Роман Романюк Все статьи автора
22 марта 2011, 23:55 19895

Сергей Матвиенко дал эксклюзивное интервью "Деловому Петербургу"

Сергей Матвиенко

Сергей Матвиенко в эксклюзивном интервью "Деловому Петербургу" впервые рассказал о своих взглядах на бизнес, спорт и инновации.

Пообщаться с Сергеем Матвиенко удалось спустя почти год после нашумевшей публикации в "Деловом Петербурге" - "Империя" Матвиенко: чем владеет сын губернатора Петербурга" (прочитать этот материал можно здесь>>>). В том материале (основанном на открытых данных системы СПАРК) приводился список компаний, совладельцем которых на тот момент числился Сергей Матвиенко, а также экспертное мнение о возможной стоимости такого холдинга – почти $1 млрд. Однако, при подготовке той статьи собственного мнения Сергея Матвиенко получить так и не удалось.

В Петербурге определились чемпионы по уличным боям

В Петербурге определились чемпионы по уличным боям

8351
dp.ru

С тех пор структура и состав компаний холдинга "Империя" практически не изменились. Да и в поле зрения СМИ его глава за прошедший год попадал не часто. Вспомнить можно лишь несколько историй. Например, через прессу персону Сергея Матвиенко безуспешно попытались втянуть в конфликт вокруг некоторых арендаторов Хасанского рынка. В апреле 2010 года много шума наделала новость о внедорожнике въехавшем в витрину на Невском проспекте, за рулем которого оказался некий Матвиенко. Тогда Сергей вынужден был опровергать свое отношение к этому инциденту, пока не выяснилось, что витрину таранил его однофамилец - Михаил Матвиенко, (кстати, пасынок российско-украинского миллионера Вадима Новинского).

Затем в июле прошлого года Сергей Матвиенко покинул пост вице-президента "Банка "Санкт-Петербург" (который занимал с 2003 года), что тут же вызвало ворох догадок и версий касающихся причин и последствий такого шага. Ну и наконец, в октябре структуры холдинга Сергея Матвиенко продали "МегаФону" свою долю в ЗАО "Метроком" - эту сделку журналисты также не обошли вниманием (подробности читайте здесь>>>).

Последний новостной повод – состояние в 4,9 млрд рублей и 486 место в списке 500 российских миллиардеров составленном журналом "Финанс" по итогам 2010 года. Однако, как выяснилось в ходе личного интервью, Сергея Матвиенко гораздо больше интересуют те бизнес-направления, о которых в СМИ практически не упоминается:

"ДП": Сергей Владимирович, первый вопрос прямой – вы сами согласны с оценками экспертов в отношении ваших активов? Насколько цифры в $1 млрд или 4,9 млрд рублей соответствуют действительности?

Сергей Матвиенко: Вопрос насколько прямой, настолько же и банальный. Конечно, мне эти оценки не понятны. Более того, у меня у самого вопрос – а кто эти самые эксперты? Что они оценивали? Как? После того, как меня стараниями "ДП" одним махом "произвели" в долларовые миллиардеры у меня возникло подозрение, что "оценщиком" выступил сам журналист. Взял красивую цифру и все. Хотя может он и задал пару вопросов каким-нибудь своим знакомым, мол: "Может ли у Сергея Матвиенко быть миллиард?". Те отвечают: "Не знаем, но может быть". Вот так и состряпали "экспертное" мнение. В действительности любому бизнесмену известно, что все эти рейтинги притянуты за уши. Невозможно ставить напротив фамилии просто цифру и заявлять о том, что это его состояние. У любого бизнеса есть активы, есть пассивы, есть кредитные обязательства, о которых естественно в рейтингах не поминается.

Вспомните самый наглядный пример, человека, который много лет гулял по всевозможным рейтингам и спискам миллионеров. А теперь потонул в долгах и невозвратных кредитах так, что просит больше "не считать его бизнесменом".

Сергей Матвиенко покинул должность главы "ВТБ-девелопмент"

Сергей Матвиенко покинул должность главы "ВТБ-девелопмент"

7654
dp.ru

"ДП": Вы о Сергее Полонском (по версии "Финанса", в 2008 году он занимал 40-е место среди российских миллиардеров и его состояние оценили в 106 млрд рублей – прим. ред.)? Кстати вы знакомы?

Сергей Матвиенко: Конечно о Полонском. Все помнят приписываемую ему фразу "Все, у кого нет миллиарда, могут идти в жопу". И где он оказался теперь? А самое интересное – где те эксперты и журналисты, которые его в Forbes и "Финансе" неведомым состоянием наделяли? Они что не понимали, что все его миллиарды кредитные? Исходя из этого, в моем понимании – грош цена таким оценкам и рейтингам. Конечно, я на них смотрю. Но скорее с юмором и иронией. С Сергеем мы знакомы. И мне лично даже жаль, что его азарт и в какой-то степени авантюризм привел к нынешним последствиям. Он очень предприимчивый и креативный человек, но я считаю, что в бизнесе любой креатив должен сочетаться с взвешенной финансовой политикой, тогда не придется ни галстук есть, ни из бизнесменов "самоотчисляться".

"ДП": Получается, вы в своем бизнесе придерживаетесь консервативной финансовой политики?

Сергей Матвиенко: Конечно. Именно те, кто в предкризисные времена не "подсел на кредитную иглу" смогли относительно спокойно пережить кризис и сейчас укрепляют свои позиции.

"ДП": Так могли бы вы все же дать оценку своим активам?

Сергей Матвиенко: Опять вы за свое! Откуда такой интерес к деньгам в чужом кармане? Но даже если бы и захотел – не смог бы вам конкретную цифру назвать. Во-первых, сейчас мы проводим внутренний аудит всех своих компаний и проектов. Кризис существенно изменил ситуацию со спросом и предложением на различных рынках. Например, девелоперские проекты, подготовленные до кризиса, сейчас нуждаются в полной переработке – вплоть до смены изначальной функции объекта. Во-вторых, как и любой цивилизованный предприниматель, я развиваю бизнес на кредитные средства, но опять же банковские ставки изменились, от каких-то кредитов пришлось отказаться, какие-то реструктуризировать. И в-третьих, многие мои проекты реализуются в партнерстве, значит и стоимость проекта ценна именно этим партнерством. Если продавать его по частям – то он никому не нужен, а значит и ценности он никакой не имеет. Вот и получается, что при таком раскладе сейчас оценивать мой бизнес - это очередной выстрел в небо.

"ДП": Но ведь аудит для чего-то проводится? Будете что-то продавать?

Сергей Матвиенко: Любой предприниматель всегда готов что-то продать! Иначе это не бизнес. Но в нашем случае цель другая. Аудит необходим для того, чтобы произвести реструктуризацию холдинга, сделав его более эффективным, гибким и восприимчивым к инновациям. Не исключено, что это потребует и некоторого ребрендинга обновленной группы.

"ДП": Откажетесь от бренда "Империя"?

Сергей Матвиенко: Вы только и повторяете "будете продавать?" да "будете отказываться?". Оставлю пока этот вопрос без комментариев.

"ДП": Тогда расскажите - на какие инновации вы делаете ставку?

Сергей Матвиенко: В принципе, нам интересны любые инновационные идеи и продукты. Просто потому, что это такой же товар, только пока без красивой упаковки и налаженного сбыта. Венчурный бизнес, построенный на коммерциализации инноваций один из самых доходных в мире. На него и ставка.

"ДП": Но ведь венчурные инвестиции и самые рисковые, по статистике большинство стартапов проваливается не принося прибыли. Не боитесь разориться?

Сергей Матвиенко: Конечно, если вбухать все свои деньги в один-два проекта так и произойдет. Но мы-то собираемся построить систему культивации сотен, а то и тысяч новых идей и проектов в разных сферах. Конечно, будет создан наш собственный венчурный фонд. Но главной его задачей будет не вложение в конкретные стартапы, а привлечение к ним соинвесторов и других венчурных капиталистов через собственные гарантии. Такой своеобразный институт развития.

"ДП": Будете строить что-то вроде технопарка?

Сергей Матвиенко: Откуда у вас журналистов эти штампы? Раз инновации, то обязательно сразу какой-то технопарк нужно строить. Повторяю – строить будем систему! Систему поиска и точечного выращивания талантливых молодых ребят, которые через пять лет, окончив свои вузы, уже смогут вести нормальные инновационные проекты. Это может быть и их собственный бизнес и работа на крупных корпоративных заказчиков. Естественно, что наша с ними совместная задача максимально повысить их капитализацию – чтобы при выходе из проекта получить максимальный доход.

"ДП": Инновации – это дань нынешней политической моде? Отцы-командиры приказали "модернизироваться и инновационироваться" и все взяли под козырек?

Сергей Матвиенко: Опять вы все с ног на голову норовите перевернуть! То, что Медведев и Путин сделали ставку на инновационное развитие, лишь подтверждение того, что российский бизнес давно повернулся к инновациям. И чем больше невежественные граждане будут презрительно относиться к науке, инновациям и "прочим нанотехнологиям", тем дольше они будут жить в отсталой стране, из которой молодежь мечтает уехать.

"ДП": Хотите сделать науку и инновации модным молодежным трендом?

Сергей Матвиенко: Совершенно верно! Но не только модным, а еще и высокодоходным. Чтобы 25-летний парень или девушка понимали, что не нужно уезжать на запад, для того чтобы там набраться опыта, самореализоваться и получать достойные деньги. Все это можно получить и здесь, через создаваемую нами систему - не покидая Петербург, они смогут участвовать в проектах международного уровня. И не они будут искать работу за границей, наоборот - зарубежные заказчики будут приезжать к ним, чтобы заключить контракт. А в Европу или Америку наши ребята будут ездить на выходных – отдыхать и тусоваться.

Главная цель – дать нашей нынешней молодежи возможность для максимальной самореализации. Пусть эти ребята сами докажут, что они интеллектуальная элита города и страны, а главное, что продавать знания и идеи – то не только не зазорно, а напротив разумно и достойно. И чем дороже ты продаешь свои мозги, тем больше к тебе уважения! В каком-то смысле это социальный проект, направленный на повышение престижа ученых и инновационных менеджеров. Только не надо думать, что это какие-то пафосные слова. Просто мы понимаем – чем выше общество ценит интеллектуальный труд, тем больше мы можем на этом заработать. Но согласитесь, что зарабатывать, делая жизнь родного города комфортней – еще и приятно.

"ДП": Для себя тему инноваций вы как ученый выбрали давно – я про ваши диссертации.

Сергей Матвиенко: Это так. Я привык действовать последовательно и многое из того, что теперь планируется реализовать, было сформулировано в двух моих диссертациях защищенных ИНЖЭКОНе (кандидатская "Финансово-организационный механизм развития инновационного бизнеса" 2004 год и докторская "Теория и методология развития региональной экономики на инновационной основе" 2007 год – прим. ред.). Но помимо теории, инновационные подходы уже отработаны и на практике. Наглядный пример – система чемпионатов созданной мной и Вадимом Финкельштейном Лиги смешанных единоборств М-1 Global.

"ДП": Бои без правил? В чем же там инновационная основа?

Сергей Матвиенко: Как я уже сказал – главное построение системы. Мы смогли относительно новый для России спорт превратить не только в увлекательное шоу, но и самое главное – дать молодым и амбициозным бойцам выразить себя на ринге. Тем самым мы, во-первых, привлекая ребят в этот спорт, перевели уличную агрессию в спортивный азарт. А во-вторых, дали возможности каждому бойцу не просто показать свою силу и умение, но и добиться максимальных результатов – поднявшись на вершину пирамиды стать чемпионом мирового масштаба.

Суть системы в том, что в основе турниров М-1 находятся национальные чемпионаты стран мира под общим названием М-1 Selection (отбор). По их результатам формируются национальные сборные, которые представляют страну в международном чемпионате M-1 Challenge (вызов), а уже их победители выступают на М-1 Global. При этом, каждый этап – это шоу на котором зарабатываются конкретные деньги. Вот и получилась и социальная и коммерческая составляющая.

Такая же схема закладывается и в создаваемый сейчас венчурный проект – Фонд поддержки молодых разработчиков и инноваторов. Через объединенных в специальную социальную сеть молодых специалистов будут формироваться профессиональные команды, которые и будут подключаться либо к уже существующим инновационным проектам, либо получат шанс запустить собственный стартап, получив на него финансирование. А уже зарекомендовав себя, как успешная мобильная инновационная группа, эти молодые специалисты получат зеленый свет к крупнейшим российским и транснациональным заказчикам.

"ДП": Получается некий аналог Сколково в Петербурге, только для молодежи?

Сергей Матвиенко: Можно и так сказать, хотя, конечно, то же Сколково рассматривается нами как один из ключевых партнеров.

"ДП": Вы упомянули социальные сети как один из инструментов развития своего бизнеса – считаете его перспективным?

Сергей Матвиенко: Перспективным? Не то слово! Социальные сети и медиа – это огромная индустрия, которая стремительно развивается во всем мире и генерирует колоссальные денежные потоки. Марк Цукрберг с его $4 млрд – наглядный пример этого тренда. И Россия вот-вот войдет в этот глобальный процесс. Раздумывать тут некогда, у наших предпринимателей осталось буквально пару лет, чтобы успеть подготовиться к этой глобализации. Потом будет поздно. Для своего холдинга я однозначно определил социальные медиа как одно из ключевых бизнес-направлений. Именно они станут предметом основных инвестиций в ближайшие несколько лет. Хотите угадаю ваш следующий вопрос? Конечно же: "Какой объем инвестиций вы вложите в новые медиа?". Видите - я уже журналист не хуже вас (смеется). Так вот ответ – инвестиции могут составить десятки миллионов долларов. Большего пока не скажу – это предмет переговоров по созданию новых партнерств и компаний в этой сфере.

"ДП": А есть ли у вас как инвестора интерес к другим СМИ?

Сергей Матвиенко: В наше время поголовной информатизации, СМИ, как и все остальные медиа – безусловно инвестиционно привлекательны. Но, далеко не все из ныне существующих СМИ имеют шанс выжить и вкладываться в них бесполезно. Качество современных журналистов крайне низкое, а кадры в этом бизнесе – все! Возможно, придется мне заняться и этим направлением. Пока вы журналисты не научитесь создавать контент, за который потребитель с удовольствие будет платить (не важно – деньгами, просмотром канала или заходами на ваш сайт) никакой инвестор к вам не придет. Научитесь делать не чернушные, по нескольку раз переписанные придумки типа "Сергей Матвиенко – наркоман", а качественные проверенные материалы, заряжающие людей на позитив.

Причем этот позитив - это когда через обсуждение находится выход из конфликтной ситуации. Тем и хороши социальные медиа, что они позволяют сформировать коллегиальное мнение в отношении какой-то проблемы. А уже опираясь на это мнение, можно строить алгоритм решения этой проблемы. Пока, увы, у нас в России, в отличие от западных стран, нет медиа структур, способных на подобную социализацию. Потому у нас и медиа-магнатов нет. Нефтяные, торговые или строительные магнаты есть, а вот медиа-магнатов подобных, например, Руперту Мердоку нет!

"ДП": То есть вы готовы стать медиа-магнатом?

Сергей Матвиенко: Ну, до медиа-магната мне еще далеко, давайте я буду пока скромным медиа-магом (смеется).

"ДП": Тогда расскажите, как вас увлекла магия кино и как снимался фильм "Ключ саламандры", который сейчас стартует в прокате (о вирусной рекламе фильма читайте здесь>>>)?

Сергей Матвиенко: Кино мы заинтересовались в 2007-м, когда этот бизнес был явно на подъеме, и еще не было понятно, во что всё это выльется. Всегда хорошо браться за новую перспективную тематику, когда рынок подвижен и только формируется. К съемочному периоду подошли летом 2008-го. Хотя мне и было понятно, что начинались не лучшие времена для стартапов, отказываться от этого направления было бы глупо – оно чрезвычайно перспективное. Просто скорректировали планы роста, которые были грандиозными уже тогда, вплоть до открытия собственных производственных мощностей полного цикла. В итоге решили сначала отработать все схемы на первой картине, а после говорить о развитии бизнеса. Эта стратегия, кстати, оказалась выигрышной. Дело в том, что сейчас в кино наличие "железа" (камер, павильонов и т.п.) не определяющий фактор. Главное люди, которых вместе с техникой не закупишь.

В итоге на проекте мы активно пользовались аутсорсингом, вплоть до мировой кооперации – это, кстати, тоже пример формирования инновационных рабочих групп под конкретный проект, о которых я уже говорил. Часть графики делали в Италии, звуковые эффекты в Англии, музыку в США, павильоны арендовали здесь, в Петербурге – этот тип предложения в городе уже развит. Поскольку изначально ставилась задача сделать кино мирового технического уровня, привлекались лучшие специалисты – мастера спецэффектов, работавшие на таких лентах как "Рэмбо-3", например, оскароносный звукорежиссер Винсент Арнарди и так далее. Это, кстати, не так уж дорого, так как, как ни странно, цены в России сильно завышены, по сравнению с мировыми.

В итоге наш опыт показал – для производителя кино (если только вы не стремитесь главный доход получать от предоставления услуг) будущее не в построении стационарной производственной базы, а в создании логистической схемы, которая позволит использовать все лучшие наработки и лучших специалистов на сегодняшний день. Все дело в том, что вопрос локализации производства упирается и в кадровую проблему (потому что лучших под одной крышей за разумные деньги не соберешь) и в проблему технического прогресса. Мы были первыми в России, кто закупил в 2008 ультрасовременную камеру Red One, на которую снимали тогда самые прогрессивные мировые студии. Сейчас же это уже обычная техника, которая есть даже, если не ошибаюсь, в Петербургском институте кино и телевидения.

Современное профессиональное оборудование устаревает слишком быстро. Поэтому мы строим продюсерскую структуру, которая, опираясь на самые последние достижения, сможет делать продукт, который не стыдно продавать на мировых кинорынках. У этой схемы нет формальных ограничений, таких, как площадь собственных павильонов, количество техники и так далее. Это будет интеллектуальный центр, обеспечивающий производство десятков картин на уже существующей производственной базе, как российской, так и зарубежной. Наш первый фильм показал, что это реально.

"ДП": Получается в России киноиндустрии уже нет?

Сергей Матвиенко: Речь вовсе не идет об утрате самобытности национального кино. Технологический космополитизм как раз дает возможность делать русские фильмы, которые будут нормально восприниматься и у нас и на Западе, а зритель там не будет спрашивать: "Почему же у этих русских всё так странно снято?" Цель "Ключа саламандры" была приблизиться к голливудскому стандарту. При этом, наша картина о русских и о России. Более того, как сказал один из актеров в интервью к "фильму о фильме": "Это первое кино о России, действие которого происходит вне России". С первой частью я бы не согласился, но то, что, снимая про русских людей для мирового рынка совсем не обязательно использовать традиционные символы: водку, баню, балалайку, а также спорную по качеству картинку – факт, нами доказанный.

"ДП": А почему изменили название фильма с "Пятой казни" на "Ключ саламандры"?

Сергей Матвиенко: Рабочее название фильма "Пятая казнь" нам нравилось. Там была очевидная аллюзия, отсылающая к библейскому тексту, что, впрочем, рискованно в массовом кино. Кроме того, отсыл был тонким, неочевидным, что могло вызвать вопросы. В итоге появился "Ключ саламандры", что даже более соответствует содержанию, пусть и без философского подтекста. Кстати, и рекламщики новое название оценили лучше – как менее пугающее.

"ДП": Сколько в итоге занял процесс создания картины?

Сергей Матвиенко: Обсуждать синопсис мы начали в 2008 году – фильм готов сейчас. Это очень долго для серийного производства, но вполне допустимо для продукта, который мы выверяли, чтобы предъявить в лучшем виде и который являлся для нас тестом всей системы кинопроизводства. Ну и кризис съел примерно год-полтора.

"ДП": Были ли забавные истории в процессе съемок?

Сергей Матвиенко: Опять вы со своими банальными вопросами. Во-первых, все, что было смешно на площадке, не интересно в пересказе. А во-вторых, то, что смешно сейчас, было реальными проблемами и расходами. Например, когда утонула игровая лодка в джунглях, во время тропических дождей. Или как группа из сотни человек застряла в Таиланде во время революции.....

"ДП": Тогда еще один банальный вопрос - о кинопланах.

Сергей Матвиенко: В мировой киноиндустрии главное – имидж. Мы показали себя надежными партнерами на западе. Мы засветились в Голливуде. Например, Майкл Мэдсон сразу сказал, что хочет сниматься в продолжении фильма, хотя оно пока и не планируется. Рутгер Хауэр благодаря "Ключу саламандры" открыл для себя Россию и уже приезжал, чтоб проводить мастер-классы. Всё это – ресурс, который будет использован. Мы готовим новый фильм, который будет снят, я думаю, в Петербурге – интерес к городу в мире огромный и это – ресурс. В нем сыграют лучшие российские и мировые актеры, причем не сверх популярные сию секунду, а именно лучшие. Сейчас российский кинорынок переживает период, когда критичным является присутствие в картине лиц, раскрученных телевидением. Сегодня это – практически требование. Но подобный подход является профанацией: телешоу диктуют направление развития кино! Мы постараемся уйти от данного стереотипа, хотя бы потому, что нам свои фильмы показывать в Европе и Америке.

"ДП": Кстати про Америку, а как развивается там ваш спортивный проект М-1?

Сергей Матвиенко: Более чем успешно и это, прежде всего, заслуга моего партнера в этом бизнесе Вадима Финкельштейна. Ему удалось заключить контракт на трансляцию наших боев с одним из крупнейших платных телеканалов США – Showtime. Этот канал имеет 20 миллионную аудиторию в 130 странах и транслирует бои таких звезд как Майк Тайсон и Костя Цзю. Договор с Showtime в разы вырастил капитализацию М-1, поскольку через него мы теперь можем привлекать крупные рекламные контракты с российскими корпорациями желающими выйти на американский рынок. Кстати, первый поединок на Showtime с участием нашего бойца Артема Дамковского будет транслироваться на этой неделе 25 марта.

"ДП": А как дела у главного бренда М-1 - Федора Емельяненко? После последнего проигранного боя он вроде даже обмолвился об окончании спортивной карьеры?

Сергей Матвиенко: После того боя Федор конечно расстроился и сгоряча прямо на ринге сказал, что возможно пора ему уходить. Но Емельяненко опытный боец и сейчас он уже заявил, что бороться продолжит. На днях он летит в Амстердам, чтобы начать тренироваться и перенимать новые навыки. Будем менять его технику и стиль, чтобы соперники больше не смогли его "просчитать".

"ДП": Что происходит с проектом строительства Академии боевых искусств рядом с парком 300-летия Петербурга?

Сергей Матвиенко: Получены все необходимые согласования и приступаем к активному проектированию. Инвестиции в проект составят около $60 млн. Это будет самая современная специализированная арена для проведения спортивных мероприятий и шоу. Общая площадь объекта 30 тыс кв.м и помимо арены на 2-3 тыс зрителей он включает отель на 160 мест и ресторан. Такой формат выбран специально, чтобы можно было проводить крупные спортивные мероприятия и все команды и сопровождающий их персонал располагались в одном месте. Опять же на этой неделе к нам приезжала комиссия из Швейцарии, которая готова сделать нашу будущую арену местом проведения Международной олимпиады боевых искусств в сентябре 2013 года.

"ДП": Раз речь зашла о строительстве, то поведайте об остальных своих девелоперских проектах.

Сергей Матвиенко: Давайте вернемся к этой теме через пару месяцев. Просто по всем тем объектам, которые получены нашим холдингом на инвестусловиях сейчас идет корректировка проектов. Как я уже говорил – рыночная конъюнктура после кризиса изменилась и это нужно учитывать.

"ДП": Ну а как обстоят дела с проектами возглавляемого вами ЗАО "ВТБ Девелопмент"?

Сергей Матвиенко: Проект инженерной подготовки "Набережная Европы" (см. на фото>>>) сейчас находится в Главэкспертизе и рассчитываем, что в апреле он будет согласован. По плану этим летом Институт прикладной химии покинет территорию и переедет на площади, специально построенные либо реконструированные в соответствии с инвестиционным контрактом: это промплощадка в Капитолово в Ленобласти и административно-производственное здание на улице Крыленко. По плану мы должны приступить к реабилитации территории в августе этого года. Срок завершения проекта и объем инвестиций остается прежним - 2017 год и 47 млрд рублей.

Что касается "Невской Ратуши" (см. на фото>>>), то в апреле прошлого года мы вышли на стройплощадку. К концу года завершили работы по устройству свайного основания и шпунтового ограждения котлована. Сейчас активно ведутся монолитные работы. Сроки ввода также остаются плановыми - 1-я очередь (здание администрации) в 2012 году, 2-я в 21013 и 3-я в 2014 годах.

"ДП": Прокомментируйте события прошедшего 2010 года – уход из банка "Санкт-Петербург", продажа "Метрокома", историю вокруг Хасанского рынка.

Сергей Матвиенко: С банком "Санкт-Петербург" просто логически завершился многолетний период нашего сотрудничества. У банка свои задачи, у меня как бизнесмена теперь свои. Не исключаю, что со временем наш холдинг выберет ключевого банковского партнера, но пока этот вопрос в стадии переговоров. По "Метрокому" - это как раз пример коллегиального решения, когда сделка удовлетворяла интересам всех ее участников.

Ну а комментировать тот бред, который раздули журналисты вокруг якобы моих интересов пятилетней давности к какому-то арендатору Хасанского рынка и вовсе смешно. Ежедневно к нам в холдинг поступает десятки предложений о партнерстве – естественно, что большинство из них ни к чему не приводят. Я даже не в курсе многих отказов, поскольку это компетенция топ-менеджеров. Так вот, полагаю, что связывать через много лет какие-то свои проблемы с общением со мной, я уже сказал - смешно. Это как пример с огурцами из книжки "Физики шутят" про сравнительную логику: среди людей, родившихся в 1900 году и евших огурцы, смертность составила 100%. Вывод – огурцы смертельно опасны.

Из этой же серии и все попытки связать мой бизнес с должностью Валентины Ивановны Матвиенко. Мы с вами уже три часа разговариваем о сферах моих интересов, вот и объясните, например, какая связь между контрактом с американским телеканалом и Смольным? Может и его мама-губернатор пролоббировала?

"ДП": Уверен, что найдутся блогеры, которые найдут эту мистическую связь!

Сергей Матвиенко: Шутки шутками, но вы журналисты должны адекватно излагать информацию. У нас в руководстве страны достаточно людей, чьи дети успешные менеджеры или предприниматели и что? Многим из таких детей за 30 и они строили свою карьеру многие годы. Помогали ли им родители? В каком то смысле да – если ребенок с детства видит как его отец или мать вкалывают по 20 часов в день, у него появляется огромный стимул как минимум быть не хуже! Доказать, что ты сам чего-то стоишь – это огромная мотивация. Если вам покажут сына учителя английского, который не смог выучить этот язык, то вы первые засмеете и его и родителя. Чем же управленцы или организаторы бизнеса хуже?

Исходя из того я бы посоветовал журналистам быть более профессиональными и как минимум попытаться лично пообщаться с персонажем своего будущего материала, а не за глаза строчить "сенсационные статьи". А то получается как с неким Матвиенко, который на джипах в витрины на Невском проспекте въезжает (смеется).

"ДП": Вы, кстати, с этим Михаилом Матвиенко не встречались?

Сергей Матвиенко: Пока нет, да и не вижу смысла – не могу же я его заставить сменить фамилию. Пускай за меня развлекает желтую прессу.

Новости партнеров
Реклама