Лев Лурье, историк Все статьи автора
1 марта 2014, 17:00 5502

"Выходной Петербург". Жизнь после Сочи

Россия, Санкт-Петербург. Крестный ход в честь празднования дня Казанской иконы Божией Матери. На снимке: участники крестного хода у Казанскоо собора.
Фото: Евгений Асмолов

Шенгенская виза для путешествия в Харьков и Киев не требуется. На всякий случай в паре часов езды Финляндия, в 4 часах — Эстония, напоминает Лев Лурье, рассуждая о том, как после Сочи и Майдана может измениться жизнь в России.

Что будет после Олимпиады и Украины? Думается, прав один из самых проницательных российских публицистов последних лет Кирилл Рогов. Вот что предстоит. Постепенный перевод денег зажиточных граждан из условного Кипра в условный ВТБ. Чтобы их нельзя было шантажировать Западу, как украинских олигархов. Серия коррупционных процессов над не вполне надежными людьми правящего класса — теми, "кто еще не понял". Дальнейшая религиозная экспансия, борьба с геями и ненормативной лексикой театральных актеров — создание духовной парадигмы. И максимальное расширение класса чиновников–деловаров, целиком преданных государству. При таком раскладе "это Россия провинциальных следаков с золотыми цепочками, перстнями и татуировками в полгруди, спрятанными под рубашками от Армани". Россия, над которой "распростерлись совиные крыла" Виталия Милонова.

Движение в этом направлении и вправду есть, да, если и играть за Путина, для него такая эволюция — единственный приемлемый выход соединить храм и шорт–трек.

Соответственно, возникает вопрос: что делать? Крайние варианты мы здесь не рассматриваем. Мы мирные люди, и наши покрышки хранятся в пустых гаражах.

Мне кажутся разумными два варианта. Первый — по возможности отрешиться от политических новостей, чтобы не раздражали. Телевизор и так никто не смотрит, а в Интернете масса материалов о котятах, снятых добродетельными спасателями с гигантской сосны, результатах футбольных матчей и новых фильмах Голливуда (их полностью не запретят). Жить надо не в стране, а в городе, что все мы по преимуществу и делаем.

Нравы здесь все же не кубанские. Не всякий малый бизнес обречен организовывать голосование за "Единую Россию" и платить половину прибыли руководителю районной администрации. Пять миллионов населения и еще туристы, их надо лечить, учить, туристически обслуживать, наделять матрешками. Дело и заработок, может, и в урезанных размерах, но, скорее всего, найдутся.

А по мере удушения свободы слова и емкости товарного рынка можно вспомнить время дворников и кочегаров — торговать подержанным "Адидасом", читать Бодрийара и Ли Бо, писать романы и распространять их среди друзей. Думается, ксероксы на какое–то время еще останутся.

Стоики учат нас: жизнь не слишком зависит от внешних обстоятельств. Бродского не печатали, Гребенщиков пел для узкого круга, живопись Белкина видел один человек.

Ну и где теперь те, кого осыпали почестями? Где автор романа "Докеры" Георгий Холопов, руководитель городской идеологии Галина Баринова, где удостоенное Сталинской премии полотно "Середняк пошел в колхоз"?

Русская история учит в случае опасности найти безопасный угол. А Петербург так прекрасен, что и работать особенно не нужно. Отчитал пару по начертательной геометрии, купил полкило корюшки и две бутылки "Степана Разина", перечитал "Островитян" Лескова — день удался.

Правда, теперь, после майдана, у нас появляется и другой путь. Для россиянина Украина теперь — что для белоруса Россия, для китайца Тайвань, для пхеньянца — Сайгон. В Одессе, Киеве, Днепропетровске говорят по–русски. Квадратный метр дешевле петербургского, галушки, Савик Шустер на экране. Какая разница, где заводить бар — на Десне или на Фонтанке? Программировать, преподавать и играть пьесы на вольной Украине будет сравнительно легко и приятно.

Вспомните Киев 1919 года, когда после подвалов ЧК, сыпного тифа и ржавой селедки русские люди оказывались на киевских бульварах, ели от пуза под каштанами и слушали Вертинского или Шаляпина. История движется, ничего не бывает вечно. Не все синяки и шишки, будут пироги и пышки. Пофантазируем. Президентом станет постаревший вернувшийся с Колымы Алексей Навальный. Итоговую передачу на "России" отдадут Леониду Парфенову. Поликлинический врач сравняется в зарплате с майором внутренних войск.

Я не призываю к беспечности. Да, мы стратегически неплохо устроены. Шенгенская виза для путешествия в Харьков и Киев не требуется. На всякий случай в паре часов езды Финляндия, в 4 часах — Эстония. Как только появятся первые признаки закрытия границы — ехать недалеко.

Но, во–первых, может быть, пессимисты неправы и нас ожидают чудесные времена. Во–вторых, "провинциальным следакам с золотыми цепочками, перстнями и татуировками в полгруди" тоже хочется оттянуться как минимум в Адане, а может, и в Римини. Да и для нынешних важняков продать недвижимость в Майами, забрать детей из Rugby и деньги из Barclays так просто не получится. Так что шансы и время еще есть.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама