Корея отвлекает внимание от иранской нефти

Автор фото: Reuters
Ким Чен Ир и его сын (справа)

Противостояние между Южной и Северной Кореей снова вышло на первый план. Существует ли реальная опасность новой войны или удара стоит ждать с другой стороны?

Во вторник президент Южной Кореи Ли Мен Бак потребовал от правительства КНДР прекратить обстрел и не доводить дело до крупномасштабного конфликта. 23 ноября артиллерия Северной Кореи обстреляла приграничный южнокорейский остров. По данным France–Presse, загорелись 60–70 жилых домов, пострадали люди. Южнокорейские войска произвели ответные залпы.
Предыдущая волна напряженности между двумя "добрыми соседями" возникла весной 2010 года, когда южнокорейский корвет "Чхонан" был якобы потоплен северокорейской, а по другой версии —американской торпедой.
Южнокорейский военный корабль "Чхонан" взорвался и затонул в Желтом море 26 марта у линии разграничения с КНДР. Южнокорейская следственная комиссия с участием западных экспертов в мае объявила, что корабль был уничтожен торпедой с северокорейской подлодки.
"С кораблем все очень просто — корабль потопила нечаянно американская подлодка. Японцам нужно было обосновать сохранение военной базы на Окинаве, где американские моряки безобразничают: все малолетнее американское порно в Японии — с этой базы. Ситуация просто оказалась выгодной. Был назначен виновный — отсутствующий — Северная Корея", — говорит директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.
По словам эксперта, обострение отношений возникло на фоне возможного объединения Южной и Северной Кореи. Южно–корейский бизнес заинтересован в 28 млн очень дисциплинированных людей, готовых работать почти бесплатно.
"Полноценный конфликт не нужен ни тем, ни другим. Для Южной Кореи это подрыв экономики, да и Сеул на расстоянии 100 км от границы. Северная Корея войну не выдержит. С идеологией там все хорошо, там с рисом и топливом проблемы. Это обострение вызвано двумя факторами — изгибами политики Северной Кореи. Нужно условно придержать либералов и дать укрепиться армии, в любых целях, вплоть до усиления переговорных позиций армии перед сдачей и объединением с Южной Кореей. Южная Корея сказала — никакого объединения, только поглощение. Интерес южно–корейского бизнеса — 28 млн очень дисциплинированных, очень трудолюбивых людей, способных работать с энтузиазмом почти бесплатно. Условия в Северной Корее таковы, что в северокорейских леспромхозах на Дальнем Востоке люди поправляются в весе. Однако теперь южная Корея изменила политику. Но есть и другая тема — обострение ситуации с Ираном", — отмечает он.
C учетом всех предпосылок, корейский вопрос может отвлекать внимание в преддверии главной встречи Переговорной Шестерки (Россия, США, Великобритания, Франция, Китай и Германия) по ядерной программе Ирана. "Более глобальный кофликт — это нанесение ядерного удара по Ирану с подключением Израиля", — считает Михаил Делягин, — но, как сказал Черчилль, большинства войн в истории удалось избежать просто потому, что их удалось отложить".
В случае военного конфликта на Ближнем Востоке США могут получить доступ к месторождениям нефти на юге Ирана. При этом цены на черное золото в мире возрастут. Россия также выиграет в краткосрочной перспективе от роста цен на сырье. Однако в более существенном периоде потеряет потенциального независимого от США союзника, которых в мире сегодня всего два — Иран и КНР.
По последним данным, Министерство обороны Южной Кореи уже назвало действия Пхеньяна провокацией и заявило, что ответный огонь производился для защиты. При этом власти Южной Кореи ввели в стране высший уровень военной угрозы.