Как совместить импортозамещение с отсутствием внешней изоляции

Представители IT на ПМЭФ–2016 рассуждали, как совместить импортозамещение с отсутствием внешней изоляции. И как привести IT–доходы в Россию, когда отрасль глобальная и развивать ее в отрыве от остального мира невозможно.

Легкое, а может, и не очень, ощущение дежавю посетило корреспондента "ДП", присутствовавшего на традиционном для ПМЭФ деловом завтраке представителей IT. В прошлом году радовались упоминанию IT–отрасли в выступлении президента РФ Владимира Путина на форуме. И в этом году тоже. И все "в первый раз" и "наконец–то", хотя время идет.
В прошлом году на завтраке много говорили об экспорте — участники рынка предлагали массу конкретных экономических мер по поддержке себя за рубежом. В этом году обсуждали участие в глобальной конкуренции — cобственно, тема та же. Но вектор сместился с продаж готового продукта на торговлю технологиями. Речь зашла о том, что по–настоящему революционный IT–продукт сегодня не может быть национальным — нужно партнерство разных школ и специалистов. И тут комом в горле встала тема импортозамещения в смысле отказа от западных продуктов.

Грех изоляционизма

"У меня есть уверенность, что у нас в стране есть огромный потенциал в новых рынках, рынках НТИ, которые определят развитие в будущие 20 лет. Но одновременно с этим есть и опасения, — сказал Игорь Агамирзян, гендиректор и председатель правления ОАО "РВК", — что этот потенциал может оказаться нереализованным в силу тех или иных искусственных попыток ограничить участие российских компаний в мировом глобальном рынке. Не может сегодня быть национальной компании в принципе. Сегодня весь рынок настолько глобален, и особенно вот в этих новых отраслях, что реально речь должна идти не об экспорте, не о доминировании, не о национальном продукте, а о разумном, грамотном и выгодном встраивании в глобальную цепочку создания нового".
Есть традиционные представления, обратил внимание Агамирзян, о том, что, например, Apple — американская компания, а BMW — немецкая. Но на деле продукты этих компаний, подчеркнул глава РВК, содержат элементы от десятков тысяч разработчиков из разных стран, включая Россию.
Парадокс в том, что цифровой суверенитет выстраивается в сотрудничестве с международными компаниями, говорит Владимир Рубанов, управляющий директор "Росплатформы" (проект компании Parallels). По его мнению, сейчас на первый план выходит все, что связано с open source (открытое программное обеспечение. — Ред.).
"Разработка на международном уровне — результат у нас", — пояснил Владимир Рубанов.
"Проблема и основной вопрос в том, как сдвигать центры прибыли, центры создания добавленной стоимости на компании, которые совершают разработку у нас в стране, — поставил задачу Игорь Агамирзян. — И это совершенно принципиальный вопрос. Потому что, к сожалению, то, что сейчас я вижу, в том числе и в бизнесах вокруг новых рынков НТИ, — это все же грешит изоляционизмом и оторванностью от мирового рынка. А на локальном рынке (российская экономика — это около 2% мировой) мы точно никаких прорывных результатов не получим".

Вопрос доверия

"Надо помогать тем, кто выходит на глобальные рынки. В первую очередь маркетингом. Я об этом давно говорю", — напомнил президент ассоциации разработчиков программного обеспечения "Руссофт" Валентин Макаров. По его мнению, организовывать продвижение российских IT–предприятий за рубежом следует не госструктурам, а как раз отраслевым ассоциациям вроде "Руссофта", которым пока что не очень доверяют госсредства: "Думают, мы поедем на международную конференцию пиво пить".
Слишком сильное лобби традиционной экономики давит на государство, по словам Валентина Макарова, между тем IT–отрасль, в отличие от многих других, нуждается не в безумных миллиардах, а в гораздо более скромной помощи. Во–первых, средства на маркетинг. Во–вторых, продление налоговых льгот. В–третьих, юридическая поддержка.
Среди перспективных рынков, на долю в которых претендуют российские разработчики, назывался рынок Health Net (IT в медицине), IT на транспорте, Big Data (анализ больших данных), Интернет вещей (Internet of Things, IoT).
Вообще, на ПМЭФ "большие данные" упоминались постоянно и даже было сказано, что их использование изменит человечество сильнее, чем изобретение Интернета или мобильного телефона.
Что же касается Интернета вещей (всевозможные "умные" предметы, подключенные к вебу), то Андрей Духвалов, руководитель управления перспективных технологий АО "Лаборатория Касперского", считает, что IoT будет влиять больше чем на две трети мирового бизнеса.
Подписывайтесь на канал ДП в Телеграме, чтобы первым узнавать о важных новостях экономики, бизнеса, политики и общества!