Бывший банкир купил фармпроизводство под Петербургом

Автор фото: npfkem.ru

Экс–банкир Дмитрий Аграмаков стал владельцем НПФ "КЕМ", которая специализируется на производстве фармсубстанций.

В июле предприниматель стал единственным владельцем ООО "Научно–производственная фирма “КЕМ”". Предыдущий собственник — компания Grandise Solutions s.r.o., зарегистрированная в Праге, — вышел из учредителей, говорится в данных СПАРК.
Предприятие работает в посёлке Кузьмоловский Всеволожского района Ленинградской области. Завод разрабатывает и осуществляет промышленный химический синтез субстанций лекарственных препаратов, говорится на его сайте. По данным СПАРК, выручка компании в 2021 году выросла на 57%, до 1,4 млрд рублей, чистая прибыль — на 31%, до 320 млн.
Предприниматель действительно стал новым владельцем НПФ "КЕМ" и не связан с предыдущим чешским собственником, сообщил "ДП" гендиректор НПФ "КЕМ" Владимир Михайлов. По его словам, интерес Дмитрия Аграмакова к фармацевтической отрасли вызван сложившейся эпидемиологической и экономической ситуацией в мире. "Цель покупки актива — внести вклад в развитие отечественной фарминдустрии и обеспечить население России жизненно важными лекарствами и препаратами", — добавил он со ссылкой на самого Дмитрия Аграмакова.

В банки больше ни ногой

До фармацевтического бизнеса Дмитрий Аграмаков был связан с банковским сектором, будучи совладельцем мордовского Интеркапитал–банка. Эта кредитная организация фигурировала в уголовном деле 2000–х годов о подпольных банкирах, которых обвинили в выводе "в тень" 1 млрд евро. Сам предприниматель был одним из подозреваемых, говорится в открытых источниках. Впоследствии банк обанкротился.
Как передала "ДП" адвокат бизнесмена Екатерина Туфан, подробности сделки по покупке фармацевтического завода конфиденциальны. Она подчеркнула, что Дмитрий Аграмаков с 2013 года не входит в состав органов управления никаких банков и к финансовому сектору отношения не имеет.
В Интеркапитал–банке предприниматель владел долей 19,6%, самой крупной по сравнению с другими восемью бенефициарами. Арбитражный суд в 2018 году отказался привлечь Аграмакова к субсидиарной ответственности. А суды по арбитражным и уголовным делам установили вину председателя правления Интеркапитал–банка Кирилла Никитина в неправомерных действиях, приведших к банкротству кредитной организации, добавляет Екатерина Туфан.

Небольшой, но устойчивый бизнес

По данным аналитической компании RNC Pharma, НПФ "КЕМ" в последние годы занимается импортом иностранных фармсубстанций, в том числе умифеновира и мельдония. В общем объёме импорта компания занимает относительно небольшую долю — 0,9% общего денежного объёма ввозимых субстанций и порядка 0,5% натурального объёма (по итогам января–мая 2022 года). В 2021–м долю "КЕМ" эксперты оценивали в 0,4% в деньгах и в 0,3% в натуральном выражении.
О собственном производстве компании данных у аналитиков нет.
В "КЕМ" воздержались от оценки своих производственных мощностей. По данным Rusprofile, в числе контрагентов НПФ "КЕМ" — АО "Татхимфармпрепараты" и ФГУП "Московский эндокринный завод".
С инвестиционной точки зрения этот актив выглядит крайне интересным к приобретению, говорит исполнительный директор департамента рынка капиталов ИК "ИВА Партнерс" Артём Тузов. "Большинство фармацевтических субстанций производится в Китае и Индии, и Россия вынуждена закупать их за границей. Поэтому развитие производства фармсубстанций на территории страны можно отнести к задаче государственной значимости. Дмитрий Аграмаков сможет рассчитывать на государственную поддержку и приоритетную покупку производимых субстанций отечественными компаниями", — отмечает эксперт.
Предприятие стабильно прибыльное и имеет низкую долговую нагрузку. В разгар пандемии, в 2020–2021 годах, НПФ "КЕМ" увеличила чистую прибыль почти в 10 раз — с 34 млн в 2019 году до 320 млн в 2021–м. Можно ожидать и дальнейшего увеличения доходов на фоне роста спроса на импортозамещение. По оценке Артёма Тузова, предприятие могло быть продано за сумму от 900 млн до 1,5 млрд рублей.
"Причину сделки назвать сложно: в принципе это небольшой, но устойчивый бизнес. Вполне возможно, что это вложение конкретного топ–менеджера, который планирует его развитие", — рассуждает директор по развитию RNC Pharma Николай Беспалов. По его оценке, сфера синтеза фармсубстанций — одна из приоритетных в стране, она нуждается в развитии. "После объявления санкций вопрос независимости от поставок сырья хотя бы в отношении критически важных позиций жизненно необходим. Логично предположить, что сделка предполагает ставку именно на замещение импорта, поскольку когда–то у “КЕМ” были производственные возможности", — отмечает эксперт.

Импорт доминирует

В целом отечественные производители сегодня выпускают ассортимент примерно из 200 сравнительно простых фармацевтических субстанций: например, лидирующие позиции занимает вазелин и хлорид натрия. Сложным химическим синтезом занимается буквально два десятка компаний, добавляет Николай Беспалов. Долю импорта этой продукции на российском рынке по итогам 2021 года эксперт оценивает в 77%.
Крупнейший российский производитель фармсубстанций — компания "Медхим": по итогам января–мая она занимает долю 19,7% в натуральном объёме. В основном предприятие выпускает продукты переработки нефти, такие как вазелин и жидкий парафин. В числе значимых игроков этого бизнеса также Михайловский завод химических реактивов (18,5%), его основная продукция — простейшие неорганические соединения, например хлорид натрия и карбонат магния. Ещё один крупный производитель — "Мир–Фарм", на который приходится примерно 6% рынка от натурального объёма производства и который занимается синтезом сложных веществ, в частности умифеновира, говорят аналитики.