Анастасия Жигач, корреспондент Все статьи автора
8 октября 2014, 17:55 395

"Деловой Петербург". Подождем до пенсии, но не своей

Фото: globallookpress

 Оценив венчурный рынок РФ, эксперты пришли к неутешительным выводам: все и так развивалось медленно, а теперь рынок сожмется.

На Петербургском международном инновационном форуме была поднята грустная тема — инвестиционное поле России. Оценив текущее состояние отечественного венчурного рынка, эксперты пришли к неутешительным выводам: все и так развивалось медленно, а теперь — с учетом западных санкций и реакции российских инвесторов — количество игроков уменьшится, рынок сожмется, оставшиеся крупные игроки уступят значительную часть рынка государству.

В 2013 году, по данным PwC, совокупный объем сделок на российском венчурном рынке составил $2,89 млрд. В мире — около $60 млрд. Объем российского венчурного рынка в 2014 году сильно сократился.

Так, по данным инвесткомпании RMG, в I квартале этого года российский венчурный рынок сжался до минимальных значений за последние 2 года. За этот период произошло 79 сделок на $109 млн, и лишь $60 млн из них — это новое финансирование, остальное — выходы из проектов инвесторов. Количество сделок по сравнению с предыдущим кварталом снизилось на 38%, общий объем сделок — на 42%. И все эти показатели еще не слишком плохи благодаря Фонду развития интернет–инициатив, который только в феврале совершил 42% от общего количества сделок I квартала.

О миллиардах говорить не приходится. Многие сделки до сих пор не закрыты, и неясно, будут ли. Фонды остаются без партнеров. "Мы потеряли несколько американских и европейских клиентов после 5 лет совместной работы, и это политически обусловленные уходы", — говорит директор компании Reksoft Александр Егоров.

Любой венчурный рынок делится на три части: рынок limited partners, рынок проектов и рынок выходов из проектов. "В России два из трех почти отсутствуют, хорошо развит только рынок проектов. Между тем именно туда целятся все программы и госинституты, призванные развивать и поддерживать инновационную экономику. А надо бы создавать другие", — говорит Алексей Соловьев, управляющий директор венчурного фонда Prostor Capital. Например, предлагает он, государство может стать фондом фондов, которые бы инвестировали в проекты, а на деле происходит, что оно само инвестирует, например, в резидентов "Сколково". И вроде бы венчурные фонды могут получить деньги от государства, но на деле там столько бюрократических препон, что вспоминаешь Кафку. Логично было бы создать налоговые послабления для IT–стартапов, там 30–40% затрат — это налоги.

На венчурном рынке России около 50 игроков, половина из них, предположительно, умрет. Но это все равно неплохо, уточняют эксперты: в 2010 году, например, фондов в России было меньше десятка.

Александр Егоров отмечает, что в США основные деятели венчурного рынка — топ–менеджеры IT–компаний, вышедшие на пенсию. Так что нам остается немного подождать.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама