Ольга Мягченко, Александр Сологуб, Дарья Борисова Все статьи автора
11 июля 2016, 00:04 6685

Чьи интересы затронет реформа похоронной отрасли

Фото: Андрей Кульгун

Реформа похоронной отрасли изменит правила игры на многомиллиардном рынке ритуальных услуг. "ДП" выяснил, чьи интересы она затронет.

Осенью Минстрой РФ внесет в Госдуму законопроект "О похоронном деле". Необходимость реформировать отрасль обсуждается уже давно. Ускорить реформу решили после майских вооруженных беспорядков в Москве на Хованском кладбище. По сравнению с аналогичным действующим документом, принятым еще в 1996 году, новый закон принципиально меняет ритуальную сферу. Его авторы предлагают лицензировать основные виды похоронных услуг, ввести единые стандарты для участников рынка и разрешить строить частные и конфессиональные кладбища.

Совладелец крупнейшего петербургского похоронного бюро построит спорткомплекс за полмиллиарда рублей

Совладелец крупнейшего петербургского похоронного бюро построит спорткомплекс за полмиллиарда рублей

3246
Николай Менделев

Участники рынка утверждают: пока отрасль регулируется не законами, а "понятиями", часто их устанавливают структуры, связанные с силовыми ведомствами.

Как выяснил "ДП", в Петербурге у руля стоят деловые партнеры совладельца УК "Музей" Игоря Минакова. О степени непрозрачности похоронного рынка Петербурга с годовым оборотом свыше 6,2 млрд рублей говорит тот факт, что все опрошенные "ДП" администрации кладбищ, ритуальные бюро категорически отказались комментировать вопросы, касающиеся отрасли.

Кладбища в тени

Главную проблему отрасли — непрозрачность и коррумпированность — не сможет решить никакой похоронный закон, говорят эксперты. Похоронно–ритуальная сфера — классический теневой рынок. Объем нелегального денежного потока здесь не менее 60% всего оборота.

В Петербурге около 90 кладбищ, они занимают 1,46 тыс. га и принадлежат городу, а деятельность в похоронной сфере координирует комитет по развитию предпринимательства и потребительского рынка (КРППР). На самом деле ситуацию контролируют частные ритуальные и похоронные бюро и агентства, которым кладбища переданы в управление.

До 2010 года около половины из них контролировали структуры, аффилированные с УК "Музей" Игоря Минакова. Сам он был в числе учредителей многих ритуальных компаний. Один из его ближайших соратников Валерий Ларькин (в частности, владеет 30% Горнодобывающей компании, 70% — у Минакова) много лет возглавляет Ассоциацию предприятий похоронной отрасли СПб и Северо–Запада (АППО). Он также совладелец ряда ритуальных агентств (так, в СПб ритуальной компании ему принадлежит 80%, в "Ритуал–трансе" и "Сиэм" — по 50%).

"Не является секретом связь органов местного самоуправления с ритуальными структурами. МСУ — фактически главные бенефициары ритуальных контор. Аффилированность чиновников приводит к проблемам с антимонопольным законодательством. Полномочия по управлению кладбищами часто передаются бизнесменам незаконно. Это приводит к торговле местами на кладбищах. Сегодня бесплатное получение места на кладбище — исключение из правил", — признает член рабочей группы по совершенствованию законодательства о похоронном деле Госдумы РФ Павел Уланов. Запреты не решат этих проблем. "Будет запрет — будет способ его обойти", — считает он.

Петербургская сбытовая компания банкротит ГУП "Реквием"

Петербургская сбытовая компания банкротит ГУП "Реквием"

785
Ольга Мягченко news@dp.ru

Ни один член АППО не ответил на вопросы "ДП" о ситуации в похоронной отрасли города. В ассоциации дали обтекаемый комментарий: "Нет такого понятия — рынок ритуальных услуг. Одни организации занимаются производством товаров ритуального назначения, другие — автотранспортными перевозками, третьи оказывают услуги на кладбище, изготавливают памятники. Все это разные рынки".

Начальник юридического отдела КРППР Герман Шустиков тоже был не очень красноречив: "Нужен новый закон, в действующем много пробелов. Но нужно учитывать специфику регионов".

«За длинный язык быстро похоронят — и не заметишь», — поясняет сотрудник одной из региональных похоронных контор.

Хорошо или ничего

По мнению представителей Союза похоронных организаций и крематориев РФ (СПОК), новый закон не решит многих острых проблем отрасли. Так, он не определяет, где заканчиваются медицинские услуги по отношению к умершему, который еще недавно был пациентом больницы, и начинаются ритуальные, отмечает президент СПОК Павел Кодыш. Из–за этого морги вмешиваются в ритуальную сферу, предлагая родственникам усопших свои услуги по проведению похоронных церемоний.

"Непонятно, кто должен распоряжаться информацией об усопшем. Законопроект запрещает сотрудникам медучреждений и госслужащим передавать любую информацию на этот счет. Порядок ее предоставления установит правительство РФ. Закон вводит штрафы за торговлю этой информацией: для физлиц — до 70 тыс. рублей, для юрлиц — до 200 тыс.", — говорит вице–президент СПОК Владимир Родькин.

Еще одна проблема — рекультивация бесхозных могил. В действующем законе о похоронном деле четко не прописан механизм признания захоронения бесхозным. Не восполняет этот пробел и новый документ. Нужно ввести в закон понятие "ответственный за захоронение" — он взял бы на себя обязательства по уходу за могилой. "Тогда у нас будут законные основания признать могилу бесхозной и рекультивировать, если ответственный не справляется. Ведь есть могилы, куда по 100 лет никто не приходит. И ничего с ними не сделать", — поясняет Кодыш.

Непонятен в законопроекте и механизм создания частных кладбищ. Сейчас все погосты государственные или муниципальные. Минстрой предлагает разрешить строить кладбища по схеме концессии и позволить представителям религиозных конфессий устраивать частные захоронения. Делать частные кладбища далеко от города инвестор не станет — не будет спроса. А в городе земля дорогая. Чтобы окупить затраты, бизнесменам придется продавать участки под захоронения по 90 тыс. рублей. По нынешнему закону места должны предоставляться бесплатно. В действительности участки продаются. Цены доходят до 200 тыс. рублей.

К новому закону придется принять 28 постановлений правительства РФ, и насколько они будут эффективны, сейчас сказать невозможно, резюмировал Павел Кодыш.

Нездоровая конкуренция

Представители других российских регионов охотно делятся информацией о проблемах "похоронки". "Эту отрасль крышуют. Перестрелки за сферы влияния на кладбищах — обычное дело. Тех, кто не связан с муниципалами и контролирующими их силовиками, попросту выдавливают с рынка", — утверждает бизнесмен из Челябинска.

Машины, выделяемые для бесплатной перевозки тел льготных категорий граждан или бесхозных останков, отдают частным компаниям. В итоге неопознанные умершие могут неделями лежать там, где их настигла судьба, утверждает его коллега.

Это подтверждает гендиректор томского Салона обрядовых услуг Елена Черинко: "Все мы работаем по одной схеме. Информация об умерших продается органами МВД и здравоохранения. У властей позиция невмешательства. Я открываю ритуальный зал — мне бьют окна. Пишу заявление в прокуратуру — говорят: нет нарушений. 25 апреля нам сожгли магазин. Мы нашли бутылки с бензином. Опять прокуратура не увидела нарушений, дело не стали открывать. Я написала президенту. Получила ответ, отправила его в МВД и прокуратуру. Там сразу нашли нарушения в местной похоронной отрасли". По словам Черинко, до 2013 года томский рынок контролировал глава судмедэкспертизы Томской области. После его увольнения начался передел рынка. "Мы живем на пороховой бочке", — говорит она.

Государство устанавливает тарифы на так называемый "гарантированный перечень услуг" (см. "Расценки"). Стоимость этого пакета — 12,3 тыс. рублей. Предполагается, что место на кладбище предоставляется бесплатно, а памятник стоит 3,5 тыс. рублей.

Эти официальные расценки никак не связаны с реальностью. "Бесплатно вас закопают, только если будете лезть не в свое дело", — то ли предостерег, то ли пригрозил собеседник "ДП" из похоронной компании. Обычно без денег за участком можно и не приходить. Иногда предлагают бесплатные наделы в невостребованных местах, например в болотистой части кладбищ. За то, чтобы не класть гроб прямо в воду, придется заплатить не меньше 10 тыс. рублей. Верхнего предела у расценок на жилплощадь для загробной жизни не существует.

"Конкуренция в отрасли нездоровая. Наша сфера — самая криминальная после оборота наркотиков. Даже торговля оружием идет после нас. Правоохранительные органы не содействуют в наведении порядка в похоронном деле", — сетует Павел Кодыш. По его мнению, ритуальному рынку нужно государственное регулирование.

Лицензирование в ритуальной сфере необходимо. Правильнее всего будет ввести лицензирование не юридических лиц, а физических (ритуальных агентов, распорядителей траурных церемоний). Поддерживаю инициативу и о разграничении функций медучреждений и ритуальных агентств. Нужно запретить оказание ритуальных услуг в моргах, помещениях судмедэкспертизы и патологоанатомических отделений. Недоработки законопроекта можно устранить. Важно вынести проблемы отрасли на межведомственный уровень и разграничить зоны ответственности контролирующих органов.
Михаил Алехин
генеральный директор АО "Военно–мемориальная компания"
В похоронной отрасли много проблем. Например, нужно урегулировать вопрос вывоза тел умерших. Как только из дома уезжает скорая — на пороге уже стоит представитель похоронного агентства, которого никто не вызывал. Думаю, такая работа обязательно должна быть под контролем государства. Вообще, я не понимаю, какая может быть конкуренция в похоронной отрасли. Кто больше перевезет тел или кто больше выкопает могил? Если и есть конкуренция, то она должна быть по качеству — например, по качеству обслуживания могил, благоустройству кладбищ.
Лидия Громова
заместитель председателя комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка Петербурга
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама