Маргарита Арановская margarita.aranovskaya@dp.ru Все статьи автора
19 ноября 2014, 01:06 158

Back in USSR, или Торг уместен

Санкции осложнили работу с зарубежными контрагентами и банкам, и компаниям. О перспективах торгового финансирования в новых условиях рынка рассуждают эксперты.

После введения санкций и ответного запрета на ввоз некоторых европейских продуктов многим российским компаниям, работающим в секторе внешней торговли, пришлось пересматривать свои планы, а в некоторых случаях — даже менять модель бизнеса и искать альтернативные источники поставок. У некоторых неизбежно выросла потребность в финансировании, а у кого–то возникли сложности с принятием гарантий и аккредитивов с зарубежными контрагентами и т. д.

О том, с какими изменениями столкнулся их бизнес из–за санкций, как это повлияло на стратегию, с какими трудностями, связанными с финансированием, они сталкиваются и, наконец, какие решения и инструменты они считают действенными для поддержания объемов внешней торговли, "ДП" спросил представителей известных банков и компаний в формате круглого стола.

Оксана Панченко, член правления, руководитель дирекции обслуживания и финансирования корпоративных клиентов «Райффайзенбанка»

В сегодняшних непростых экономических условиях мы стараемся особенно взвешенно оценивать ситуацию с рисками, которые связаны с каждым конкретным клиентом, экономикой его бизнеса и внешними факторами, которые могут повлиять на способность исполнить обязательства перед банком. Но такой подход мы используем при оценке не только потенциальных заемщиков–импортеров, но и клиентов любого другого направления деятельности.

Сейчас многое зависит от государства: внешняя торговля является одним из драйверов российской экономики, и от того, насколько эффективно государство будет регулировать и поддерживать торговое финансирование, во многом зависит развитие банковских услуг, предоставляемых участникам внешнеэкономической деятельности. При этом использование инструментов торгового финансирования, а также привлечение экспортных кредитных агентств позволяет минимизировать финансовые и страновые риски как участникам внешнеторговой сделки, так и финансирующим банкам.

В свою очередь, доступность торгового финансирования позволяет компаниям повысить их конкурентоспособность на рынке. За последние 5 лет появились новые инструменты торгового финансирования. Среди них, например, можно выделить BPO (банковские платежные обязательства) и международный факторинг, который получил новый импульс в развитии (в 2013 году рост оборота рынка факторинга в мире составил около 8%). Но говорить о том, что набор инструментов торгового финансирования кардинально изменится, думаю, не стоит. Чем больше возможностей клиентам предоставляет рынок банковских услуг, тем лучше для экономики — как отдельно взятой страны, так и для глобальной экономики в целом.

Андрей Богуславский, заместитель председателя правления Абсолют Банка :

Несмотря на то что санкции Абсолют Банка не коснулись, мы конечно же видим и учитываем изменения, происходящие в бизнесе наших партнеров и клиентов. И, конечно, реагируем на них. По сделкам торгового финансирования Абсолют Банк продолжает активно сотрудничать и с зарубежными контрагентами. Причем речь идет не только о классических продуктах, таких как аккредитивы с постфинансированием / дисконтированием, контрактные гарантии, резервные аккредитивы. Мы продолжаем работать и с более сложными инструментами: финансовыми гарантиями, выданными в обеспечение исполнения обязательств по договорам лизинга, а также с привлечением связанного фондирования (Trade Related Loans). У нас достаточно активно развивается бизнес по обслуживанию внешнеторговых контрактов, но вряд ли это связано с ростом импорта, скорее — с перераспределением клиентов среди банков: в последнее время со стороны иностранных банков по причине санкций сократились возможности постимпортного финансирования для некоторых российских банков, в том числе государственных.

Нестабильность и резкий рост курса иностранных валют к рублю вынуждают многих импортеров, не имеющих валютной выручки, отказываться частично или полностью от фондирования в иностранной валюте. Иными словами, клиенты по–прежнему заинтересованы в услугах по открытию аккредитивов в валюте, но при этом постфинансирование по аккредитивам хотят получать преимущественно в рублях. Исходя из их потребностей, мы и разрабатывали инструменты торгового финансирования.

Если же говорить о каких–то изменениях, то могу сказать, что мы стали активнее выходить на рынки Азиатско–Тихоокеанского региона для реализации планов клиентов.

Для поддержания объемов внешнеторговых операций мы рекомендуем клиентам использовать более гибкие условия расчетов, в том числе с использованием обеспечительных и расчетных инструментов торгового финансирования.

Стоит учесть, что не только политическая, но и экономическая ситуация вынуждает сейчас некоторые компании отказываться от старых связей с иностранными партнерами в пользу российских поставщиков. Тем не менее довольно большой пласт импортируемой продукции и услуг на территории России заместить сложно, поэтому будет расти интерес к расширению сотрудничества со странами Азии, Латинской и Центральной Америки.

Очевидно, что во время кризисов интерес клиентов к продуктам торгового финансирования серьезно возрастает, так что наш прогноз по росту объемов сделок в этом направлении оптимистичный.

Альберт Суфияров, владелец ГК « Невские сыры »

После введения санкций к нам, как к компании, которая занималась импортом молочных продуктов из Европы, возник целый ряд вопросов со стороны банков. Некоторых из них явно волновало наше финансовое положение. Между тем эти волнения были напрасны: наша стратегия уже давно строится не только на импорте, мы развиваем собственное производство, плюс на момент введения санкций мы уже заключили контракты с поставщиками из Латинской Америки, о чем и сообщили банкам.

Нам нужно было только договориться с компаниями из Уругвая, Аргентины и Чили об увеличении поставок, кроме того, мы начали реализацию проекта по расширению своего производства. В частности, запустили новую линию по производству сыра фета по технологии "тетрапак" на собственном сырном заводе, этот проект как раз направлен на замещение импорта.

Основная сложность с зарубежными контрагентами, как ни странно, оказалась для нас связана с поставщиками из Белоруссии, которые стали требовать финансовых гарантий и более быстрой оплаты. Но это больше связано не с санкциями, а с колебаниями на валютном рынке. Потребность в финансировании у нас из–за этого выросла, но не критично — на 10–20%. Из банковских продуктов при закупках мы используем банковские гарантии — здесь для нас ничего не изменилось с введением санкций, — а при продажах стали активнее пользоваться факторингом.

Что касается поддержания объемов внешней торговли в ближайшем будущем, то здесь, безусловно, важна позиция государства. Почти в каждой стране существуют инструменты поддержки экспорта. Например, финансирование участия в международных выставках и другие промоактивности. Это нужно в том числе и российским компаниям.

Леонид Грабовец , генеральный директор судостроительной фирмы « Алмаз »

Нашей сфере, мне кажется, пришлось тяжелее всего: мы имеем дело с такими категориями оборудования, которое сложно заместить в короткие сроки. Сейчас мы ведем переговоры с разными поставщиками, что–то замещаем, пересматриваем договоры. Что–то уже есть российского производства — к примеру, двигатели. Думаю, скоро они будут у нас свои. В качестве финансовых инструментов мы как использовали аккредитивы и гарантии при работе с зарубежными поставщиками, так и продолжаем их использовать. Возможные сложности, связанные с санкциями, касаются больше не нас, а самих банков.

Гораздо более острый вопрос для нас — это рост курса валют, так как наши закупочные контракты заключены в долларах и евро, а с заказчиками — в рублях. И мы никак не можем донести до последних, что условия необходимо пересмотреть, так как на момент заключения договоров евро стоил 40 рублей, а сейчас — почти 60. Если заказчики не пойдут навстречу, то многие заводы столкнутся с серьезными проблемами и безо всяких санкций. В итоге это самым серьезным образом скажется на промышленности — и не только Петербурга, но и России в целом. Уже сейчас наша потребность в финансировании выросла: если в последние 20 лет нам полностью хватало для развития своих оборотных средств, то сегодня мы ведем переговоры об открытии кредитной линии.

Поэтому в приоритете для нас — стабилизация курса валют. И даже если он останется на нынешнем уровне, то нам нужны законы, защищающие промышленность, которая в данной ситуации оказалась совершенно не виновата. А что касается санкций, то, когда их снимут, мы будем иметь опыт замещения, а это делает бизнес только крепче.

Бадри Аджамов, генеральный директор клиники «Медем»

Как представители медицинской отрасли, мы являемся постоянными потребителями зарубежного оборудования и фармацевтики, а их поставщики сегодня действительно могут испытывать трудности. С одной стороны, они вроде бы не попали под санкции (сначала в список были включены БАДы, и это могло создать определенные проблемы, но потом были из него исключены). В итоге мы видим, что, хотя по ряду наименований нам пришлось искать альтернативу, доля таких поставщиков не оказалась существенна.

С другой стороны, из–за роста курса валют цены уже выросли, и нас готовят к тому, что значительный скачок будет после Нового года. Нашим конечным продуктом является медицинская услуга, и, чтобы покрыть рост расходов, мы оказываемся между тем, чтобы повышать на нее цены или удешевлять ее себестоимость. Но ситуация усложняется тем, что мы работаем в премиум–сегменте, а потому имеем ограничения на переход на более дешевые аналоги. Поэтому если раньше мы использовали кредитование только в ситуации, когда нам было необходимо приобретать оборудование, то теперь я не исключаю, что нам понадобятся деньги и для пополнения оборотных средств. Насколько будут расти цены, настолько будет расти и потребность в финансировании.

Сергей Цыбуков ,  генеральный директор ООО «НПО по переработке пластмасс им. « Комсомольской правды »

На уровне среднего бизнеса сегодня больших проблем взаимодействия с зарубежными контрагентами нет: компании остаются лояльными, только недавно у нас была делегация из Германии, 2 недели назад — из Норвегии. Мы, заранее предвидя возможные проблемы, подстраховались экспортными контрактами — по той причине, что оборудование мы закупаем импортное. Какой бы курс ни был, у нас все просчитано. Не исключено также, что какие–то западные компании будут переходить на расчеты в рублях: в частности, один из наших старых зарубежных партнеров сделал нам предложение на новое оборудование в рублях.

Кроме того, для нас ситуация складывается не самым плохим образом: заказы приходят даже из таких сфер, откуда их не было очень давно, так что нет необходимости поиска новых заказчиков за рубежом.

Зато российские компании, в том числе сырьевые, видя ситуацию, дают неплохие условия. Плюс на рынке появилось много квалифицированных людей (у нас впервые за 15 лет полностью укомплектован штат), некоторые из них пришли из обанкротившихся компаний.

Есть много государственных инструментов поддержки импортозамещения, например программа, по условиям которой под гарантированные военные заказы на льготных условиях предоставляется отечественное оборудование. Поэтому мы пока не видим для себя необходимости кредитования: тот продукт, который у нас сейчас востребован, — это скорее размещение денег.

Вениамин Грабар , президент группы « Ладога»

Введенные санкции никаким образом не затронули наш бизнес.

Во–первых, все наши зарубежные партнеры отнеслись с большим пониманием к сложившейся ситуации и, в свою очередь, предоставили нам еще более лояльные и комфортные условия для взаимодействия.

Во–вторых, нашу отрасль ни санкции зарубежных стран, ни контрмеры, введенные правительством РФ, не касаются. К тому же внешнеторговая деятельность группы "Ладога" не финансировалась банками, попавшими под санкции на момент их принятия.

Что касается замещения импорта из азиатских и латиноамериканских стран, то к отрасли, в которой мы работаем, применить этот механизм не удастся: вино из Франции, например, невозможно заместить вином из ЮАР, а испанское вино — вином из Чили.

Ранее мы привлекали валютные кредиты под финансирование зарубежных сделок, под импорт продукции, но в связи с нестабильностью валютного курса смогли оперативно перейти на рублевое финансирование с помощью нашего банка–партнера.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама