Андрей Архангельский Все статьи автора
13 января 2017, 16:03 971

Трубный плач по упущенному историческому шансу. Рецензия на фильм "Слишком свободный человек"

Фото: svoboda.org

Журналист Андрей Архангельский посмотрел фильм "Слишком свободный человек" о Борисе Немцове и пришел к выводу: то, во что превратилась политика сейчас, — это результат фатальных ошибок всех ее участников в 1990-е годы, которые вырыли себе общую яму.

Борис Немцов был убит в феврале 2015 года; с тех пор вышло несколько фильмов о нем, и никто не упрекнет авторов, что по жанру это — мемориум: ну что еще можно снять, в конце концов, когда горечь утраты еще так близка? Если бы и этот фильм получился мемориальным, его бы никто не упрекнул, но авторы поступили совершенно неожиданно. Условно говоря, такой фильм можно было бы снять и при жизни политика.

Рецензия на фильм "Призрачная красота"

Рецензия на фильм "Призрачная красота"

1489
Андрей Архангельский

Этот фильм (в прокат выйдет 23 февраля) хочется назвать американским — поскольку там этот жанр досконально развит: закадрового голоса нет, любая тема иллюстрируется перекрестными комментариями участников событий, а также экспертами и журналистами. Но главное, почему просится этот эпитет, — в фильме соблюдается почти невозможная пока у нас дистанция авторов по отношению к любой правоте. У нас телевидение понимают как средство борьбы с политическими противниками, а не способ выяснения истины. Но это называется пропагандой, а политическое кино — это когда сам фильм является частью политического процесса. Потому что он дает уже известным фактам новую интерпретацию, хотя и не делает окончательных выводов. Политика — это когда дискуссия, а не когда выносится приговор, уничижительный или монументальный.

Такой фильм должны создавать не столько профессиональные киношники, сколько журналисты-политологи: это они выбирают, кого и о чем спрашивать и в какой последовательности. Тут еще важно соблюсти баланс между достоверно известным и предполагаемым, потому что в политике многое до конца так и остается неизвестным.

И вот как раз такой фильм у авторов и получился. Это именно политическое кино, даже политологическое; и никакой апологетики тут нет, мало того — здесь, как сказал один русский царь, "всем досталось". И можно сделать такой вывод: то, во что превратилась политика сейчас, — это результат фатальных ошибок всех ее участников в 1990-е годы, которые, играя друг против друга, как выяснилось, рыли себе общую яму. Все тогда ошиблись, и этот фильм — какой-то трубный плач по упущенному историческому шансу.

Но вот что бросается в глаза: люди, люди — рядовые и верхние, все они еще позавчера были совершенно другими. И это живое авторы вытащили каким-то чудом наружу, и этот разрыв — и нынешнее падение в бездну — особенно заметен. Вот, например, Михаил Фридман, который во время интервью, по сути, признается, как дважды предал друга… И еще одно впечатление от фильма "Слишком свободный человек": это взрослое кино, и язык героев — взрослый, и понятно почему: они словно перестали оглядываться назад, "а вдруг я чего не то сказал"; соответственно, и косноязычия тут нет, и бюрократического волапюка, которые возникают как раз от боязни сказать лишнее. Оказывается, делаешь вывод, наши политики довольно хорошо разговаривают, и вертится на языке возглас: неужели они способны говорить так? И косвенно понимаешь, что за эти годы был убит вообще человеческий язык, нормальные реакции. А в этом фильме свободные люди рассуждают как свободные люди. И в этом — косвенно — главный урок фильма.

Новости партнеров
Реклама