Весеннее обострение

Автор фото: flickr.com

Март – час "Х" для российской экономики. Именно в марте станет понятно, как глубокого кризис проник в экономику и насколько долго в ней обосновался. По крайней мере, так считают многие эксперты.

"В январе у нас был очень большой спад производства, ВВП, инвестиций, грузоперевозок, - говорит экономист Михаил Делягин. - Сейчас некоторое затишье, предприятия "доедают" оборотные средства. Они "доедят" их к концу марта. Тогда государству придется вливать новую порцию помощи в экономику. Вливание пойдет без контроля, потому что контроль ограничивает коррупцию. И тогда эти деньги опять начнут поступать на валютный рынок, опять будут вести к росту цен. Так что неприятности скорее начнутся в апреле".
Через полгода после начала полномасштабного кризиса (если считать отправной точкой крах Lehman Brothers) ясно, что качество антикризисного управления в России весьма низкое, если сравнивать с другими странами БРИК. Хотя в прошлом году экономика России росла теми же темпами, что и экономика других стран этой группы, прогнозы на 2009 год дают примерно 7% роста Китаю, 5% - Индии, рост около 2% - Бразилии, а России сулят не рост, а спад. Причем прогнозы касательно России все время пересматриваются в сторону ухудшения. Очевидно, Китай, Индия и Бразилия борются с кризисом значительно успешнее нас. Антикризисную программу других стран можно выразить четкой формулой. Так, Китай стимулирует внутренний спрос, США резко увеличивают расходы федерального правительства.
Теперь пессимисты предсказывают второй пик кризиса осенью. По их мнению, тогда по стране прокатится очередная волна сокращений и миллионы потеряют работу, пройдет очередное обесценение рубля и связанный с этим рост цен.

Михаил Делягин, экономист, председатель попечительского совета Института глобальной экономики:
"Паника разрушает, это дополнительный фактор дестабилизации всегда и всюду. Но, понимаете, паника возникает не на пустом месте.
Паника возникает, когда государство наглядно, безответственно и безграмотно демонстрирует пренебрежение своими служебными обязанностями. Каковы масштабы паники? Во II квартале 2008 года население продало иностранной валюты на $15 млрд, в III - примерно на $5 млрд, а в IV оно купило валюты на $30,1 млрд. Вот вам масштабы паники только в валютной сфере. Держит ли в этой ситуации дуумвират Медведев - Путин в руках хотя бы высшую бюрократию и топ-менеджмент крупных корпораций? Высшую бюрократию не держит.
Люди, которые изучают спецслужбы, говорят, что они вышли из-под контроля где-то с осени. Что касается Кудрина - Игнатьева, то и Медведев, и Путин юристы, им можно запудрить мозги, чем Кудрин и Игнатьев, как я понимаю, и занимаются. Вместе с Набиуллиной. А Шувалов сам не экономист. Что касается топ-менеджмента крупных корпораций, здесь есть очень простой показатель. Если топ-менеджмент держат в узде, то контролируются его доходы. В США на предприятиях, которые получили госпомощь, введено ограничение зарплат топ-менеджеров. А у нас в большинстве госкомпаний это до сих пор коммерческая тайна.
Когда в США две фирмы, получив государственную помощь, выплатили сотрудникам бонусы, началось расследование конгресса. Похоже, этих менеджеров заставят вернуть бонусы. У нас такое невозможно даже себе представить.
Что касается поездки Медведева в Лондон на встречу «двадцатки», я не знаю, что в сегодняшней ситуации Россия может предложить. Новую финансовую архитектуру, контроль за движением спекулятивных капиталов? Но если предлагать такое, то нужно хотя бы за собственностью спекулятивных капиталов начать присматривать. А мы же этого сейчас не делаем".
Валерий Андреев, доктор экономических наук:
"Пессимистические прогнозы сбываются не вполне. Элемент паники присутствует, но он сознательно подогревается определенными хозяйственниками, для того чтобы получить от государства даровые деньги и чтобы провести чистку персонала, поприжать персонал.
Бюджетные деньги достаются тем, кто ближе стоит к пирогу, громче орет и размахивает руками. Малый бизнес и средний ничего не получили, производство почти ничего не получило, кроме ВПК.
Дали деньги банкам, те их крутят, хотя можно было дать сразу промышленности в виде кредитов того же Центробанка.
Роль психологического фактора в разворачивании кризиса очень большая. Все помнят 1990-е годы, поэтому ожидают, что рубль будет валиться. И государство этому способствует.
Рубль обвалили почти на 50%, в значительной степени и без нужды, чтобы переложить бремя кризиса на плечи трудящихся, ну и сохранить резервы, конечно. Правительство состоит из теоретиков - определение инфляции они знают, но не знают, как она действует. Убеждение, что если бы мы внутри страны деньги тратили, то это вызвало бы инфляцию, - чистой воды идиотизм.
Ах, не будет покрытия рынков? Назавтра привезут из Финляндии йогурт, если у нас его не будет. И очень дешево - можно будет дешевле, чем в Финляндии, его продавать, и будет очень выгодно.
Потому что вы на другой рынок приходите. Ведь любое производство работает с недогрузом на 30-40%, чтобы быстро можно было развернуть его в случае колебания спроса.
Так что если бы правительство тратило деньги внутри страны, все бросились бы сюда заполнять образовавшиеся ниши и мгновенно их заполнили бы. У нас же не замкнутый рынок.
Почему нельзя с ножками Буша конкурировать? Потому что не едят американцы эти ножки, и тот, кто покупает в Америке филейчики, оплачивает всю курицу, так что ножки не стоят ничего. Попробуй конкурировать с ними!
Чтобы избежать кризиса, у нас надо вкладывать деньги в культуру, образование, строить дороги, инфраструктуру, которая у нас в полном запустении, и это не привело бы к инфляции.
А в Лондон Медведеву ехать особенно не с чем, это просто психологическая игра".

Михаил Хазин, экономист, президент консалтинговой компании "Неокон":
"Пик кризиса придется где-то на конец марта - апрель, как и предупреждали некоторые экономисты еще осенью. Некоторые, правда, думают, что это будет дно кризиса, а за ним последует подъем.
Это не так. Случится острая стадия кризиса, вызванная сокращением внутренних источников. Фактически мы окажемся в ситуации 1998 года, со всеми ее атрибутами: будет расти безработица, закрываться предприятия, расти цены на продукты, будет инфляция. Это в случае, если экономическая политика не будет изменена кардинальным образом. Никакой психологической подоплеки кризис не имеет.
Он на 90% спровоцирован политикой властей и только на 10% - внешними факторами. Даже обесценение рубля - это не психологический фактор, а сугубо экономический. Оно вызвано резким сокращением притока доллара на внутренний рынок. Денежные власти создали ситуацию, при которой единственный источник рефинансирования экономики - это западные кредиты.
По сути, сейчас источников финансирования нет совсем. Наша денежная система выстроена как довесок к западной, поэтому оказалась такой уязвимой.
Очевидно, что чем сложнее будет экономическая ситуация, тем сложнее будут отношения внутри дуумвирата Медведев – Путин".