Павел Горошков pavel.goroshkov@dp.ru Все статьи автора
27 марта 2017, 23:30 306

Арбитражное управление

О наболевшем. Сегодня профессия арбитражного управляющего сложная, запутанная и опасная. В рамках процедуры банкротства он идет по острию ножа: ведь он уязвим как для кредитора, так и для должника. В нашем управлении были ситуации, когда управляющий, действуя добросовестно и разумно, оспаривая сделки, привлекая к субсидиарке, тут же получает шквал жалоб в Росреестр. Потому что лицо, в отношении которого сделка оспаривается, что–то не устраивает. И тут начинается мониторинг всех процедур этого управляющего. А если процедур несколько, всегда можно хоть в одной найти какое–то основание для жалобы. И сегодня, анализируя все жалобы, поступающие к нам, мы ни одной серьезной, интересной не видим. Из 100, может быть, одна. В основном все жалуются на задержки публикации в ЕФРСБ. И практика складывается не в пользу управляющих: ведь установить отсутствие вины тут практически невозможно. Поэтому я прошу всех арбитражных управляющих: если идет какой–то сбой при оплате услуг ЕФРСБ, обязательно оставляйте скриншоты страниц. Чтобы иметь возможность оправдаться. Потому что это потенциально или штраф, или дисквалификация. У многих арбитражных управляющих сегодня целые дорожные карты: когда, где, что нужно размещать. Это очень большой объем работы, я понимаю. И нужно внимательно смотреть за своими помощниками. Ведь многие управляющие потом признаются, что виноват помощник. Может быть, профсоюз АУ сможет изменить ситуацию в их сторону. Потому что, проанализировав практику дисквалификаций, я шокирована: ни одного серьезного нарушения, только ЕФРСБ.

Мое мнение: дисквалификация может применяться, когда либо поздно разместил информацию (на месяц, на два опоздал), либо совсем не разместил. Тут — 1–2 дня, не более. Публикуйте лучше все во всех процедурах. Тем самым вы убережете себя от дисквалификации. Потому что волна дисквалификаций пошла по стране, она не останавливается, и все инстанции оставляют эти решения в силе. Поэтому повнимательнее.

Главное при подготовке арбитражного управляющего — научить его понимать и толковать законодательство. Обучая будущих управляющих, мы действительно рассказываем, что это очень рисковая профессия. И вопрос их привлечения к ответственности — не столько дисквалификация, сколько взыскание убытков, гарантирующее впоследствии гораздо большие проблемы, — он очень важен.

Важно понимать, что управляющий должен делать, а что — нет. Должен ли искать имущество должника–физлица? Мы при прочтении закона увидели однозначный ответ: не должен. А должен ли он искать основания для оспаривания сделок? Кредиторы говорят, что да, за последние 300 лет все оспорить. Но мы смотрим: если собрание решило — тогда да. Это обязанность. А если обращается отдельный кредитор — то не факт.

Но гораздо более серьезная проблема в другом. Приходит к нам человек, говорит: я хочу стать арбитражным управляющим, мы его обучаем. Потом он идет на практику, а там ему говорят: это все ерунда, все не так. Нет ни у судов, ни у Росреестра понимания, как правильно учить арбитражных управляющих. Нам часто студенты говорят: вот вы нас учите так, а такой–то судья говорит прямо противоположное. Мы отвечаем: да, мы знаем, что такой–то судья говорит иначе. Например, он всегда во всех процессах говорит, что управляющий должен узнавать о новых сведениях, внесенных в реестр, в тот момент, когда эти сведения туда внесены. Вот такая позиция, неоднократно им высказываемая. Это мы понимаем, действительно есть отдельные позиции отдельных судей по отдельным вопросам. Но это не меняет само существо вопроса.

Вы можете пойти по пути наименьшего сопротивления и действительно публиковать все. А можете спросить: где написано, что конкретно вот это надо публиковать?

Где написано в норме подзаконного акта, что вы должны что–то истребовать у регистрирующих органов, если должник сам что–то не предоставляет? Управляющие, когда приходят в суд с ходатайством об истребовании доказательств, у судьи всегда спрашивают: а вы сами пробовали запросить? Так вот, нигде в законе не написано, что управляющий должен что–то запрашивать. Суд истребует, а не мы. Не надо усложнять процедуру, которая уже описана в законе.

Вопрос в одном: будете вы спорить, доказывать — или нет? Я полагаю, что в этом ключе мы должны продолжать работу. Мы должны готовить управляющих, которые не зашорены в своем мышлении, а взвешивают решения, выносят их на рассмотрение кредиторов и доказывают необходимость проведения процедуры в определенном направлении.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама