Анна Невская Все статьи автора
17 августа 2015, 15:05 966

Редактор "ДП" о том, каким был день 17 августа 1998 года

Фото: Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ

Руководитель отдела "Новости" газеты "Деловой Петербург" Анна Невская вспоминает о том, каким был понедельник 17 августа 1998 года: «Люди говорили, что они проснулись в другой стране, пили водку и обсуждали, что им делать»

Ровно 17 лет назад в понедельник, 17 августа 1998 года, стояла теплая и солнечная погода. В воздухе уже пахло осенью. За пару недель до этого, юная и неопытная, я переехала на ПМЖ из Мурманска в Петербург с $40 в кармане. Деньги я успела отдать квартирной хозяйке за комнату на бульваре Красных Зорь. И устроилась стажером в газету «Деловой Петербург». Этот понедельник был моим первым рабочим днем на новом месте. И первым заданием, которое дал мне редактор Владимир Малышев, было написать репортаж о продаже бизнеса в городе на Неве.

Глава Сбербанка Герман Греф отрицает возможность дефолта в России

Глава Сбербанка Герман Греф отрицает возможность дефолта в России

471

Ознакомившись с рекламными страницами «ДП», я обнаружила, что их буквально заполонили объявления о продаже контор и фирм по работе с ценными бумагами, главным образом ГКО. Я позвонила по нескольким телефонам, но ответа не было. Тогда я переписала адреса офисов и на метро отправилась разведать обстановку.

На Васильевском острове мне улыбнулась удача. В офисе, невзирая на понедельник и раннее время суток (11 утра), молодые финансисты, фамилии которых ныне хорошо известны, пили водку, сидя за накрытым столом. Они махали мне мятым номером «Коммерсанта», на первой полосе которого виднелись два заголовка: «Мы проснулись в другой стране» и «Что делать?». Так и не разобрав - с горя они пили или на радостях (если это и была радость, то какая-то нервная), я отправилась по другим адресам. И везде было то же самое – люди говорили, что они проснулись в другой стране, пили и обсуждали, что им делать.

Новорожденная поисковая система Yandex еще не стала четвертой в мире по количеству обработанных запросов. Иначе можно было бы не сомневаться, что самым распространенным запросом в этот день могло стать слово «дефолт». К тому моменту как я вернулась в редакцию, курс доллара в обменных пунктах вырос с 6,2 до 9-10 рублей. А вечером квартирная хозяйка преподала мне первый урок финансовой грамотности, отказавшись произвести перерасчет квартирной платы по новому курсу.

Дальнейшие события развивались стремительно: рубль падал, население беднело, мне пришлось отказаться от съемного жилья и переехать к дедушке, а в стране сменилось правительство и руководство Центробанка. «Деловой Петербург» в те месяцы запустил проект «Мы работаем по фиксированному курсу», задача которого заключалась в том, чтобы участники рынка смогли зафиксировать свои рублевые цены и найти новых контрагентов. Пока многие затаив дыхание смотрели на доллар, те, кто ориентировался на рубль и импортозамещение внутри страны, оказались в выигрыше.

С другой стороны, Россия так и не слезла с сырьевой иглы и сегодня руководство страны снова пожинает плоды этой политики. Но, к счастью, российское бизнес-сообщество обучается на собственных ошибках быстрее и легче чиновников. И, как показывает опыт первой, второй и третьей волн экономических кризисов, запас прочности у него больше, чем у любого политического тяжеловеса.

Новости партнеров
Реклама