Александра Конфисахор alexandra.konfisahor@dp.ru Все статьи автора
21 июня 2016, 11:40 577

Глава комитета Госдумы по предпринимательству поговорил с петербургскими бизнесменами

Председатель комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Анатолий Аксаков в рамках круглого стола, организованного газетой "Деловой Петербург", обсудил с петербургскими бизнесменами новые законодательные инициативы по поддержке бизнеса и защиту прав предпринимателей.

Анатолий Аксаков, председатель комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, президент Ассоциации региональных банков России:

Губернатор Ленобласти Александр Дрозденко встретился с бизнес–сообществом региона

Губернатор Ленобласти Александр Дрозденко встретился с бизнес–сообществом региона

1596
Александр Дрозденко Александра Конфисахор alexandr
Губернатор Ленобласти Александр Дрозденко встретился с бизнес–сообществом региона

Губернатор Ленобласти Александр Дрозденко встретился с бизнес–сообществом региона

1596
Александр Дрозденко Александра Конфисахор alexandr

Я бы выделил три направления, которые сегодня оказывают серьезное влияние на бизнес, — это административное бремя, недоступность финансовых ресурсов и налоги. По налогам особых изменений на законодательном уровне не будет. Беспокоит бизнес введение кадастровой оценки. К сожалению, по кадастровой оценке принимают решения органы власти на местах, и нам поступают сигналы, что в некоторых регионах в разы увеличили оценку недвижимости, что негативно сказалось на бизнесе. Но если налоги пока расти не будут, то заметен рост неналоговых платежей. Вызывает беспокойство система внедрения кассовой техники. В законе предусматривается возмещение на ее приобретение, но есть мнение, что оно недостаточное, что влечет за собой нагрузку на бизнес. Госдума приняла этот закон, но я лично голосовал против. Нельзя не вспомнить систему "Платон", которая вызвала бурный протест. На мой взгляд, все платежи такого рода лучше реализовать с помощью акцизов, это более справедливый подход: кто больше ездит, тот больше разрушает дороги и, соответственно, больше платит.

Но есть и позитивные моменты — например, единый налог на вмененный доход продлен до 1 января 2021 года. Хотя, на мой взгляд, можно было продлить его на неопределенные сроки, чтобы бизнес не думал о том, как перестраиваться в случае его отмены. Кроме того, остро стоит вопрос дорогих кредитов. Мы считаем, что инфляция 7,3% позволяет снижать ставку до однозначных величин, но Банк России перестраховывается, возможно, так легче держать вожжи в руках. Эта перестраховка дорого обходится экономике, кредитование падает, особенно когда речь идет о малом бизнесе. Центробанк говорит, что проценты по кредитам не влияют на кредитование, а основная причина снижения объемов кредитования связана с тем, что макроэкономическая ситуация крайне нестабильна. Хотя мы прекрасно понимаем: чем дороже кредит, тем сложнее его обслуживать. Я думаю, что на следующем заседании в июле Центробанк может снизить ставку до 10%.

Сейчас Минэкономразвития, ЦБ РФ и корпорация МСП реализуют "Программу 6,5" по субсидированию процентной ставки по кредитам МСП. Весной ЦБ увеличил лимит рефинансирования в рамках этой программы до 75 млрд рублей, поскольку 50 млрд были практически выбраны. Сейчас в ней активно участвуют два госбанка — ВТБ и Сбербанк. Мы планируем подключать к этой программе региональные банки, что позволит сделать ее более эффективной. Также Центр поддержки экспорта в прошлом году получил 3 млрд рублей на развитие экспортного несырьевого направления.

Кроме того, я считаю необходимым введение инвестиционной льготы, что простимулировало бы людей направлять средства на инвестиции, а не тратить на потребление или класть на депозит. Пока же лучше, не рискуя, получить доход через вклад, чем инвестировать.

Мешают бизнесу и административные барьеры. Мы рассматриваем закон, по которому ФАС лишается возможности проверять малый бизнес с оборотом до 400 млн рублей бессрочно, а с оборотом до 800 млн рублей — без санкции прокуратуры. Рассчитываем, что этот закон будет принят осенью. Еще один важный момент — это полная инвентаризация всех требований к бизнесу, которые часто мешают работе. Мы ожидаем, что она будет проведена к осени, до принятия закона о контрольно–надзорной деятельности.

Альберт Цибаев, учредитель ООО «Специализированное тоннельное строительство»:

К сожалению, зачастую законы противоречат друг другу. Сейчас для бизнеса наступили не лучшие времена, поэтому надо сократить дистанцию между предпринимателями и властью и наладить отношения. Важно именно снизить уровень регулирования в бизнесе, что даст предпринимателям больше свободы и освободит чиновников от лишних обязанностей.

Петербургским бизнесменам рассказали, каким будет регулирование конкуренции в будущем

Петербургским бизнесменам рассказали, каким будет регулирование конкуренции в будущем

477
Александра Конфисахор alexandra.konfisahor@dp.ru

Антон Лужковский, руководитель Национального союза СРО операторов по обращению с отходами:

Я представляю отрасль, которая практически отсутствует в России, — это мусоропереработка. У нас развиты транспортировка мусора, складирование отходов, но нет переработки, хотя есть инвесторы и проекты. Им крайне необходима поддержка властей в реализации этих проектов и четкие правила игры, которых до сих пор нет.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Андрей Ермаков, индивидуальный предприниматель:

Серьезная проблема наших производителей — это проверки. За последние несколько лет я перечислил более 50 млн рублей налогов в бюджеты разных уровней. Мне кажется, сама по себе порочна практика, когда проверки идут к производителю, у которого здесь основные средства. Ведь он никуда не денется и никуда не убежит. Почему бы не направить действия контролирующих органов в сторону контроля того пути, по которому продукция импортных производителей попадает на полки отечественных супермаркетов.

Проблему могло бы решить саморегулирование, но и это не панацея. Так или иначе в сегодняшней бизнес–среде достаточно много компаний, которых беспокоит только сиюминутное алчное обогащение. Как следствие, сложившаяся конкурентная среда в России ведет к тому, что на полках магазинов господствуют товары худшего качества и за большие деньги. Полагаю, что органам таможенного, валютного, налогового контроля, а также Роспотребнадзору необходимо больше внимания уделять контролю за иностранными товарами, а российских производителей оставить в покое.

Виктор Кононов, председатель совета директоров ОАО «Невская косметика»:

В 2015 году было уплачено только по налогу на прибыль и НДС 1,6 млрд рублей в бюджеты всех уровней, не считая других налогов и сборов, что составляет 1,9 млн рублей на одного работающего. За последние 4 года объем инвестиций составил 2,8 млрд рублей, что позволило поднимать производительность труда на 20% ежегодно.

Сейчас к нам пришла проверка из межрайонной налоговой инспекции, но не документы смотреть. Они пытаются собрать "доказательства" выбора нами "недобросовестных поставщиков". Сначала выдвигают обвинения, а потом, нарушая действующее законодательство, путем многочисленных допросов сотрудников и партнеров пытаются свои умозаключения подкрепить "доказательствами", а не наоборот. Осмотрительность в законе есть, но что понимать под ней, не прописано. Налоговики пользуются своей внутренней инструкцией, которая не зарегистрирована в Минюсте.

В общем, решили резать курицу, которая несет золотые яйца в бюджеты разных уровней, прямо как в сказке, вместо того чтобы такие предприятия ставить в пример и на них равняться.

Что нам делать в настоящем и как законодатели собираются защищать права предпринимателей в будущем? Кстати, об этом в своем докладе говорил президент РФ на форуме. Вопрос очень актуален.

Руслан Кисс, директор НП ПРОВЭД:

Сегодняшний предприниматель — герой, который снял определенное социальное бремя с государства. Но сегодня у нас репрессивная форма взаимоотношения власти с бизнесом. Поэтому, когда контрольный орган приходит с проверкой, он не пытается научить, поправить или подсказать, его цель — только и исключительно наказать, и он не уйдет просто так без штрафа или дела об административном правонарушении. А если ничего не нашел, то, значит, он получил взятку. Это логика контрольных и надзорных органов.

У наших бизнесменов нет права на ошибку или возможности для маневра, в отличие от европейских. Вроде как начался процесс обсуждения вопроса при обнаружении нарушения первый раз не наказывать предпринимателя, а ограничиться предупреждением.

Дмитрий Прокофьев, вице–президент Ленинградской областной торгово–промышленной палаты:

К сожалению, у нас нет презумпции добросовестности предпринимательства, хотя за четверть века стало понятно, что абсолютное большинство бизнесменов — это добросовестные люди, которые хотят производить хороший продукт. Пока не изменится этот подход, никаких изменений не будет.

ЛОТПП занимается многими проблемами и работает с бизнесом на местах, и мы хотели бы поднять ряд вопросов, в том числе и по поддержке работы региональных банков со стороны федеральных властей. Именно местные банки ближе к потребителю услуг, хорошо знают и понимают своих клиентов и их нужды.

Дмитрий Еременко, генеральный директор ООО «Трубы ХОБАС»:

Нет смысла плодить новые законы, не подчинив выполнение старых задаче, для решения которой они были написаны, а не интересам регулятора. Пример — Таможенный кодекс, устанавливающий ставки ввозных пошлин. Таможня изобретает свою статистику, всего лишь дающую основание подозревать в занижении цены. Всех ставит перед выбором или согласиться с навязанной таможенной стоимостью, или получить максимально возможное затягивание процедуры. Причем в суде проигрывает безнадежно. Это не регулирование, это вымогательство.

Приоритетные задачи — модернизация, технологические прорывы и т. п. По замыслу, они направлены на развитие реального сектора. При этом надо отдавать себе отчет в том, что они финансируются и поддерживаются ресурсами, которые изъяты из того же реального сектора и возвращаются туда за минусом издержек. Причем это делается "комиссионным" решением с очень спорным технико–экономическим обоснованием. Вместо него — лозунги, рейтинги и уверенность "что так всем будет лучше".

Мы пытаемся клонировать Джобса, Маска или Цукерберга — опять Чубайс получается. Вирус, наверное. Может, с Кампрада начать?

Алексей Самохвалов, генеральный директор компании «САТИТ»:

С одной стороны, государство говорит, что надо развивать предпринимательскую инициативу. Но, с другой стороны, когда предприниматель приходит в банк и пытается взять кредит, то первый вопрос — это залог. А если нет залога, но оборот — сотни миллионов рублей в год и среди заказчиков — "Газпром", "Ростелеком", "Транснефть", которые уже сто раз перепроверили компанию? Даже банковскую гарантию можно получить, только положив на счет банка сумму гарантии. Какой тогда в ней смысл? В частные банки многие обращаться не рискуют, потому что прошла волна отзывов лицензий. Одним из действенных методов поддержки малого бизнеса оказалось создание квот: когда 10% заказов госкомпании обязаны отдавать субъектам малого предпринимательства. Вот тогда они начали бегать за нами.

Почему бы не сделать то же самое с банковскими кредитами?

Сергей Алексеев, генеральный директор охранной фирмы «Титан»:

Если говорить о проверяющих органах, то у нашей компании их столько, сколько нет ни у кого, потому что мы работаем с оружием и занимаемся вопросами пожарной безопасности. Но с чем к нам приходят?

Представитель трудовой инспекции выставил нам список нарушений: неправильное ведение журнала выдачи трудовых книжек, неправильное хранение трудовых книжек, нет журнала выдачи моющих средств работникам. Как на защиту работников повлияет порядок хранения трудовых книжек и выдачи моющих средств? Мы видим, на что вынуждены тратить время сотрудники проверяющих органов. А они всего лишь выполняют постановление правительства РФ от 2003 года. Его, кстати, писали те люди, которые должны понимать, как бизнес развивается.

Что мы видим? Глупость нормативных актов, которые не связаны с жизнью, некомпетентность людей, которые пытаются их применять. А лень, помноженная на безграмотность, дает сокрушительный результат. Пока у нас не будут действовать законы прямого действия, упорядочить отношения государства и бизнеса невозможно.

Владимир Матягин, президент ассоциации «Грузавтотранс»:

В 2011 году мы создали ассоциацию, которая защищает интересы грузоперевозчиков, потому что каждый день они сталкиваются с беспределом, коррупционными проявлениями и государство закрывает на это глаза. У нас нет четкого законодательного регулирования грузоперевозок. Отменив лицензирование в 2005 году, до сих пор так и не ввели саморегулирование.

Существующие законы не работают, и мы открыто говорим об этом, но в ответ получаем отписки. Например, мы говорили, что рано вводить систему "Платон", надо ее тестировать. Давно обсуждается вопрос о том, почему транспортные предприятия платят НДС, хотя услуги транспорта им не облагаются.

Нужно пересмотреть подход к налоговой системе и прописать, что заказчик должен оплачивать услугу без НДС, не принуждая перевозчика выстраивать серые схемы.

Александр Мышинский, генеральный директор ГК «РеалЪ»:

Основная проблема — это переизбыток законов и постановлений. У нас действуют различные правила и нормы, которые часто между собой не стыкуются, и, соответственно, бизнес не в состоянии их выполнить.

В итоге появляются коммерческие организации, за определенную плату готовые взять на себя решение этих вопросов, и все это делается на законных основаниях. Нагрузка на бизнес при этом постоянно увеличивается, что сказывается на финансовых результатах.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама