Геннадий Беляков Все статьи автора
22 сентября 2009, 00:00 206

Жатва на ниве издержек

Массовое сокращение издержек вызывает цепную реакцию. Когда конечный потребитель начинает экономить, производители теряют преимущества эффекта масштаба и доля издержек растет.

Необходимость резать «косты» в итоге распространяется как лавина, сказываясь и на секторе b2b — пересматриваются условия предоставления услуг, а от некоторых из них вовсе отказываются.

Экономия на персонале

В условиях, когда компании не только не увеличивают объемы производства, а наоборот, сокращают, одной из основных проблем становятся «лишние» люди. С них обычно и начинают резать. При этом доля расходов на персонал заметно отличается в компаниях разных направлений. Если в консалтинге, IT, банковской сфере затраты на персонал могут превышать 60%, то в строительстве и производстве ограничиваются 15%. По данным PricewaterhouseCoopers, в 2007 году затраты на персонал в России составляли порядка 15% от общих. По пути урезания затрат большинство идет путем сокращения окладной части и перевода сотрудников на «голый» процент вместо усложнения системы мотивации за счет увязывания премиальной части с конкретными показателями эффективности сотрудника, отмечает ретроградные тенденции Юлия Сахарова, директор петербургского филиала портала HeadHunter. Эксперт предлагает использовать более широкий спектр инструментов, напоминая о возможности снижения расходов за счет бонусирования персонала не живыми деньгами, а акциями компании. «Это не только снижение затрат компании, но и другой уровень мотивации, привязки персонала», — считает Юлия Сахарова.

Одной цепью

Лидерами потерь на корпоративном фронте из–за сокращения расходов на персонал стали поставщики основных составляющих соцпакета — добровольного медицинского страхования и услуг мобильной связи. По данным Федеральной службы страхового надзора, рынок в первом полугодии 2009 года сократился на 8% по сравнению с результатами первых 6 месяцев прошлого года. При этом клиенты редко полностью отказываются от оформления полиса, отмечает Павел Муретов, руководитель Северо–Западного дивизиона группы «Ренессанс страхование»: «Чаще стали оформляться бюджетные программы, исключающие дорогостоящие опции (например, стоматологию) или же страховые продукты с применением франшиз». Приобретение полиса с франшизой позволяет клиенту взять на себя мелкие убытки и благодаря этому значительно сэкономить на стоимости полиса, а страховой компании — снизить издержки и убыточность.

Кто–то теряет, а кто–то…

Если страховщики теряют из–за отказа корпоративных клиентов от части услуг, то операторам мобильной связи все нипочем. Сотрудники из корпоративных клиентов просто становятся частными, а для страховых компаний такая трансформация редкость. По этой причине в сфере услуг связи ситуация более радужная — доходы, по подсчетам Минкомсвязи, в первом полугодии выросли на 8,1%, при этом основной компонент — сотовая связь — увеличил доходы на 5,8%. Несмотря на это, в «телекоме», как и везде, активизировалась борьба с издержками. Согласно исследованию КПМГ среди российских телекоммуникационных компаний 42% респондентов сократили крупные инвестиционные проекты. По 8% респондентов предпочитают сокращение расходов на сетевую платформу и ее обслуживание, а также видят путь сокращения затрат в централизации функций и повышении эффективности межсетевого взаимодействия. При этом 17% отдали предпочтение сокращению административно–хозяйственных расходов и сокращению закупочной деятельности.

При этом сокращение издержек клиентами отдельным операторам связи на руку — рынок становится более мобильным, клиенты ищут более выгодные предложения. «Для альтернативного игрока стремление клиента сэкономить становится потенциальным драйвером роста. C другой стороны, снижение, где это возможно, стоимости уже подключенных услуг существующим пользователям приводит к падению выручки», — описывает сложившуюся на рынке ситуацию Денис Крамаренко, коммерческий директор петербургского филиала ОАО «КОМСТАР–ОТС».

Бог из машины

Долгое время IT–решения считались Святым Граалем в области управления издержками. Системные интеграторы предлагали продукты, способные все учесть, спланировать и забюджетировать. Вначале бюджеты внедрения были просто огромными, потом владельцы научились считать деньги, теперь же при выборе решения тщательно оценивается срок возврата инвестиций во внедрение. В эпоху отказа от инвестиций требования стали еще жестче. «По­явились новые клиенты, которые не просто заинтересованы в повышении эффективности своего бизнеса за счет внедрения ERP–системы, но требуют подробных объяснений, за счет каких именно решений это будет возможно. Клиенты интересуются не только решениями для сокращения издержек, но и решениями, направленными на получение дополнительного дохода», — рассказал Владимир Скородумов, директор направления отраслевых решений компании «КОРУС Консалтинг». Причем клиентов, сфокусированных на решении отдельных узких задач, таких как повышение производительности труда, сокращение объема запасов, управление кредиторской и дебиторской задолженностью, стало значительно больше.

Подход к ведению крупномасштабных проектов меняется. «Один из приемов, которые мы сейчас наблюдаем, — это разделение проекта на очереди согласно приоритетам бизнеса и внедрение частями. Таким способом заказчики парируют не только те риски, которые связаны с их собственным бизнесом, но и риски, исходящие от интегратора, — способность качественно выполнить большой проект в непростых экономических условиях», — отмечает Владимир Скородумов.

Массовое сокращение персонала не может и не должно превратиться в жатву.

Кстати

«Сургутнефтегаз» только за 2008 год успел организовать изготовление 700 единиц запчастей отечественными производителями.

Экономический эффект от реализации программы импортозамещения достиг 1,1 млрд рублей.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама