Татьяна Чернова news@dp.ru Все статьи автора
13 февраля 2015, 00:14 85

Бери кто хочешь

Экран смартфона обещает, что автобус № 27 будет через 8 минут. Значит, я успею подойти к остановке. Это почти чудо, но через 8 минут перед стеклянным павильоном грязный по пояс автобус распахивает двери–гармошки. Этот и многие другие полезные сервисы построен на открытых данных, рынок которых только начинает развиваться в России. На Западе эта индустрия уже работает вовсю. Потенциальный экономический эффект от использования открытых данных аналитики McKinsey Global Institute оценивают в трудно укладывающуюся в голове сумму — $5,5 трлн в год.

Пока цифры много скромнее, но все равно выглядят весомо. В 2013 году Великобритания официально оценила эффект от open data в своей экономике в 6,8 млрд фунтов в год, 150 испанских компаний, бизнес которых создан на открытых данных, зарабатывают суммарно 550 млн евро в год, прямой же и косвенный эффект от распространения открытых данных в Евросоюзе в целом равен 1,7% его ВВП, или 200 млрд евро.

Под открытыми данными чаще всего понимают информацию, раскрываемую организациями, ею владеющими, в том числе и органами власти. К наиболее значимым для экономики и рынка сведениям эксперты обычно относят так называемые геопространственные и метеорологические данные, официальные реестры, данные по транспорту, торговле, экономике, энергоресурсам, здравоохранению и социальным сервисам. Выиграть от широкого раскрытия информации, по мнению того же McKinsey Global Institute, должны образование, здравоохранение, энергетика, электроэнергия, транспорт, потребительские товары и кредитование.

Обязательное требование: данные должны предоставляться в свободной форме и машиночитаемом виде, пригодном для автоматической обработки. Явление это не новое, о необходимости раскрытия корпоративной и государственной информации говорят с 1990–х, особенно в академической среде, где все просто необходимо верифицировать и перепроверять. Однако только последние несколько лет стремление развитых государств к открытости в разных проявлениях стало осознанным и задекларированным.

"Накапливая огромные массивы данных, власти и бизнес не всегда делятся ими так, чтобы их можно было легко найти, использовать и понять. Это упущенные возможности. Мы подошли к поворотному моменту, который предвещает новую эру. Люди смогут использовать открытые данные, чтобы генерировать идеи и создавать сервисы, которые будут делать наш мир лучше", — это слова из Хартии открытых данных, подписанной в июне 2013 года странами G8 на встрече в Великобритании. Ратифицировала документ и российская делегация.

До этого времени открытыми данными у нас интересовалась только горстка продвинутых гиков. В отличие от западных стран, где раскрытию государственных данных предшествовало мощное гражданское движение, в России относительный общественный резонанс случился, только когда проблемой заинтересовались официальные власти. По оценкам Всемирного банка, в России раскрыто свыше 2300 массивов данных на 28 федеральных и региональных порталах.

Иван Бегтин, гендиректор НП "Информационная культура", соглашаясь с тем, что развитие открытых данных в России подстегнула необходимость встраиваться в глобальные процессы, замечает: "Но, если международная повестка для нас окончательно схлопнется, останется надеяться на гражданское общество".

Больше всех заинтересован в открытии данных бизнес, поскольку его интерес материальный, а приватные договоренности с чиновниками, как правило, оборачиваются ростом ставок. Лучше добиваться публичного раскрытия информации и уже с ее помощью производить программное обеспечение, мобильные приложения и различные веб–сервисы.

Кризис бизнесу не помеха

Компания VeeRoute братьев Кудиновых зарабатывает на том, что помогает курьерским службам, интернет–магазинам, ретейлерам и сервисным службам экономить при планировании маршрутов. "Наш эксклюзив, — поясняет исполнительный директор компании Михаил Кудинов, — алгоритмы, позволяющие строить маршруты практически в режиме реального времени".

Программа использует информацию сервиса OpenStreetMap, который аккумулирует данные тысяч пользователей. Можно интегрировать и карты "Яндекс" / Google, но за них нужно платить отдельно. К тому же, по представлению Михаила, они менее эффективны, чем OpenStreetMap, нарисованные всем миром и размещенные на бесплатном ресурсе. В этом году братья рассчитывают заработать не менее 100 млн рублей и возлагают надежды на текущий экономический кризис.

"В трудные времена многие компании начинают экономить, а мы помогаем им в этом. Наше конкурентное преимущество в том, что мы работаем на условиях ежемесячных платежей, в отличие от старожилов рынка, предлагающих дорогостоящую лицензию. Наши клиенты уже в первый месяц могут оценить экономию и решить, стоит ли им продолжать с нами работать", — описывает бизнес–модель Кудинов.

В государственное раскрытие данных выпускник Университета ИТМО не то чтобы не верит, но считает, что они могут предоставлять данные только локального уровня, тогда как амбиции VeeRoute простираются за пределы и страны, и континента. Команда разработчиков из Екатеринбурга, создавшая мобильное приложение "ЕТранспорт", напротив, высоко оценивает качество данных по петербургскому транспорту. "В остальных городах сведения приходилось собирать чуть ли не вручную", — делает комплимент петербургским чиновникам Михаил Авдеев, инициатор и руководитель проекта "ЕТранспорт".

Полезным "ЕТранспорт" находят те владельцы айфонов и андроидов, кто хочет знать, где в конкретный момент времени находится ожидаемый ими троллейбус, автобус или трамвай (а в ряде городов и маршрутное такси) и когда именно это транспортное средство прибудет на нужную остановку. Когда начинаешь им пользоваться, понимаешь, что сервис помогает экономить не только время, но и нервы.

"Датчики ГЛОНАСС / GPS передают информацию на серверы СПб ГКУ "Организатор перевозок", — объясняет на пальцах механику приложения Михаил Авдеев, — а тот, в свою очередь, передает ее нам по каждому транспортному средству, подключенному к системе. А именно: широту и долготу, скорость и направление движения, а также точное время, в которое был произведен замер. Дальше мы эту информацию обрабатываем и рассчитываем время, через которое нужный транспорт подойдет к остановке".

Зарабатывает команда из Екатеринбурга на рекламе. Общемировая тенденция к микротаргетированию рекламных обращений позволила проекту привлечь как первых клиентов, так и инвестора в лице Фонда развития интернет–инициатив. В итоге создатели "ЕТранспорт" вообще решили отказаться от услуг рекламных агентств и самостоятельно предлагать рекламу в своем приложении магазинам, развлекательным центрам, кафе и кинотеатрам — всем, кому важны клиенты, живущие поблизости. Таким образом, "ЕТранспорт" структурирует время своих пользователей, утром предлагая, где позавтракать, в обед — где пообедать, а вечером — где развлечься.

У сервиса около 300 тыс. скачиваний и 150 тыс. активных пользователей. В планах разработчиков еще одно приложение на основе открытых данных: сервис по поиску свободных мест для парковки личного автотранспорта.

Для общего блага

Эксперты любят говорить, что главное предназначение open data — контролировать власть, определяя эффективность работы ее институтов. По оценкам директора фонда "Открытый город" Виталия Власова, еще мало людей, готовых, жертвуя личным временем, разбираться с выложенными в публичное пространство сведениями. "Тем не менее данные должны быть открыты по умолчанию, — убежден Иван Бегтин, — а что с ними делать, разберемся со временем".

И постепенно разбираются. Например, студенты ЛЭТИ и ИТМО совместными усилиями разработали приложение, которое по введенным данным со счетчиков энергоресурсов делает калькуляцию реальной стоимости услуг ЖКХ, их можно сверять с показателями квитанции, звонить в различные институции и добиваться справедливых счетов. Другой ресурс, "LiveableCity: где в Петербурге жить хорошо", рассчитывает рейтинг комфортности своего проживания по месту жительства. Примеров уже много.

"Почини свою улицу" — портал для приема заявок о городских проблемах, аналог британского Fixmystreet, сервис собирает жалобы и предложения граждан через Интернет или приложение для смартфона. "Почини свою улицу" действует в нескольких городах России, в том числе в Москве, Петербурге и Казани. Пользователи добавляют на карту точки, обозначающие место возникшей проблемы, — это может быть незаконная свалка, ямы на дороге и др.

One Day Spb ("один день") — приложение для гостей Петербурга о том, как интересно провести один день в городе, не сталкиваясь с транспортными трудностями. В приложение вносится время приезда и отъезда, а также культурные приоритеты туриста. По этой информации программа и генерирует маршрут. Проект международной организации "Трансперенси Интернешнл" "Декларатор" информирует граждан о доходах и имуществе чиновников: от рядовых специалистов до президента и председателя правления РФ.

Никита и Виталий Касьяновы вместе с Дмитрием Ивановым и Натальей Давыдовой придумали ресурс Smooth, помогающий людям на инвалидных колясках найти дорогу в Петербурге. Проект стал победителем конкурса Open Data Hackathon 2014, организованного фондом "Открытый город". "Со временем мы планируем добавить в наши маршруты и возможность передвижения троллейбусом или автобусом с низкопольным входом, — делится планами Никита Касьянов, для которого проблема передвижения на коляске является также личной. — Мы работаем в этом направлении с комитетом по транспорту и рассчитываем в скором времени получить от них информацию в нужном формате". Запуск проекта запланирован на конец весны, после того как добровольцы, а вместе с ними и сам разработчик, протестируют маршруты.

Проект Mosthave Артема Баранова тоже бесплатный, но имеет определенно выраженную имиджевую цель. "Нам хотелось помочь своим друзьям, любящим ночной Петербург, и показать людям, что мы умеем делать классные вещи", — объясняет свой импульс к созданию приложения его автор. С помощью открытых данных "Мостотреста" Артем с Алексеем Пиманенко разработали приложение для iPhone, помогающее быстро сориентироваться в направлении домой до того, как мосты разведут. "В результате анализа данных мы обнаружили, что существует всего 12 ситуаций, в которые может попасть человек, запутавшийся в графике разводки мостов", — рассказывает Артем.

И в зависимости от того, в каких именно обстоятельствах оказался петербуржец, на мониторе смартфона вспыхивает фраза: "Гони на мост Александра Невского" или: "Час романтики на Васильевском острове", если тому "повезло" оказаться в блокаде разведенных мостов. Дизайн приложения, юмор и точность советов помогли молодым людям собрать лояльную аудиторию в 40 тыс. человек.

Открытые вопросы

По мнению экспертов, в Петербурге дела с раскрытием данных обстоят лучше, чем во многих других регионах. Всего на сайте "Открытые данные Санкт–Петербурга" (data.gov.spb.ru), который появился в 2014 году, сейчас аккумулированы самые разные сведения — от "Справки по реализации Адресной программы по ремонту дорог на соответствующий период" до "Ежегодного плана проведения плановых проверок учреждений Санкт–Петербурга по ведомственному контролю за организацией социального питания на 2015 год".

"Данные по транспорту являются самыми востребованными как у нас, так и в мире. И если Петербург их пусть и не в полной мере, но раскрывает, то в Москве эти данные закрыты вообще", — осторожно оценивает работу ответственного за сайт Управления инфраструктурных технологий и развития интеграционных систем Виталий Власов.

Впрочем, пообщаться с самими сотрудниками, ответственными за открытость данных, в открытом режиме так и не получилось. Сначала в управлении попросили прислать письменный запрос, потом указанные в ответе телефоны не отвечали, затем был обещан письменный ответ, который к моменту подготовки номера так и не поступил.

В любом случае Петербург в области открытых данных все еще в самом начале пути, если на сайте data.gov.spb.ru сейчас 74 массива данных, то, по словам Джин Холм, ведущего международного эксперта по открытым данным, на американском сайте Data.gov хранится более 135 тыс. наборов. Образцовым же городом может считаться Лондон, где уже создано около 500 полезных приложений, помогающих жителям и гостям города разобраться в сложной транспортной системе столицы Великобритании.

"Создавая сервисы на принципах открытых данных, разработчики развивают свой бизнес. Государство же получает доходы в виде налогов, которые могут быть весьма значительными и превышать сумму сбора за предоставление доступа к платным базам данных", — формулирует обоюдную выгоду Михаил Бунчук, специалист глобальной практики по транспорту и ИКТ Всемирного банка. В качестве бизнес–флагманов Бунчук приводит кейсы компаний Zoopla (Великобритания) и Zillow (США) в индустрии продаж и аренды недвижимости, MuSigma и Cloudera (аналитика данных), капитализация которых давно превысила миллиард долларов.

Отечественный бизнес относится к движениям государства с известным скепсисом и осторожностью. Многие разработчики не верят, что открытые данные действительно открыты и за них на каком–то этапе не придется платить, другие не видят для себя возможности заработка на информации, к которой каждый имеет доступ, поскольку украсть идею и предложить то же самое, но "на два доллара" дешевле, может каждый. Третьи критикуют низкое качество и недостаточную частоту обновлений данных.

Тем не менее в необходимости дальнейшего раскрытия данных никто не сомневается. "Случаев сознательного введения граждан в заблуждение не так уж много, можно встретить осознанную халатность, но и тут есть положительная динамика", — считает Иван Бегтин и добавляет, что вспять этот процесс никому не поворотить, он, как говорится, уже пошел.

Новости партнеров
Реклама