября 1992 года начали выдавать ваучеры, любой гражданин России мог стать совладельцем какого–нибудь предприятия.

Стартовал процесс массовой приватизации. 25 февраля 1992 года была принята "Программа приватизации государственных и муниципальных предприятий в Петербурге на 1992 год", составленная тогдашним заместителем председателя комитета по управлению имуществом Михаилом Маневичем. Крупные предприятия чаще всего приватизировались трудовым коллективом (в следующие годы пакеты акций, как правило, были консолидированы менеджментом предприятия или вовсе скуплены брокерами), а мелкие выставлялись на коммерческие конкурсы.

В числе предприятий, акционированных в 1992 году, были и такие промышленные гиганты, как Кировский и Пролетарский заводы. На основе акционируемых предприятий создавались целые группы компаний.

Например, из 1992 года берут свое начало группа "Илим", кондитерский комбинат "Азарт", Первая мебельная фабрика, пивной завод "Вена", хлебобулочный комбинат "Пекарь", Северная верфь, универмаг "Пассаж".

В 1992 году началась история, например, компании "Адамант" — тогда Игорь Лейтис с партнерами организовали в СКК вещевую ярмарку. Параллельно занимались торговлей — продавали импортную сантехнику, шампуни, финские кухни, дефицитные по тем временам бананы и даже заключили договор на эксклюзивную дистрибуцию водки "Маккормик".

Проекты века

Из 1992 года берут свое начало не только многие современные компании, но и масштабные инфраструктурные проекты. Как воплощенные в жизнь, например порт Усть–Луга, так и оставшиеся только на бумаге, как высокоскоростная железнодорожная магистраль.

1992 год представлял собой картину бедствия. Встали или почти встали заводы вспомогательного производства и оборонной промышленности… Главзапстрой, Главленинградстрой, Ленстройматериалы… Работы не было, хотя оборудование все оставалось на своих местах. Специалисты быстро разбежались. Мы тоже ушли из промышленности. Или она ушла от нас… Начиная свою дело, нужно было поднимать отрасль, по сути, вновь. Денег не было. Расчеты производились продукцией. Мы начали строить жилье. Собирали людей по одному: ездили по заводам, по всем управлениям, от ларьков, магазинов, вокзалов их тащили… Монтажники, каменщики уже бросили свое дело, работали кем придется. Их надо было уговорить, вернуть на свое место. Мы их убеждали, что нужно пережить это трудное время, потерпеть. Надо было спасать стройиндустрию. Первые результаты мы получили где–то в 1993 году. Восстанавливали брошенные дома, достраивали. Мы давали квартиры нашим специалистам, привлекали этим, и они до сих пор у нас работают. Только так и можно было действовать в то время.
Евгений Резвов
генеральный директор АО "Строительный трест"
В 1992 году все фабрики становились акционерными обществами: в 1991 году Первая мебельная фабрика еще входила в главк местной промышленности, а в 1992–м уже произошла приватизация. Конкуренция тогда была очень слабая, слабыми были и технологии. Мы начали внедрять новые и реорганизовывать производство. Работали мы тогда в дефиците, все надо было ввозить из–за границы, а кругом процветал бандитизм. В общем, в стране ничего не было, поэтому легко удавалось выходить на рынок, но надо было еще научиться торговать.
Александр Шестаков
генеральный директор, владелец ЗАО "Первая мебельная фабрика"
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама