суббота, 27 ноября 2021
$

"Деловой Петербург". Отрасль фактически брошена

Автор фото: ЗАО "Полиграфический центр"

Президент Союза полиграфистов Петербурга Сергей Радванецкий — о разочаровавшем отрасль вступлении в ВТО, о том, как умирают петербургские книжные типографии, и о современном облике печатного рынка Петербурга.

Как сейчас выглядит петербургский полиграфический рынок, переживший посткризисный период?

— После кризиса 2008 года отрасль практически восстановилась. Тогда было очень резкое падение объема услуг: в некоторых сегментах — до 50%. Сейчас же наблюдается даже определенный рост к объемам 2008 года, хотя в основном за счет упаковки и цифровой печати.
Сегодня в городе работают более 1 тыс. предприятий. Причем это все частные компании, у нас в городе нет ни муниципальных, ни федеральных предприятий. Рынок оброс хорошей инфраструктурой — это более 150 обслуживающих типографии компаний: поставщиков бумаги, оборудования, технологий, расходных материалов.
Объем услуг за прошлый год составил, по нашим экспертным оценкам, около $550–600 млн. Но это без бумаги, без материалов — только услуги. Оборот отрасли за этот же период — примерно $1–1,1 млрд.
Предприятия города активно участвуют в тендерах — мы оцениваем тендерный рынок города примерно в 3 млрд рублей ежегодно. Полиграфия в этом объеме составляет около 70%. Петербургские предприятия этот рынок обслуживают примерно на 80%.

Как меняется сейчас количество участников рынка?

— Сейчас около 80–90 предприятий определяют лицо рынка. Малых предприятий везде в мире достаточно много, но сейчас идет процесс их вымывания. В Европе с 2007 года закрылось около 50% полиграфических предприятий — в том числе и крупные, которые кризиса не выдержали. У нас такой ситуации нет, у нас, конечно, тоже закрываются предприятия, но не в таком количестве.
Рынок сжимается даже не по количеству предприятий — он сегодня перестал быть инвестиционно привлекательным, особенно для новых игроков. Отсутствие инвестиций приводит к износу оборудования, моральному и техническому отставанию — а ведь требования, к примеру, иностранных клиентов в России те же самые, что и для более технически продвинутых типографий в Европе, то есть очень высокие.

Насколько вообще российские производители зависят от заграницы?

— Полиграфия — практически полностью импортозависимая отрасль, и мы работаем почти исключительно на импортном оборудовании, материалах, технологиях. За исключением, может быть, некоторых типографий, которые работают на газетно–журнальном рынке и частично пользуются бумагой, произведенной в России.

В таком случае для отрасли должно быть очень болезненным удешевление рубля к евро и доллару.

— Конечно, один из очень неприятных для отрасли последних трендов — снижение курса рубля, за которое в конечном итоге заплатит потребитель. Параллельно с курсом доллара будут дорожать и услуги отрасли, ведь в России ни оборудования, ни материалов для нее практически не производится. А полиграфическое оборудование очень дорогое — машина, по габаритам сравнимая с какой–нибудь "паджерой", стоит под 500 тыс. евро.
Все работают через лизинговые схемы, через кредиты. Основная часть кредитов в нашем секторе берется в валюте — и проценты ниже, и заграничные продавцы оборудования чаще всего используют лизинговые схемы с иностранными банками. Однако сегодня не так много закредитованных компаний — кризис 2008 года в этом плане, конечно, научил. Тогда была очень тяжелая ситуация — очень многие предприятия набрали кредитов под оборудование. Сейчас стараются с этим осторожнее работать — кредиты есть только у 20–30% компаний. Сегодня покупать стали меньше или покупают подержанное оборудование.
Все зависит от того, как компании будут переживать этот период — у кого–то еще остались запасы краски и материалов. Но в течение полугода мы этот фактор можем отыграть — цены на услуги отрасли только на этом факторе должны вырасти на 10–15%. Тут, конечно, есть прессинг и со стороны покупателей, так что сильно цены поднять не получится.

Какие еще проблемы актуальны сегодня для отрасли?

— Продолжается снижение тиражности, общее снижение спроса, рост инфраструктурных расходов, как и у любого бизнеса.
Высшее руководство страны не ориентировано на развитие малого бизнеса, понятно, что деньги зарабатываются на нефтегазе. Идет рост стоимости недвижимости, аренды, электричества. Если производству нужны новые мощности, то без серьезных денег это не решается. Постоянное давление со стороны заказчиков, особенно со стороны издательских компаний. Кроме того, идет постоянное налоговое и административное давление, мешает крайне непродуманная таможенная политика.

По поводу таможенной политики — помогло ли вам, как импортозависимой отрасли, вступление в ВТО?

— Дело в том, что с 1994 года в России действует пошлина на ввоз мелованной бумаги на уровне 15%. Мы всей отраслью боролись за то, чтобы эту пошлину снизить. Надеялись, что в ВТО будут пошлины понижены хотя бы до 5%. Но проблема в том, что у нас есть очень крупные игроки на рынке, например, такая компания "Илим–Палп" братьев Зингаревич. Это крупные лоббисты своих интересов — у них большие связи, достаточно сказать, что Дмитрий Медведев был в свое время сотрудником и акционером этой компании. Они владеют несколькими комплексами крупных бумагоделательных производств. В том числе недавно объявлено о запуске нового комплекса в Коряжме по производству мелованной бумаги. Сейчас активно лоббируется сохранение уровня пошлин на все сорта мелованной бумаги, хотя их производство не удовлетворяет и десятой части спроса рынка.
И это при том, что готовая продукция из–за границы возится без пошлины. А мы бумагу, которая составляет до 60% (а в упаковке и все 85%) стоимости продукции, возим с пошлинами. Мы всегда предлагали не только понизить пошлины на бумагу, но и защитить свой рынок, ввести пошлину на ввоз готовой продукции. Но здесь нас не поддерживают и крупные медиакомпании: многие ведь печатаются за границей.

Ранее вы отметили, что федеральное правительство не заинтересовано в развитии полиграфического бизнеса. А как вы сотрудничаете с городским правительством?

— Отрасль сейчас фактически брошена — полное отсутствие какого–либо внимания к ее проблемам: информационным, налоговым, кадровым, структурным, проблемам развития. На федеральном уровне есть Агентство по печати и массовым коммуникациям, там есть хотя бы понимание того, что происходит. Но на уровне города это абсолютный ноль, не знаю ни одного местного чиновника, который хотя бы что–то смыслит в проблемах городской полиграфической промышленности. Полный нигилизм!
У нас осталась одна–единственная книжная выставка, которая раньше частично финансировалась из городского бюджета, а самих участников все меньше и меньше. При этом мероприятие все время проходит с помпой, мол, самый читающий город — приезжал всегда на открытие губернатор, московские чиновники. А на самом деле мы сейчас в городе докатились до того, что книги негде печатать.

Разве в Петербурге не осталось ни одной типографии, где можно напечатать книжный тираж?

— Печать тиража в несколько тысяч экземпляров возможна, а вот печать крупного тиража, которая укладывалась бы в ту цену, которую рынок проглотит, теперь практически невозможна.
Это престижная в городе тема — книга, а вот позаботиться о том, чтобы издательствам было где разместить заказ, — не царское это дело! В прошлом году закрылся "Лениздат", единственная остававшаяся в городе типография, которая могла себе позволить оказывать услуги петербургским издательствам на печать тиража от 5 тыс. книг.
Мы позакрывали городские типографии, и интересные заказы от питерских издательств теперь начали расходиться по стране. У нас были крупные советские издательства, обладавшие крупными имущественными комплексами. Всем было интересно раздербанить недвижимость, а на сами типографии — было наплевать. Время упущено, вкладывать сюда деньги вряд ли кто–то будет. Рынок по наклонной идет, тем более что есть очень крупные комплексы в Чехове, Твери, которые уже переманили к себе заказы. Город это все упустил, сквозь пальцы глядя на то, как постепенно умирала городская книжная полиграфическая промышленность.
 
 

Организация

Союз полиграфистов Санкт–Петербурга

> Основан в 2001 году в Петербурге как общественная организация руководителей предприятий и организаций полиграфической отрасли. В 2003 году преобразован в некоммерческое предприятие.
> В Союз входит более 40 ведущих предприятий и поставщиков полиграфической отрасли. При Союзе существует Клуб полиграфистов — площадка для взаимодействия глав компаний.

 
 

 
 

Биография

Сергей Радванецкий

> В 1983 году окончил филфак СПбГУ. Впоследствии в течение 5 лет преподавал на кафедре иностранных языков.
> С 1991–го по 2011 год создал ряд полиграфических компаний, в том числе полиграфический центр "Мультипринт". Основал газету для профессиональных полиграфистов "Печатное дело".
> С 2001 года — бессменный президент Союза полиграфистов Санкт–Петербурга.