Александр Лобановский Все статьи автора
31 мая 2012, 14:58 1061

Игорь Юргенс: "Опять нужно будет ручное управление"

Россия, Санкт-Петербург. XIV Петербургский Международный Экономический Форум. Бизнес-диалог Россия – СНГ. На снимке: Игорь Юргенс, Вице-президент, Российский союз промышленников и предпринимателей, председатель Правления, Фонд «Институт современного развития»
Фото: Trend/ Павел Долганов

Игорь Юргенс известен как человек, призывавший президента Дмитрия Медведева к либеральным реформам еще год назад. В интервью dp.ru он рассказал, какие вызовы стоят перед новым правительством и что придется делать для их решения.

Что вы думаете о новом правительстве?

Эксперты оценивают перспективы работы новых министров в российском правительстве

Эксперты оценивают перспективы работы новых министров в российском правительстве

1094
Сергей Гуркин

– Это правительство на вырост. Там есть очень способные молодые люди. Но степень их самостоятельности и способности решить проблемы, которые, возможно, перед ними встанут, вызывает некоторое сомнение, потому что старшие товарищи почти в полном составе перешли в администрацию президента и будут внимательно следить за молодежью. И это, конечно, создает сложную бюрократическую и не только проблему. Потому что, конечно, такого рода контроль, с одной стороны, ослабляет чувство ответственности, а с другой – связывает по рукам. Поэтому посмотрим, как все будет развиваться. Но повторяю, на личном уровне, на уровне личности, там есть очень многообещающие назначения.

Как вы считаете, какие вызовы будут стоять перед этим правительством?

– Непроходящий вызов – это демографическая ситуация, падение производительности труда. Постоянные проблемы – это пенсионная реформа и старение населения, которое надо кормить убывающим количеством трудящихся; модернизация промышленности, модернизация самого главного нашего достояния – нефтегазового комплекса, в который надо вложить астрономические суммы для того, чтобы он продолжал производить и выдавать на-гора то, что нам нужно для сбалансированного бюджета, потому что месторождения уходят в северные, труднодоступные регионы; новые технологии, которые нужны везде; качество человеческого капитала, от квалифицированных рабочих до инженерного корпуса. К сожалению, система образования так сбоила, что мы сейчас сталкиваемся с этим как с самой крупной проблемой, которую как государство, так и частный сектор называют проблемой номер один. Завершение реформы армии – болезненная тоже вещь, дорогостоящая.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

То есть вызовов очень много. И справиться с ними просто в режиме спокойной работы в министерствах и ведомствах при том, что структура правительства сделана таким образом, что все цели ставятся в центре и делегирование полномочий на уровень губерний, самоуправления не просматривается, эта сверхцентрализация не даст возможности решать все эти народнохозяйственные проблемы в спокойном режиме. Опять нужно будет "ручное управление", опять нужно будет вмешательство самых высоких лиц. Все это, с моей точки зрения, очень большие вызовы.

Даются разные прогнозы по поводу перспектив главы правительства Дмитрия Медведева. Как вы считаете, долго ли он будет занимать пост премьер-министра?

–  Я желаю ему занимать его столько, сколько он сможет и захочет. Он уже поставил перед собой задачу выдвижения своей кандидатуры в 2018 году (на пост президента. – Ред.). Но мы назвали вызовы и, в какой степени он будет им адекватен в этой сложной системе двойного управления, посмотрим.

Вы были одним из авторов доклада, в котором говорилось о необходимости политических реформ в России. Сейчас возвращены выборы губернаторов, упрощена регистрация партий. Скажите, это реальные реформы или это больше имитация?

Медведев утвердил состав президиума правительства России

Медведев утвердил состав президиума правительства России

122
dp.ru

– Даже если это имитация, то, как говорил Керенский про царскую Россию, будучи демократом того времени, даже тот минимум свобод, который царю пришлось дать после революции 1905-1907 годов, дал огромный всплеск народной активности, промышленной и другой активности, и Россия стала развиваться такими темпами, что если бы не Первая мировая война, то по всем прогнозам мы бы были лидерами Европы очень давно.

Но в этом смысле даже те фильтрованные выборы губернаторов и та реформа по созданию партий, упрощающая все до такой степени, что возможны эксцессы, мягко говоря, на этом направлении, она все равно даст дальнейший рост активности, которая в первую очередь, конечно, определяется экономическими причинами, созданием более самостоятельного и решающего свою судьбу самостоятельно среднего класса. Это основа.

И в этом смысле мы призывали, конечно, к более масштабным реформам, которые открыли бы эти клапаны, которые засбоили, результатом чего Болотная и явилась. Но даже эти половинчатые реформы все равно дадут приток свежей крови и всего остального. Единственное, что половинчатость может вызвать опять и недовольство, и попятное движение. Это было бы очень опасно.

Как будет развиваться внутриполитическая ситуация? Будет продолжаться либерализация и политические реформы?

– Как вы знаете, у нас политика персонифицирована. Это во многом зависит от Кремля и его позиции. Посмотрим. Сейчас пауза возникла как минимум в общении. Я думаю, политический центр получает адекватную информацию о ситуации. Реакция не всегда адекватна, судя по закону о штрафах (за нарушения на массовых мероприятиях. – Ред.), в постоянном встраивании во все реформы, обещанные Медведевым, пока еще он был президентом, подстраховочных элементов. Это все есть, но то, что картина известна, масштаб проблем им известен, это очевидно. Как будут развиваться события дальше, это во многом зависит от подхода президента к этому. Посмотрим.

Вы занимаете пост председателя совета директоров НПО "Балтийский форум". Как вы оцениваете перспективы сотрудничества между Россией и Латвией?

– Потенциал есть. Торгово-экономические связи развиваются очень хорошими темпами. Товарооборот с Латвией в 1,5 раза больше, чем с Литвой. Товарооборот Латвии в сравнении с эстонским – в 5 раз больше. И в торговле с Латвией мы вышли на цифры, которые превышают всю нашу торговлю с Африкой, со всем континентом. Культурные и гуманитарные связи тоже замечательные. Но политические проблемы обострились.

В какой-то момент они выровнялись, дело шло к полной нормализации. Состоялся официальный визит президента Затлерса в Россию. И казалось, что мы уже вышли на абсолютно безоблачное, конструктивное сотрудничество двух добрососедских стран. Но потом состоялись выборы. Русское меньшинство оказалось крайне разочарованным и по результатам этих выборов настояло на проведении референдума по русскому языку. Референдум был в каком-то смысле результатом разочарования во власти, которая не пустила партию, защищавшую, в частности, интересы русского населения, – "Центр согласия".

Она завоевала большинство, 34%. По всем правилам лидеру такого объединения президент должен был предложить формировать правительство. Но было сделано все, чтобы этого не состоялось. Самые замысловатые коалиции стали создавать, чтобы только не пустить русскоговорящих и не дать ни одного места в кабинете. Это вызвало соответствующую реакцию, приблизительно такую же, как у нас на парламентские выборы. И результатом стал этот референдум. Он обострил ситуацию, расколол общество. Получилась одна четверть (тех, кто голосовал за придание русскому языку статуса второго государственного. – Ред.) к трем четвертям. И сейчас этот разрыв очень остро ощущается. Массовых протестов с выходом на улицу (хотя они тоже были) нет, потому что 400 тыс. человек, одна пятая часть населения, выехала на заработки. Экономический кризис так ударил по Латвии, потерявшей 24% ВВП, что единственным способом для людей были заработки за рубежом. На фоне всего этого крайне правые силы, да и латвийский центр сочли, что и референдум и все сопутствующие события – это рука Москвы. И, к сожалению, та тенденция замечательная, которая наметилась до визита Затлерса, теперь под вопросом.

Я надеюсь, конечно, что мы выправимся. Потому что, повторяю, экономика работает прекрасно, человеческие контакты замечательные. Но политическая ситуация обострилась. Но, кстати, обострилась она и в Литве, которая опять стала говорить о компенсациях за оккупацию, причем называют астрономические суммы. Причем этот разговор был уже закончен. И в Эстонии постоянно существует напряжение, которое после истории с "Бронзовым солдатом" из стадии "холодного мира" так и не выходило. Все это синхронизировалось. Я не сторонник конспирологии, но не исключаю, что наряду с активизацией Саакашвили, которого Балтика всегда поддерживала, это все – часть какой-то кампании на фоне наших внутренних событий.

Справка: Игорь Юргенс – председатель правления Института современного развития (ИНСОР), который называют "мозговым центром" Дмитрия Медведева, вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), профессор ГУ ВШЭ, председатель совета директоров НПО "Балтийский форум", кандидат экономических наук. Ранее был президентом РИО-центра, первым вице-президентом инвестиционной компании "Ренессанс Капитал", членом совета директоров страховой компании "РОСНО", председателем Всероссийского союза страховщиков.

Новости партнеров
Реклама