Марина Васильева Все статьи автора
17 ноября 2016, 12:01 647

Как помочь малому бизнесу нарастить долю в госзакупках

Виталий Млынчик, президент ГК Quadro Electric: "Малый бизнес, по сути, сейчас финансирует госмонополии!"
Виталий Млынчик, президент ГК Quadro Electric: "Малый бизнес, по сути, сейчас финансирует госмонополии!"
Фото: Валентин Беликов

Обязательство госкомпаний платить авансы и устанавливать начальную стоимость контракта может помочь малому бизнесу нарастить долю в госзакупках.

На открытом совете общественной организации "Опора России" малые предприниматели из сфер строительства и энергетики предложили меры по упрощению доступа бизнеса к госзаказу. Основные предложения предпринимателей — обязать монополистов платить подрядчикам авансы и законодательно установить начальную стоимость контракта на уровне не ниже себестоимости товара или услуги. Резолюцию совета участники направят в петербургское ЗС и профильные комитеты Смольного.

Петербургские ГУПы закупили у малых фирм товаров на 105 млрд рублей

Петербургские ГУПы закупили у малых фирм товаров на 105 млрд рублей

383
Марина Васильева

Совет дороже денег

Артем Денисов, исполнительный директор ГК Quadro Electric, предлагает расширить опыт ПАО "Россети" на всю отрасль: у энергетического монополиста есть совещательный орган, в который входят члены совета директоров, он регулирует отношения с малым бизнесом. Решений он не принимает, но влияет на политику компании. "Я берусь за разработку предложений по созданию такого органа", — заявляет Артем Денисов. Сейчас по закону крупные предприятия должны не меньше 10% заказов отдавать малым подрядчикам и еще 8% — субподрядчикам, но советы при компаниях и комитетах, считает бизнес, помогут эту долю нарастить.

Аркадий Семьянинов, гендиректор ООО "Энергооператор", добавляет, что закупки часто проходят в ручном режиме, сложная организация конкурса перегружает и заказчика, и исполнителя. "Помочь может реестр надежных партнеров, унифицированная форма договора, чтобы участник мог автоматически загружать документы на электронную торговую площадку", — говорит Аркадий Семьянинов. Подрядчикам он предлагает позволить самим выбирать форму обеспечения заказа и вернуть авансирование. Из–за отсутствия авансов многие сейчас даже не могут выйти на конкурс, уверен он.

Виталий Млынчик, президент ГК Quadro Electric, соглашается: "Малый бизнес, по сути, из–за отсрочек платежей сейчас берет на себя финансирование монополий — это ни в какие ворота не лезет!" Алексей Зайцев, гендиректор УК "Геостеп", отметил, что его компания именно из–за отсрочек не участвует в торгах: ждать платы нужно 60–90 дней.

Первый заместителя председателя комитета по ТЭК Ленобласти Юрий Андреев отмечает, что советы и рабочие группы гораздо проще создавать законодательной власти, чем исполнительной. "Выслушать мы вас готовы, но очень сложно сделать что–то вне должностной инструкции", — сетует он.

Монополисты же уверяют, что готовы идти навстречу: заместитель генерального директора по правовому и корпоративному управлению ПАО "Ленэнерго" Андрей Смольников отмечает, что для малого бизнеса компания предлагает сокращенный размер обеспечения — 5% (для остальных подрядчиков — 10%).

Никак не дешевле

Игорь Албин перевел 5 млрд рублей горзаказа на небольшую московскую торговую площадку "ЭТС"

Игорь Албин перевел 5 млрд рублей горзаказа на небольшую московскую торговую площадку "ЭТС"

2 20413
Ирина Панкратова

Еще одно предложение — законодательно устанавливать минимальную цену контракта, чтобы избежать демпинга, — вызвало неоднозначные отклики. "Часто бывают такие ситуации: на торгах цена бурения, например, 3 тыс. рублей за 1 м3, себестоимость — 2 тыс. А контракт забирают по цене 1 тыс. рублей за 1 м3, — рассказывает Алексей Зайцев. — Потом мы видим, что на торги выносят тот же объект; работа не сделана или сделана некачественно. Такое случается у муниципалов с заказами на капремонт и у "Газпрома", "Водоканала". Виталий Млынчик отмечает, что примеры есть и в энергетике: "Неправильно, что на 90% результат конкурса определяет цена". Однако Артем Денисов не согласен: он уверен, что невыполнение контрактов — результат лени заказчика: инструментов контроля в действующем законодательстве достаточно.

Александр Кузьмин, генеральный директор компании "РусХОЛТС", считает, что минимальная цена поможет, но только при условии корректной работы аналитиков, ее рассчитывающих.

"Демпинг — основной инструмент протаскивания "карманных" поставщиков через сито конкурса, — рассуждает специалист. — В тендеры включают дополнительные действия, которые влияют на стоимость. "Карманные" поставщики договариваются с организатором и не планируют эти траты, хотя основной предмет отбора могут поставлять дороже рынка".

Дмитрий Казанцев, начальник отдела правовой экспертизы B2B-Center уверен, что такая инициатива может помочь компаниям-поставщикам любого размера, а не только малому бизнесу. "Ее цель - обеспечить релевантность рынку цен, и сейчас государство и эксперты обсуждают создание единого каталога закупаемой продукции и услуг, чтобы исключить манипуляции при формировании начальных цен контрактов. Однако это очень трудоемкий проект: каталог надо наполнить и систематизировать, а затем поддерживать и актуализировать. Без второй части работы первая бессмысленна. Кроме того, каталог должен учитывать региональную специфику, потому что рыночные цены на один и тот же товар в разных субъектах федерации действительно могут отличаться", - разъясняет он.

"С одной стороны, установление минимальной цены позволит избежать объявления тендеров на заведомо невыгодных для поставщика условиях, и не допустить демпинга. С другой стороны, если мы говорим о коррупционной составляющей госзакупок, ничто не мешает коррумпировать и аналитиков, которые будут привлекаться для расчета минимально допустимой цены", - сомневается Сергей Водолагин, партнер Westside Advisors.

Алексей Герин, гендиректор бюро переводов «Транслинк» считает, что мера все-таки позитивная: "Часто при закупках молодые компании хотят получить тендер любым способом: недостаточно хорошо продумывают собственные издержки и возможности, в результате, заказчик получает некачественный продукт. В нашей области, когда речь идет о переводах серьезных проектов для производства или фармацевтики, ошибка может стоить жизней людей и миллиардов рублей".

Новости партнеров
Реклама