Сергей Сатановский news@dp.ru Все статьи автора
30 сентября 2015, 14:40 981

Как благотворительные фонды увеличивают доходы в кризис

Фото: Коммерсант

Кризис бьет по благотворительным фондам, но в этом году некоторые из них смогли нарастить доходы, компенсируя сокращения корпоративных пожертвований частными.

Слабые пойдут на дно, сильные станут сильнее — так экономисты прогнозировали положение коммерческих и некоммерческих организаций в России на 2015 год. Вероятно, благотворительные фонды за прошедшие 9 месяцев стали именно сильнее, однако кризис нанес им несколько серьезных ударов.

Благотворительный фонд "Надежда" за 3 года нарастил оборот на 40% на фоне падения спроса

Благотворительный фонд "Надежда" за 3 года нарастил оборот на 40% на фоне падения спроса

514
Ирина Шабаева news@dp.ru

Кризисные лишения

С началом финансовых волнений фонды потеряли до 20% дохода от крупных жертвователей, а кто–то и вовсе остался без поддержки коммерческих партнеров.

"Это направление сильно падает. Есть те, кто сокращает благотворительный бюджет, другие вынуждены прекратить сотрудничество, — говорит директор организации "Шаг навстречу" Евгения Слав. — Какие–то компании, собиравшиеся помогать, заморозили проекты".

Эту тенденцию подтвердили в благотворительном фонде "Дари заботу", который помогает одиноким пожилым людям.

"Из–за финансового кризиса коммерческие структуры перестали переводить деньги, — говорит директор по развитию фонда Наталья Хазанова. — Раньше они сами обращались с предложениями, но начиная с весны — абсолютное затишье".

Уход нескольких партнеров и сокращение жертвуемых сумм отметили и в фонде AdVita, но критичной ситуацию там не называют: доход фонда от коммерческих структур составляет 80% от всех поступлений.

Для фонда "Выход в Петербурге" корпоративное жертвование тоже основной денежный источник. В 2015 году там наблюдают резкое снижение количества и сумм ежемесячных платежей от фирм.

В прошлом году объем регулярных пожертвований составлял около 30% от бюджета, в этом году — 12–14%, сообщила исполнительный директор фонда "Выход в Петербурге" Зоя Попова.

Директор "Ночлежки" Григорий Свердлин рассказывает, что фонд, напротив, не потерял ни одного коммерческого партнера и, более того, за 8 месяцев 2015 года российские компании уже пожертвовали ему больше, чем за весь прошлый год, — 1,23 млн рублей против 1,2 млн. В 2014–м корпоративные пожертвования составили 5% от бюджета фонда в 22,97 млн рублей. В то же время в "Ночлежке" уменьшился размер частных пожертвований: если год назад "средний чек" составлял 681 рубль, то сегодня — 542. Но снижение среднего размера пожертвования компенсируется большим количеством людей, которые жертвуют деньги на помощь бездомным. В итоге, несмотря на кризис, "Ночлежке" удалось нарастить объем взносов.

Человек и государство

Многие фонды в условиях сокращения платежей от коммерческих структур стараются переориентироваться на частных жертвователей. Об этом, например, говорят в AdVita, где отмечают, что в России все больше людей становятся волонтерами или благотворителями.

"Наше дело грамотно этим ресурсом воспользоваться", — говорят в фонде, добавляя, что применяют также несколько антикризисных технологий. Например, популяризируют систему рекуррентных платежей — автоматических ежемесячных переводов со счета в банке на нужды фонда.

Корпоративной благотворительности также находят альтернативу.

"Мы развиваем корпоративное волонтерство, когда нашим другом становится коллектив компании. Например, сотрудники массово сдают кровь или устраивают у себя ярмарку, лотерею", — объясняет руководитель отдела по работе с подопечными фонда AdVita Лада Давыдова.

Серьезные усилия благотворительных фондов сегодня брошены на event–менеджмент. Концерты, аукционы, сбор гуманитарной помощи привлекают все больше доноров.

Организация событий помогает привлечь не только частные пожертвования. Места скопления людей притягательны для фирм, которые готовы жертвовать фонду или вложиться в подготовку праздника, чтобы только посетитель увидел их имя.

Кроме того, наличие определенного проекта дает надежду на помощь государства, говорит Наталья Хазанова из "Дари заботу": "Сегодня просить деньги просто на помощь какой–нибудь Марье Ивановне у государства не прокатывает. Мы надеемся на грант под определенный проект".

Евгения Слав из "Шага навстречу" отмечает, что государственные гранты являются сегодня основным источником их доходов. В 2015 году российским НКО должно быть выделено 4,2 млрд рублей из президентских грантов, но некоторые фонды в разговоре с "ДП" сомневались в справедливости распределения госпомощи.

В Петербурге, согласно информации на сайте детского омбудсмена, работают 52 социально ориентированные НКО. Комитет по социальной политике города также распределяет гранты среди городских организаций: в 2015 году петербургские СО НКО получат 637,5 млн рублей, что почти на 30 млн больше по сравнению с прошлым годом, когда поддержку региона получила 41 организация.

Мыло с сувенирами

Еще один способ получить деньги фондам — продвигать собственную продукцию. По закону НКО могут заниматься бизнесом, если он отвечает целям создания организации. В фонде "Выход в Петербурге" сообщили, что в августе совместно с благотворительными организациями AdVita и "Ночлежка" открыли две постоянные точки продаж своей продукции. Вырученные от продажи мыла, блокнотов, тарелок и прочих сувениров, созданных руками подопечных фондов, деньги отправляются организациям. Продажа сувениров считается еще и имиджевым проектом.

"Пока продажи небольшие, в августе общая чистая прибыль "Этажерки" (благотворительный магазин в лофте "Этажи") всех трех организаций составила 6 тыс. рублей", — рассказали в "Ночлежке". Работающий с 2010 года магазин AdVita "Помогать легко" на Большой Пушкарской приносит организации 5% ее дохода.

Больше расходов

Вместе с опасностью сокращения доходов в кризис растут расходы благотворительных организаций. Например, из–за девальвации рубля еще более злободневной становится проблема с регистрами доноров костного мозга — в России эти базы данных до сих пор заполняются крайне медленно. Чем ниже падает рубль, тем острее становится этот вопрос.

"Каждый месяц проводится около 10–15 трансплантаций костного мозга. Обычно одного–трех доноров мы находим в российских регистрах, остальных — за рубежом, — рассказала Лада Давыдова. — Если совместимого донора в российском регистре нет, приходится искать его в международной базе. А это стоит 18 тыс. евро, так что в этой части расходы увеличились".

В "Ночлежке", которая помогает выживать бродягам, увеличилось число подопечных. "Мы этого ожидали — кризис в первую очередь бьет по малоимущим людям, — говорит Григорий Свердлин. — Люди лишаются работы, не могут платить за жилье и оказываются на улице".

Важно напоминать людям о тех, кто не выживет без их помощи, говорят в фондах.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама