Алексей Плешков Все статьи автора
19 мая 2011, 00:00 62

Медвежья болезнь

Президент РФ Дмитрий Медведев впервые с 2008 года поучаствовал в большой пресс-конференции. Эксперты ждали сюрпризов. Например, сообщения об отставке Путина.

Отставка кабинета Владимира Путина, справедливости ради, так и осталась открытой темой. «У президента есть набор полномочий, в том числе по отставке правительства, -- напомнил президент РФ. -- Я этих полномочий не менял и от них не отказывался».

Каверзные ответы

Президент вещал около 2 часов на десяток телерадиоканалов из российской «Кремниевой долины», где должен появиться центр инноваций «Сколково». Его предшественник Владимир Путин предпочитал как трибуну интерьеры Кремля.

Ровно в час дня 18 мая дебютант появился перед журналистами в зале школы управления Сколково. По регламенту президенту можно было задать любой вопрос. Но уже в начале трансляции стало видно, что многие ответы президент будто бы читает, опуская глаза. Пронумерованные для удобства журналисты представили свои вопросы за несколько дней, список был подан на рассмотрение президенту.

Перец с солью

Остроту встрече придал во­прос западных журналистов о двух резонансных делах -- экс-главы «ЮКОСа» Михаила Ходорковского и погибшего в СИЗО юриста Firestone Duncan Сергея Магнитского, оказывавшего услуги инвестиционному фонду Hermitage Capital. На вопрос, представляет ли опасность выход на свободу Михаила Ходорковского, Медведев ответил: «Нет, не представляет». В отношении дела Магнитского президент обещал разобраться. Причем не исключил, что виновные есть как за рубежом, так и в России.

Еще одна любопытная деталь -- позиция президента в отношение партии олигархов «Правое дело», которую, как стало известно на днях, готовится возглавить владелец «ОНЭКСИМа» Михаил Прохоров.

Президент говорит, что присутствие этой партии в Госдуме РФ расширит представительство правых, консервативных кругов и это только «пойдет на пользу парламенту».

Сигнал из Петербурга

Инициированный партией «Единая Россия» скандал с отзывом сенатора Сергея Миронова, который в среду лишился места в Совете Федерации, президент прокомментировал так: «В отставке любого лица нет ничего сверхъестественного». После чего последовала инсценировка -- президент якобы получил сообщение про сенатора Миронова. Вообще, идея о том, что незаменимых людей не существует, проходила через все выступление гаранта российской Конституции красной нитью. Особенно ярко это было заметно в рассказе про увольнение половины генералов МВД.

В то же время внешнеполитические вопросы явно ставили президента в тупик. В частности, тема взаимоотношений России с НАТО была отдана на откуп будущим поколениям. Членство в европейских институтах, в частности, в суде по правам человека (ЕСПЧ), вызвало еще больше сомнений. Медведев упрек­нул ЕСПЧ в предвзятости.

Возвращение выборов губернаторов Медведев назвал нежелательным. «Процедура, которая есть, позволяет эффективно управлять государством», -- заявил он. Зато взаимоотношения с Северным Кавказом были определены однозначно. «Приоритет поддержки Северного Кавказа обязательно останется», -- сообщил Дмитрий Медведев.

Не такой, как Путин

Вопрос о взаимоотношениях с Владимиром Путиным, создававший главную интригу встречи, звучал неоднократно. «С моим коллегой и моим политическим партнером Владимиром Путиным мы совпадаем не во всем, но в стратегии мы близки, иначе мы не смогли бы работать», -- ответил президент. Он также допустил, что в будущем возглавит одну из российских политических партий.

В финале встречи президент России поделился мнением о северных оленях и сообщил, что после кризиса «мы достаточно быстро восстановились».

Гонка на месте

«Борьба в тандеме в первую очередь для публики, но с политической точки зрения она серьезная. Между Медведевым и Путиным есть принципиальная разница: люди, которые стоят за Медведевым, хотят вернуть страну в 1990-е, Путин -- в 2000-е», -- говорит директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

По словам эксперта, либерал Медведев -- это тот, за кого выступает Запад и кто в силу личностной специфики не может жестко контролировать ситуацию в стране. Поэтому в России может сработать сценарий Северной Африки -- возникнет хаос, позволяющий внешним силам контролировать сырьевые запасы страны через уполномоченные компании, без попыток привить демократию.

Политолог Евгений Минченко уверен, что Медведев и Путин принципиально не отличаются. «И тот и другой хотят сохранить существующую систему. Проигравшим в этой борьбе стенка не грозит», -- говорит он. При этом не стоит думать, что Медведев -- человек Запада. «Ему просто нравится, как на Западе, но как это сделать, он не знает, а список советников у него весьма ограниченный», -- резюмирует эксперт.

Встреча в цифрах

815 представителей российских и иностранных СМИ участвовали в пресс-конференции в Сколково 18 мая.

Выступление президента, решившего не ставить рекорды, длилось 2 часа 20 минут.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама