Лев Лурье, историк Все статьи автора
12 ноября 2016, 10:35 2917

Историк Лев Лурье о том, что действительно может означать для России победа Дональда Трампа

Новый президент США представляет молчаливое большинство американцев — работящее, религиозное, готовое к отпору. Тех, кого нью–йоркские снобы называют White trash. Одноэтажная Америка победила Америку Голливуда и Гарварда, герои "Фарго" — героев "Карточного домика".

После победы Трампа российские политики не знают на что заменить свой антиамериканизм

После победы Трампа российские политики не знают на что заменить свой антиамериканизм

4 2373
Михаил Шевчук

Американским либералам остается только посочувствовать. Выбор у них был невелик. Хиллари — типичный, выражаясь советским языком, номенклатурный работник с Капитолийского холма. Ну а Трамп для интеллигенции Атлантического и Тихоокеанского побережья — олицетворение жлобства, расизма, гомофобии, идей социального неравенства — всего, против чего приличные американские мальчики и девочки борются со времен Мартина Лютера Кинга.

Понятно, что в Америке президенту трудно стать Путиным или Назарбаевым, но потерпеть тем, кто голосовал за демократов, придется. Тем более что по большинству вопросов Трамп может опереться на конгресс, где у него большинство в обеих палатах.

Что означает победа Трампа для России? Конечно, это прежде всего личный успех Владимира Путина. Его сочувствие республиканскому кандидату в президенты даже преувеличивалось американскими СМИ и Хиллари Клинтон. Но как монетизировать это сочувствие и даже, возможно, взаимную симпатию — не вполне понятно.

Трамп — жесткий бизнесмен, акула капитализма, пришедший к власти под лозунгом "Америка снова будет великой!". Отменять санкции из–за Украины, закон Магнитского? Признать Асада? Почему нет, но что взамен? Странно было бы полагать, что тут Кремлю можно рассчитывать на какое–то одностороннее движение.

В Европе симпатизанты Путина опираются на бизнес, пострадавший из–за антироссийских санкций. К США это отношения не имеет. На американской экономике снятие ограничений никак не отразится.

Одно из предвыборных обещаний нового президента — увеличение военного бюджета. В его кампании участвовали 200 генералов и адмиралов армии США. Обещанное создание рабочих мест легче всего обеспечить увеличением военного заказа. В руках у решительного Трампа оружие, которым демократическое большинство не пользовалось, — возможность почти неограниченного увеличения добычи сланцевой нефти. Не забудем и то, что большая часть нашего бюджета хранится в банках США.

Победу Трам одержал в Америке, а эйфория охватила Россию
Победу Трам одержал в Америке, а эйфория охватила Россию
Фото: Виктор Тихомиров

Единственное преимущество, которое получает российская дипломатия, — возможность пойти на компромисс, не теряя лица, изображая любую договоренность как американские уступки. Ситуация на Украине явно зашла в тупик. Всех устроила бы формула, по которой Донбасс на долгие годы оставался фактически российским, а формально принадлежал бы Украине или ОБСЕ. Такое новое Косово или Приднестровье, если угодно. Сложнее с Крымом. Но и тут решение есть. Введение на понятный срок (3–5 лет) промежуточного периода и новый референдум под международным наблюдением с обещанием признать полуостров российским, если большинство крымчан за это проголосуют.

Предсказавший победу Трампа профессор пообещал ему импичмент

Предсказавший победу Трампа профессор пообещал ему импичмент

181

Своей главной внешнеполитической целью Трамп провозглашает не победу над Асадом, а разгром экстремистского ИГИЛ. Поневоле вокруг этих фанатиков объединено суннитское большинство сирийцев, которое боится, что, если Асад или иракские шииты их победят, начнется резня. В конце концов, можно создать зону Асада в Латакии, обсудить судьбу Алеппо и, выбив фанатиков из Раки, создать там суннитскую зону влияния. Замирение с Западом точно ценнее контроля над Алеппо. При таком ходе событий телевизионная картинка не пострадает. На Украине воцарится мир, в Сирии перестанут стрелять. Санкции снимут. Будут саммиты, Путин, глядишь, побывает в Белом доме, Трамп — в Кремле. Американцы подключатся к минскому переговорному процессу. Тимченко слетает на Лазурный Берег на свою виллу, Сечин покрейсирует по Средиземному морю на "Святой Елене", Ротенберги погуляют по Хельсинки. Можно будет брать кредиты на Западе. А там, глядишь, восстановят "восьмерку", никто не будет называть Россию региональной державой, чья экономика разорвана в клочья. Нас будут ждать респект и уважуха.

Впрочем, цена нефти не повысится, а будет только падать. Крупные инвестиции в Россию не пойдут, а с эпидемией СПИДа придется справляться самим. Ну и Трамп — это не Обама и не Меркель, какая вожжа попадет ему под хвост — решительно непонятно.

Мы живем во времена Эрдогана, Лукашенко, Качиньского, Орбана, Бориса Джонсона. В среду к ним присоединился Трамп. Эти ребята рисковать не боятся.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама