dp.ru Все статьи автора
23 июля 2013, 18:58 336

Телевидение без общества

У Общественного телевидения России кончились деньги. Звучит комично — получается, что обществу телевидение не пригодилось. Впрочем, это еще одна иллюстрация того, как стремление государства построить что-то общественное по своему вкусу оборачивается провалом.

Гендиректор Общественного телевидения (ОТР) Анатолий Лысенко объявил, что бюджет телеканала иссяк. "Как будем дальше жить, не знаю", — развел руками патриарх отечественного эфира.

Особый интерес вызывают цифры. С апреля ОТР сумело собрать пожертвований на 50 600 рублей. Глава Роспечати Михаил Сеславинский накануне перечислил на счет канала 100 тысяч рублей личных средств. Решил внести собственный вклад в развитие, с гордостью отмечают в ведомстве, и подать личный пример. А также "отчасти в качестве компенсации ощущаемой собственной вины в недостаточно эффективном лоббировании выделения средств для ОТР из федерального бюджета".

Кстати, доход четы Сеславинских в прошлом году составил 3 млн рублей. Но пока он не подал примера даже собственным заместителям, один из которых выручил в 2012 году все 18 млн. Могли бы скинуться, не одному же руководителю вину ощущать. В мае, когда Лысенко уже прикидывал, что денег хватит до августа-сентября, руководство ОТР обратилось в Роспечать с просьбой выделить 700 млн, но получило 100 тысяч, и то из личных средств.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Запустить Общественное телевидение придумал Дмитрий Медведев в бытность президентом. Указ подписан в апреле 2012 года, как пояснял сам Медведев, он содержал ряд мер, "направленных на то, чтобы это телевидение действительно было общественным, а не каким-либо другим". То есть чтобы оно было не государственным в тесном смысле этого слова, но общественным, пояснил он. Между строк читалось: "И чтобы поддерживало не Путина, а кого-нибудь другого, например, премьер-министра".

"Рассчитываю, что это телевидение будет интересным, во всяком случае, для тех, кто интересуется общественной жизнью. Для аудитории взыскательной, я надеюсь, этот канал будет интересен", — выразил надежду Медведев. В указе было подробным образом прописано, как формируется Совет по ОТР, как избирается председатель и как телеканал будет финансироваться. Стартовый капитал не менее чем в 3 млн рублей выделял бюджет, а дальше считалось, что счет будет пополняться "за счет публичного сбора денежных средств, объявляемого по решению наблюдательного совета организации". Кстати, в договоре еще и оговаривался максимальный взнос. Чтобы лишнего никто не занес. В итоге государство вложило в ОТР не 3 млн, а 1,5 млрд.

Вещание началось в мае, а проблемы — в июле. С телеканала начали уходить журналисты — например, Андрей Норкин, Владислав Сорокин, Екатерина Воронина. Последние двое вели передачу "Социальная сеть" и говорили, что уволились они после того, как с эфира сняли сюжет о разводе Путиных. Официальная версия, конечно же, "технические причины". Еще ОТР прославилось шуткой про сбор средств на памятник Стасу Михайлову. Может, думали, что хоть так кто-то пожертвует.

Вообще, телеканал действительно стал, как и хотел Медведев, не государственным, а общественным — в том смысле, что нищим и рассчитывающим только на бюджетные подарки. Таким становится любой общественный институт, организуемый государством, потому что государство и общество — это вообще из разных опер. И хотя власти усердно доказывают, что в России это на самом деле одно и то же, практика показывает, что организованное псевдо-общество быстро кончается, как только государство перестает давать денег. А то, что содержит кто-то другой, государство терпеть не готово, к телевидению это относится в первую очередь. Замкнутый круг получается.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама