суббота, 27 ноября 2021
$

Ключевой свидетель по делу "Росагролизинга" стал обвиняемым

Экс-гендиректор ООО "Вита" Сергей Цветков, бывший ключевым свидетелем по делу о хищении средств у "Росагролизинга", превратился в обвиняемого. Сейчас он находится за границей и объявлен в федеральный розыск.

Бывший генеральный директор ООО "Вита" Сергей Цветков стал обвиняемым по делу "Росагролизинга", сообщает в пятницу, 7 июня, газета "Коммерсантъ" со ссылкой на адвоката Цветкова Алексея Хорольского.
Цветков находится за границей. Еще будучи свидетелем он присылал следователям письменные показания из Таиланда. Цветков занимается кикбоксингом и был там на тренировочных сборах.
Сейчас он объявлен в федеральный розыск. Следователи добиваются его возвращения в Россию. Они считают, что, в том числе, обвиняемый должен лично подтвердить статус своего защитника. В свидетельских показаниях Цветков утверждал, что руководил "Витой" лишь номинально, на самом же деле занимался охраной объектов компании "Маслопродукт". По словам Цветкова, возглавить "Виту" ему предложил топ-менеджер "Маслопродукта" Роман Малов — он же в дальнейшем давал указания по деятельности "Виты".
Главными фигурантами дела " Росагролизинга" являются бывший замминистра сельского хозяйства и основатель группы "Маслопродукт" Алексей Бажанов и два бывших топ-менеджера компании Роман Малов и Сергей Дуденков. Все трое арестованы. Следователи полагают, что по созданной ими мошеннической схеме у госкомпании "Росагролизинг" в 2008–2009 годах были похищены 1,125 млрд рублей. Эти деньги должны были пойти на закупку оборудования для принадлежащего "Маслопродукту" маслоэкстракционного завода в Воронежской области. По документам поставщиком техники значилось ООО "Вита". Эта компания получила деньги за оборудование, но, по данным следствия, так ничего и не поставила. Деньги были выведены, а "Вита" ликвидирована.
Свидетелем по делу " Росагролизинга" проходит бывший министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник, в прошлом возглавлявшая госкомпанию. На договорах с "Витой", по данным издания, стояли ее подписи. Сама Скрынник в подлинности подписей усомнилась.