Маргарита Кудрявцева Все статьи автора
6 апреля 2016, 17:37 352

Мастер-класс от политиков и чиновников: правильно ли называть кризис кризисом

Фото: Андрей Дорожный

После заявления ЦБ о том, что нынешняя ситуация в экономике РФ – это "новая реальность", "ДП" вспомнил, как российские чиновники и политики называли кризис. Оказалось, их реакция на происходящее сильно напоминает стадии принятия неизбежного.

Сегодня первый зампредседателя Центробанка Ксения Юдаева любезно объяснила всем, что не стоит называть кризис кризисом. То есть, судя по всему, и окончания кризиса ждать не стоит – лучше смириться с ситуацией и начать воспринимать ее как само собой разумеющееся.

О чем говорят лидеры государств, когда думают, что их не слышат

О чем говорят лидеры государств, когда думают, что их не слышат

1440
Маргарита Кудрявцева

"Я не концентрировалась бы на слове "кризис". Нашу ситуацию лучше всего описывает термин "новая реальность", то есть это не временные трудности, а новые координаты, в которых нашей экономике предстоит развиваться", – рассказала чиновница в интервью "Известиям".

Схожую точку зрения уже, кстати, озвучивал нынешний министр экономического развития и известный сочинитель стихов Алексей Улюкаев. Он в 2012 году предложил воспринимать происходящее как "новую нормальность" и, очевидно говоря о минувшем кризисе 2008 года, пояснил: "Вторых волн кризиса не бывает. То, что мы видим сейчас, – это новая нормальность. Мы находимся в ситуации выхода из кризиса, только он будет сложным и долгим".

В целом же все, что говорили о кризисе российские чиновники и политики, очень сильно напоминает пять стадий принятия неизбежного. Это явление в России отрицали, высказывали крайне негативные, если не сказать депрессивные, прогнозы, пытались торговаться и, конечно же, признавали. Правда, все это происходило далеко не в хронологическом порядке.

Всеобщее отрицание

Местонахождение дна российской экономики и существование кризиса – это два вопроса, относительно которых политики в России никак не могут прийти к единому мнению. Но что касается экономического кризиса, то здесь наиболее часто встречающаяся реакция – это, конечно же, отрицание.

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина несколько раз прямо заявляла: в банковском секторе кризиса точно нет. В последний раз, например, она об этом напомнила в конце 2015 года:

"Понятие кризиса очень объемное. Каждый вкладывает в него свое понимание. На мой взгляд, никакого кризиса в банковской системе нет. Банковская система, как и вся экономика, переживает непростые времена, но она показала способность быстро адаптироваться к изменившимся условиям", – отметила глава ЦБ.

Советник Путина обвинил Центробанк в ведении России к экономической катастрофе

Советник Путина обвинил Центробанк в ведении России к экономической катастрофе

1626

Подобной точки зрения придерживается и Владимир Путин, он в прошлом году высказался на этот счет следующим образом: "Я бы даже кризисом это не назвал. Явления есть определенные, сложности определенные".

Признать и простить

Наибольшее количество стадий признания финансового кризиса испытал на себе министр экономического развития Алексей Улюкаев. Начал он внезапно со стадии депрессии – еще тогда в 2012 году, предрекая долгий и тяжелый выход из прошлого кризиса. Правда, пока чиновник рассуждал о последствиях 2008 года, в России случился очередной кризис, и Улюкаев это признал. Сказал, что текущее положение дел иначе как кризисом и не назовешь, ну разве что вот еще "идеальным штормом". А потом он и вовсе сообщил, что сам этот шторм и подготовил.

"Наверное, мы попали в идеальный шторм – и, наверное, это не случайно. Потому что в каком-то смысле этот шторм мы сами и готовили", – сообщил Алексей Улюкаев в конце 2014 года.

Правда, министр экономического развития очень быстро поменял свою позицию и всего год спустя присоединился к тем, кто в существование кризиса не верит.

"Если коротко – я считаю, что кризиса нет", – сказал он.

Интересно, что ровно в том же 2015 году бывший глава Минфина Алексей Кудрин объяснил, что экономика России находится в полноценном кризисе. А уже в начале этого года он заявил, что пик кризиса все еще впереди, и предрек медленный и ползучий выход из сложившейся экономической ситуации.

Торг-98

Еще один камень преткновения – сравнение нынешнего экономического кризиса, которого, по мнению многих и вовсе нет, с кризисом 1998 года. В середине января министр финансов Антон Силуанов предупредил, что всем не мешало бы подготовиться к повторению событий 18-летней давности. А пару недель спустя пресс-секретарь Кремля рассказал, что времена сейчас не те и подобные параллели недопустимы.

"Абсолютно неуместно сравнивать ситуацию, которая сейчас, с той ситуацией, которая была в 1998 году. Сейчас, несмотря на все сложности и проблемы, которые никто не скрывает, государство, конечно, и экономика гораздо более уверенно стоят на ногах", – пояснил Дмитрий Песков, как бы торгуясь с Минфином насчет того, стоит ли все-таки ждать нового 1998-го. Ранее Песков заявлял, что и с кризисом 2008 года нынешнюю ситуацию сравнивать не стоит.

Сложно сказать, когда все это закончится. Но если судить по тому, что о кризисе 2008 года Алексей Улюкаев, например, вспомнил 4 года спустя, то, скорее всего, к единому мнению – хотя бы насчет того, был ли на самом деле кризис в России или нет, – политики придут не ранее 2020 года.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама